Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Резников остается на посту министра обороны Украины
  2. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  3. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  4. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  5. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  6. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  7. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну
  8. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  9. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ
  10. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  11. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  12. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам


Глава Белорусской железной дороги Владимир Морозов дал интервью госканалу СТВ. Он рассказал, как на предприятие повлияли санкции и как на работе сказывается арест вагонов Украиной (и что с этим собираются делать). Также он поделился, будут ли обновлены составы пассажирских поездов и запустят ли аэроэкспресс, который должен был довозить людей до Национального аэропорта Минск за полчаса.

Владимир Морозов. Скриншот видео СТВ
Владимир Морозов. Скриншот видео СТВ

Потери от санкций

В начале беседы главу БелЖД спросили, получилось ли у «европейских санкций убить нашу железную дорогу». Он ответил, что «экономика предприятия держалась и держится», но сложности все же есть. Инфраструктура позволяет отправлять 160 грузовых поездов на внешние стыки в сутки — сейчас идет только 60−70 поездов. По словам Морозова, когда закрылась Украина, «стали вводиться широкомасштабным фронтом санкции», в итоге к концу года на предприятии подходят к показателям, «пока не радующим».

— По вывозу нашей продукции к прошлому году мы на уровне 60%. Практически вывоз грузов из страны железнодорожным транспортом уменьшился почти на 9 миллионов тонн. Про масштаб цифр могу сказать, что если в январе мы вывозили 4 миллиона, в марте — 2 миллиона, то в июне, в июле мы выходим фактически на цифры январские. Но теперь потери, которые были в период выстраивания схем, конечно, присутствуют.

Белорусские вагоны, застрявшие в Украине

Владимир Морозов рассказал, что на 24-е февраля в соседней стране находились бригады трех грузовых локомотивов. В течение месяца через Польшу машинистов, работников Калинковичского и Лунинецкого локомотивных депо вернули домой. А украинских железнодорожников, которые застряли в Беларуси, отправили на родину.

В нашей стране с начала войны стоят около 500 украинских вагонов и два локомотива.

— Но они все подконтрольные, не конфискованы, мы их видим. Они сейчас находятся на территориях предприятий грузополучателей или тех партнеров, с которыми работали.

А у соседей, по его словам, остаются более семи тысяч белорусских вагонов, в том числе других предприятий. Они имеют «такой непонятный статус», Министерство инфраструктуры и железная дорога Украины «на контакт по этому вопросу пока не выходят».

— Вагоны были и с продуктами нефтепереработки, химическими удобрениями, строительными и продовольственными грузами — вся номенклатура, чем торговали с Украиной на тот момент, все вагоны были заняты этими грузами. У нас такая есть информация, что, вроде бы, они проходят как по уголовному делу, как они перевозили непонятно что и поэтому как бы на них наложен арест правоохранительными органами Украины. Мы понимаем, что это далеко не так. И, вероятнее всего, вагоны используются для перевозки, могут участвовать в разных событиях. <…> Задача: вернуть и оценить ущерб. Пять тысяч (вероятно, речь о вагонах. — Прим. ред.) для Белорусской железной дороги — это почти 900 миллионов рублей. Эти вагоны нам нужны. Они нам для модели нужны, для обеспечения потребности в перевозках.

В июле украинский суд арестовал три тепловоза БелЖД. Там заявили, что на них перевозили российских военных: «Россия использовала железнодорожную инфраструктуру Беларуси для подготовки к полномасштабному вторжению в Украину. По данным следствия, локомотивы были задействованы для перевозки личного состава, вооружения, военной техники и средств тылового обеспечения захватчиков к северным границам нашей страны. В дальнейшем они участвовали в боевых действиях против украинских сил обороны на территории Киевской и Черниговской областей». В сентябре также заявляли о наложении ареста на 390 вагонов белорусских и российских предприятий.

Сотрудничество с другими странами

Руководитель БелЖД вспомнил начало пандемии. По его словам, в марте 2020-го в соседних странах из-за COVID-19 «были приняты политические решения: именно отгородиться от нас, усложнить нашу жизнь». И теперь Белорусская железная дорога сосредоточена на работе «с настоящими партнерами» — в первую очередь это РФ.

В 2022—2023 году предприятие планирует увеличить частоту по маршрутам в Анапу, Адлер и Мурманск, рассматривает запуск беспересадочных вагонов в Псков. Также начал ходить туристический поезд «Белорусский вояж» из Москвы в Минск, Брест и Гродно — стороны готовят меморандум о работе на постоянной основе.

Когда появятся новые поезда и запустят ли аэроэкспресс

Тема обновления подвижного состава для перевозок внутри Беларуси, по словам Морозова, «сложная». Он сказал, что сейчас на БелЖД рассматривают вагоны компаний Stadler и Pesa для региональных перевозок эконом-класса.

— Потому что поезда уже вырабатывают свой срок. И в течение ближайших трех-пяти лет мы вынуждены будем отставлять их от движения.

Глава БелЖД рассказал, на каком этапе находятся старые планы соединить железной дорогой Национальный аэропорт с Минском, пустить аэроэкспресс, который должен был довозить людей до аэропорта за 40−45 минут. Работу над этим проектом в апреле остановили — тогда в Минтрансе заявили, что «никто не будет вкладывать деньги в тот проект, который нецелесообразен».

— Сейчас идет проектирование с участием бюджета Минска. В 2023 году проект у нас заканчивается, тогда будут оцениваться все затраты, которые необходимо сделать. И тогда определятся источники по реализации. Потому что это не только аэропорт. Может, он даже будет больше работать на индустриальный парк, а потом уже на аэропорт. Но это та связь, которая позволит сегодня и трудовыми ресурсами, и люди там жилье строят, воспользоваться городом.

«Люди — самое ценное и незаменимое»

Напоследок сотрудница СТВ спросила Морозова, что он считает самым главным достижением за почти 160 лет работы предприятия. Тот ответил, что коллектив «работает и будет работать, какие бы сложности ни возникали» и что самое «ценное, дорогое и незаменимое» — это люди.

— Люди знают, где они работают, и дорожат своим местом. <…> Важно, чтобы наши работники чувствовали себя очень уверенно, спокойно и надежно, — заключил начальник Белорусской железной дороги, где осенью прошли массовые увольнения по политическим мотивам (о них можно почитать здесь и здесь).