Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Какая вакцина лучше и кому надо обязательно сделать прививку? Врач-инфекционист ответил на вопросы о COVID-19
  2. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  3. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  4. Больше 390 тысяч белорусов живут за чертой бедности. В каком регионе их больше всего
  5. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  6. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  7. «Это трагедия». Читатели рассказали, как COVID-19 отразился на работе предприятий и учреждений образования
  8. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  9. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  10. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом
  11. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  12. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  13. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси
  14. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции

опубликовано: 
обновлено: 

Сегодня белорусский посол в России Владимир Семашко рассказал, что 9 сентября в Москве Путин и Лукашенко подпишут все дорожные карты интеграции (потом в дипмиссии уточнили, что слова посла были «не совсем корректно интерпретированы»). В любом случае, что означает их подписание для простых белорусов? Отношения двух стран станут теснее или это все же не приведет к существенным изменениям в политике? Об этом Zerkalo.io поговорило с экспертами Артемом Шрайбманом, Павлом Слюнькиным и Андреем Казакевичем.

Фото: пресс-служба президента РФ
Фото: пресс-служба президента РФ

«Эти карты больше нужны Лукашенко, чтобы продать подпись за новый кредит»

Политический аналитик Артем Шрайбман считает, что Лукашенко и Путин действительно могут подписать последние дорожные карты. Но добавляет: Владимир Семашко уже несколько раз анонсировал утверждение этих документов, поэтому относиться к его заявлению как к почти свершившемуся факту не стоит. Однако, по мнению Шрайбмана, у Минска не остается серьезных рычагов, чтобы и дальше затягивать этот процесс.

—  По сравнению с теми условиями, которые были два года назад, переговорная позиция заметно ослабла. Подписание дорожных карт может произойти именно сейчас, потому что у Лукашенко, кажется, больше нет способов выпрашивать у Путина поддержку. Пугать его дружбой с Западом и пытаться получить из этого какую-то выгоду он уже не может: никто в это не поверит. Остается вариант идти на уступки, — говорит Шрайбман.

По его мнению, подпись под документами не станет чем-то судьбоносным для отношений двух стран. Аналитик поясняет: судя по недавним заявлениям премьер-министра Головченко, некоторые дорожные карты предусматривают их исполнение вплоть до 2027 года. А это довольно долгий срок.

—  Мы знаем, что в белорусско-российских отношениях то, что рассчитано на многие годы, скорее дает пространство для нового торга. Пока что подпись под дорожными картами выглядит символической уступкой: речь идет не о реальном документе с фиксированными сроками реализации. И судя по заявлениям Лукашенко на последних конференциях, его позиция остается неизменной: никаких наднациональных органов (в том числе единого эмиссионного центра, счетной палаты, суда Союзного государства и единого таможенного органа. — Прим. Zerkalo.io) появиться не должно, как не должно произойти ущемления суверенитета Беларуси.

Так что же подписание карт в итоге даст Беларуси? По мнению аналитика, этот факт может быть истолкован Россией как уступка со стороны Минска. И если Путин пожелает выделить Лукашенко новый кредит, то утверждение документов вполне может стать поводом для такого решения.

—  Мне кажется, эти карты больше нужны Лукашенко, чтобы продать подпись за новый кредит или иные поблажки. Думаю, что Путин действительно понимает цену «бумажек», которые они подписывают. Есть ощущение, что ему больше интересны другие, институциональные, привязки, которые не поменяются с уходом Лукашенко. Например, переориентация белорусского экспорта и транзита на Россию и, возможно, военная интеграция, вплоть до размещения российских войск на территории Беларуси, — считает Шрайбман.

«Важно, какую цену Россия будет готова заплатить за такие соглашения»

Политический аналитик Европейского совета по международным отношениям и экс-дипломат Павел Слюнькин считает: пока рано утверждать, что все дорожные карты будут подписаны в Москве 9 сентября. И объясняет свою позицию.

—  Говоря о перспективах переговоров по интеграции, важно понимать, что общественность практически ничего не знает о том, как они проходят. За 2,5 года официальные представители сторон дали десятки многообещающих комментариев, что карты практически согласованы и вот-вот будут подписаны. Но в реальности этого не происходило, хотя каждая встреча Лукашенко и Путина сопровождалась соответствующими слухами, — говорит Слюнькин.

Он допускает, что пакет союзных программ может быть согласован и подписан до конца этого года, но дополняет, что это не гарантирует решения всех ключевых противоречий по вопросам налогообложения, таможенного регулирования и энергетики.

—  Более вероятно, что их просто попытаются спрятать за новыми эфемерными структурами, которым будет поручено заниматься исполнением соглашений, а также бюрократическими эвфемизмами типа «дорожных карт по имплементации». Важнее то, какую цену Россия будет готова заплатить за такие соглашения. Практическая реализация наиболее важных из них вызывает обоснованные вопросы, — добавляет Слюнькин. — Существенным индикатором состояния отношений между странами станет то, удастся ли Лукашенко вновь продать «поцелуи» в обмен на конкретную финансовую помощь. Это лучше расскажет о пространстве для маневра, которое осталось у Беларуси в вопросах интеграции, чем непосредственно сами подписи под документами.

«Лукашенко пошел на переговоры исключительно из-за стремления сохранить свою власть»

По мнению политолога Андрея Казакевича, учитывая сделанные Семашко публичные заявления, какие-то документы 9 сентября все же будут подписаны. Если же встреча завершится ничем, то, по мнению эксперта, это будет выглядеть странно.

—  Другое дело, что мы не сможем оценить, все ли документы подписаны и все ли удалось согласовать. Нам неизвестно ни точное число карт, ни их предметный охват. Возможно, какие-то направления и пункты просто будут исключены, чтобы продемонстрировать успехи и единство, — считает политолог.

Казакевич добавляет, что пока проекты карт не стали публичными, сложно сказать, какая из сторон пошла на большие уступки и насколько Россия смогла «продавить» свои интересы.

—  Думаю, об объединении стран речи все-таки не идет. Россия просто станет продвигать усиление своего влияния и контроля в отдельных секторах и сферах, а власти Беларуси будут стараться получить за свои уступки компенсацию. Но суверенитета в политико-правовом плане это касаться не будет. Стратегия будет заключаться в постепенном и относительно незаметном привязывании Беларуси к России. А это может растянуться на годы, — добавляет он.

Однако, по его мнению, любые документы, даже если они не работают, накладывают обязательства, о которых стороны могут вспомнить в будущем. Казакевич приводит в пример старые соглашения 1990-х годов (например, о создании Союзного государства). И добавляет, что они определяют рамки и формат двусторонних отношений, который сложно изменить. С «неработающими» интеграционными картами может быть аналогичная история.

—  Возможно, в итоге от подписания документов Беларусь как страна получит какие-то локальные выгоды, но стратегически это будет потерей самостоятельности и усилением внешнего контроля. Похоже, Лукашенко пошел на переговоры по интеграционным картам исключительно из-за стремления сохранить свою власть без учета интересов страны. Однако утверждать это наверняка можно будет, только посмотрев документы, — считает Казакевич.