Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  2. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  3. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  4. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  5. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  6. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  7. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  8. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  9. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  10. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  11. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области


Представитель Ватикана в Беларуси, апостольский нунций Анте Йозич уже занимается ситуацией с костелом святых Симона и Елены, который власти Минска решили забрать у религиозной общины. Об этом сообщили в нунциатуре.

Апостольский нунций в Беларуси архиепископ Анте Йозич. Фото: catholic.by
Апостольский нунций в Беларуси архиепископ Анте Йозич. Фото: catholic.by

«Канечне, сітуацыя складаная, і, канечне, яго эксцэленцыя гэтым займаецца», — так ответили на вопросы прихожан, позвонивших в нунциатуру. Дать какие-то более подробные комментарии там отказались.

Напомним, утром 6 октября стало известно, что власти приняли решение разорвать соглашение с общиной прихода святого Симона и Елены о безвозмездном пользовании зданием Красного костела. Само здание находится в собственности города Минска. Ранее, 26 сентября, в костеле при невыясненных обстоятельствах случился небольшой пожар, после которого районная администрация запретила эксплуатацию здания, внутрь перестали пускать верующих и священников.