Поддержать команду Zerkalo.io


Беларусь к концу этого года получит компенсацию за налоговый маневр России по нефти. А почему наша страна рассчитывает на возмещение? Сколько мы теряем на налоговом маневре и какую сумму нам могут возместить? Zerkalo.io рассказывает, что представляет собой налоговый маневр, почему для страны важно получить компенсацию по нему и какой может быть ее размер.

Чиновники много говорят про налоговый маневр в РФ. Что это такое и почему это важно для Беларуси?

Добыча и экспорт нефти — один из основных источников пополнения российского госбюджета. Чтобы увеличить налоговые поступления, в 2015 году в России решили постепенно к 2024 году снизить пошлину для экспортеров нефти до 0%, но при этом повысить налог на ее добычу. Эту реформу назвали налоговым маневром в нефтяной сфере. Новшество отразилось на ценах на полезное ископаемое, в первую очередь — для внутренних российских потребителей.

Для Беларуси налоговый маневр обернулся ростом стоимости нефти. Экспортная пошлина и до этого не применялась при поставках в нашу страну. При этом из-за повышения в России налога на добычу нефти ее стоимость для белорусского рынка начала расти.

Подорожание сырья в свою очередь сказывается на работе белорусских НПЗ, возрастает себестоимость произведенных ими нефтепродуктов. Эти потери Россия пыталась компенсировать снижением премии нефтекомпаний, которые поставляют сырье в нашу страну. Однако это лишь частично возмещает потери.

То есть получается, что на практике налоговый маневр для Беларуси означает постепенный уход от ценовых преференций при поставках нефти из России, ее стоимость фактически приближается к мировому уровню.

Какими еще проблемами грозит нам налоговый маневр

Россия из-за налогового маневра вводит для своих переработчиков нефти новый механизм субсидирования. В Беларуси для НПЗ такая возможность не предусмотрена.

Из-за этого в белорусский Минфин прогнозирует, что может сложиться непропорциональный рынок топлива: в нашей стране стоимость топлива в таком случае будет намного превышать цену топлива в России, а «российские нефтепродукты будут вытеснять белорусские нефтепродукты с нашего собственного рынка».

В какую сумму Минск оценивает потери от налогового маневра

Налоговый маневр в нефтяной отрасли в России начался с 2019 года, он продлится 6 лет. По оценкам Минфина Беларуси, за это время наша страна может потерять на маневре около 10 миллиардов долларов. Из них порядка 3 миллиардов приходится на обнуление пошлин, а остальная сумма — на ухудшение ситуации на нефтеперерабатывающих предприятиях.

К примеру, в 2019 году, по разным оценкам белорусских властей, потери были в пределах 300−400 миллионов долларов.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

А почему Россия будет возмещать нам потери от маневра?

Этот вопрос находится скорее в политической плоскости, а не экономической. К примеру, в 2011 году Россия отменила экспортную пошлину при поставках нефти в нашу страну после того, как страны подписали соглашения по единому экономическому пространству.

В последующем цены на нефть формировались в том числе с учетом интеграционных процессов между двумя странами. А сейчас Минск и Москва согласовывают дорожные карты по Союзному государству, что выступает дополнительным стимулом.

А какую компенсацию по факту может получить Беларусь

Каким может быть размер компенсации, сейчас сложно спрогнозировать, считают эксперты проекта «Кошт урада».

 — Это может быть абсолютно любая сумма — от нуля до 10 миллиардов долларов, заявленных ранее нашим правительством. Не думаю, что это будет 10 миллиардов, но какие-то средства компенсируются. Пока же это гадание на кофейной гуще.

Эксперты считают, что немаловажный момент, в каком виде Беларусь получит компенсацию. От этого во многом зависит, на что могут направить деньги.

— Компенсацию могут предоставить в виде скидки на нефть, — отмечают эксперты проекта «Кошт урада». — А могут в виде «живых» денег, которые будет возможно перечислить в золотовалютные резервы, за счет которых правительство сможет в том числе платить по госдолгу или поддерживать курс валюты.

Почему нам сейчас важно получить компенсацию

— ЗВР сократились, в бюджете нет лишних денег, ФСЗН тоже испытывает недостаток собственных ресурсов и получает поддержку из бюджета. Очевидно, что сейчас правительство испытывает дефицит финансовых средств. По долгам платить трудно, новые кредиты никто, кроме России, не дает, нет возможностей для существенного повышения пенсий и пособий, для резкого расширения мер социальной поддержки, — говорят эксперты проекта «Кошт урада».

Аналитики обращают внимание на то, что у нас уже второй год дефицитный консолидированный бюджет.

— Правительство прогнозирует, что в 2022 году дефицит сохранится и составит порядка 1,9 миллиарда рублей. Золотовалютные резервы в прошлом году сильно прохудились, они до сих пор не вернулись на прежний уровень и требуют денежной подпитки. Госдолг ежегодно требует 3−4 миллиарда долларов на погашение основного долга и процентов. Из-за санкций мы не можем заимствовать за счет евробондов, как это было раньше. Да и Россия не слишком спешит выделять кредиты в нынешней ситуации. В таких условиях для правительства крайне важны любые поступления, тем более — в валюте, ведь у нас в валюте госдолг, который нужно погашать и обслуживать.