Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  2. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  3. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  4. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  5. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  6. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  7. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  8. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  9. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  10. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  11. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  12. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  13. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  14. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
Чытаць па-беларуску


Белорусские власти пытаются наказать всех, кто попытался не согласиться с их политикой, а также тех, кто критикует роль, которую играет наша страна в российской агрессии в Украине. Об этом на презентации доклада о вынужденно уехавших за границу белорусах рассказала спецдокладчик ООН по правам человека в Беларуси Анаис Марэн.

Фото: TUT.BY
Протесты в Гродно, 2020 год. Фото: TUT.BY

— Мы попытались оценить реальное количество людей, которые покинули Беларусь, но не смогли получить точные цифры: у каждой страны, в которую уезжали белорусы, есть свои правила по обнародованию этой информации. Речь идет в том числе и о количестве виз, которые были выданы. <…> Я посетила страны, в которых белорусы находятся в изгнании, и провела опросы, чтобы узнать, какие у них есть трудности на местах. Впервые для того, чтобы защитить наши источники, мы решили использовать анонимность, — рассказала Марэн.

Спецдокладчик отметила, что в течение последних лет она и коллеги заметили следующие особенности политики белорусских властей:

— После мирных протестов 2020 года многие люди (35 тысяч, согласно нашим исследованиям) были задержаны по политически мотивированным делам и получили административные приговоры и штрафы. Выражение недовольства онлайн и офлайн наказывалось. Сейчас ситуация перешла в уголовное наказание. Второй тренд: сначала [со стороны белорусских властей] были преследования, угрозы, запугивания, но теперь их политика похожа на чистку. Они пытаются «очистить» гражданское общество от элементов, которые им не нравятся. Юристы, которые защищают людей, теряют свои лицензии на защиту. Налоговые органы приходят с обысками. Это означает, что в стране поддерживается атмосфера страха. Кроме того, в 2020 году были случаи, когда политических оппонентов «выталкивали» за границу.

В таких условиях, отмечает спецдокладчик ООН, у белорусов было два варианта: отправляться в тюрьму или заниматься самоцензурой.

— Белорусы выбрали третий вариант: они решили уехать из страны. Иногда это делалось очень быстро, если люди понимали, что им угрожает опасность. Иногда они чувствовали, что пришло время уезжать, когда всех их коллег начинали увольнять, участников телеграм-каналов вызывали на беседу, запугивали, — объясняет она. — Некоторые люди думали, что это будет временно, что в какой-то момент они смогут вернуться, поэтому ничего с собой не брали. Проблема в том, что когда вы спешно собираетесь и не знаете, в каком юридическом статусе вы находитесь по уголовному делу, у вас даже нет письменного подтверждения применения репрессий против вас.

Анаис Марэн отмечает, что если два года назад белорусские власти мешали людям протестовать и запугивали их, то сейчас их действия похожи на месть.

— Как будто государство хочет отомстить людям за то, что произошло в 2020 году. Власти занимаются охотой на ведьм и пытаются наказать всех, кто попытался или посмел критиковать правительство и политику, а также тех, кто критикует роль, которую играет Беларусь в российской агрессии в Украине. Диссидентов называют опасными экстремистами, террористами, которые являются угрозой для страны.

Марэн отмечает, что под давление властей Беларуси попадают не только представители оппозиции.

— Это и гражданские активисты, правозащитники (большинство из них работают сейчас в изгнании), юристы, работники сферы культуры, медицины, науки, СМИ. По сути, никто не может чувствовать себя в безопасности. Власти не щадят и их родственников. Люди говорили нам, что они боятся за своих детей и родителей, потому что они также подвергаются угрозам и запугиваниям.

Спецдокладчик отметила, что из-за войны в Украине многие белорусы давно находятся в «листе ожидания» на гуманитарную помощь. Она пояснила, что власти принимающих стран могут «делать больше».

— Но мы не можем их обвинять, потому что они не очень понимают, что происходит в Беларуси. К тому же сейчас у них есть поток мигрантов из-за войны. Им сложно понять, кого и как поддерживать, какие ресурсы на это выделять, — поясняет она. — Второй приоритет связан с легализацией белорусов. Это не только получение виз, но и выдача видов на жительство, разрешений на работу, социальной защиты для родственников семьи. Здесь нужно быть гибким: очень часто белорусы уезжают без каких-то документов, они не могут пойти в консульство и получить их. В данном случае [властям стран] необходимо стратегическое планирование. Гуманитарные визы даются на один год, и когда они истекают, многие люди не знают, что делать. Они все еще боятся возвращаться в Беларусь. Есть очень большие листы ожидания, поскольку правительства стран, в которых сейчас оказались белорусы, получают очень много запросов. И у них ограничено количество людей, которые могут обрабатывать эти запросы.

Кроме того, белорусские паспорта имеют определенную специфичность. Когда паспорт заканчивается или когда в нем нет пустых страничек, обмен документа на новый становится возможным лишь в том случае, если у человека есть постоянный вид на жительство за границей. Если же он временный, человеку говорят идти в консульство, ехать в Минск, менять паспорт и ждать несколько месяцев. Насколько я понимаю, это может занять очень много времени, и белорусы не чувствуют себя в безопасности, — добавила спецдокладчик ООН.