Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Затоплены восемь населенных пунктов и район Херсона, но пик наводнения впереди. Последствия уничтожения Каховской ГЭС
  2. Кремль ничего не может сделать с ситуацией в Белгородской области, российская ДРГ пыталась проникнуть на Харьковщину. Главное из сводок
  3. ЧВК Вагнера ввязалась в перестрелку с российскими военными и взяла в плен подполковника
  4. Минобороны Беларуси выделило рекордные 3,1 миллиона рублей на закупку дронов. Такие же Россия использует в войне с Украиной
  5. В Лидском РОВД скончался местный поэт Дмитрий Сорокин
  6. Украина обвинила Россию в подрыве дамбы Каховской ГЭС. Началась эвакуация жителей
  7. В Минобороны Украины заявили о «наступательных действиях на некоторых направлениях» и опубликовали карту с намеком
  8. «В феврале у нас пропала связь». Поговорили с сестрой Марии Колесниковой, которая уже 1000 дней за решеткой
  9. «Задача — опередить ГУБОПиК». Директор IT-компании сходил в КГБ и рассказал о специальном отделе для работы с донатившими айтишниками
  10. «Война в Беларусь придет, хотим мы этого или нет». Поговорили с известным белорусским IT-предпринимателем, сражающимся в Украине
  11. Частный борт нарушил воздушное пространство у Вашингтона, были подняты истребители. Самолет разбился


Комментируя ситуацию после установления регулирования цен, глава Министерства антимонопольного регулирования и торговли Алексей Богданов заявил, что «ситуация абсолютно нормальная». При этом бизнес до сих пор задается большим количеством вопросов — от конкретных деталей реализации постановлений Совмина до глобальных. Например, действует ли вместе с этими документами принятая ранее директива Александра Лукашенко о запрете на повышение цен. Вот какие проблемы есть у производителей, импортеров и ритейла.

Импортеры будут оставлять деньги за границей

Вопросов у импортеров все еще много, рассказал нам Семен (имена собеседников изменены).

— Во-первых, у импортеров остались вопросы с включением в отпускную цену логистических затрат при доставке товара до склада покупателя. Если производитель может сделать себе два прейскуранта (с указанием фактической себестоимости отгруженных товаров и с фактической себестоимостью остатка готовой продукции на складе), то у импортера такой возможности нет. А затраты на доставку при этом запросто могут превысить разрешенную постановлением норму наценки. Во-вторых, постановление Совмина во всех последних вариациях никак не изменило ситуацию с оплатой сетям бонусов, премий и трат на маркетинг для импортеров. Белорусским же производителям теперь ничего за продвижение платить не нужно. Понятно, что сети, потеряв часть доходов с этих участников рынка, будут стараться переложить этот груз на импортеров. Значит, затраты у нас вырастут.

Импортер рассказал, как часть компаний будет менять формирование цен, чтобы не работать себе с убыток. Теперь производитель будет повышать цены для дистрибьютора.

— Например, вы условно покупали сейчас товар по 10 рублей. Привозили в Беларусь и могли установить надбавку в размере 30%. На полке магазина этот товар оказывался по 13 рублей. То есть вы зарабатывали (без учета своих расходов) 3 рубля. А теперь производитель продаст вам этот же товар за 15 рублей. Вы добавляете те же 30% и продаете за 19,5 рубля. Но 5 рублей, на которые подорожал товар у производителя, остаются, например, в России. А здесь налоги будут платиться только с 4,5 рубля. Значит, в России будет уплачено больше налогов, а у нас — меньше.

По словам Семена, от того, что компании будут стараться оставлять деньги за границей, завышая входные цены, бюджет потеряет часть налоговых поступлений, которые получал, когда импорт работал по старым правилам. А товар при этом в магазине будет либо по старой цене, либо даже дороже.

— Важно понимать, что при введении государством всякого рода ограничений субъекты торговли включают режим выживания и ищут, а главное — находят варианты для работы, которые точно не будут направлены на пополнение бюджета тех, кто такие ограничения вводит. Причем это будут на сто процентов законные способы, потому что никто сидеть (оказаться в заключении. — Прим. ред.) не хочет, — отмечает импортер.

В ответ же на призыв искать способы уменьшения себестоимости и издержек на предприятии импортерам остается только сокращать персонал, говорит Семен. Потому что все остальные способы у частного бизнеса, как правило, оптимизированы по максимуму.

Мария, представитель другой компании, занимающейся импортом, рассказала, что после последних нововведений у них уже произошло сокращение штата. Уволили сразу около 25 человек. Остались только бухгалтеры и юристы, говорит она. Это было необходимо для того, чтобы сократить расходы. А в ближайшем будущем есть риск закрытия ее компании, которая существует вот уже 20 лет, так как в нынешних условиях она будет работать в лучшем случае в ноль.

— Максимальные надбавки, установленные на наши категории товаров, покрывают только транспортные затраты, соответственно, на зарплаты и внутренние нужды их хватать уже не будет, — объясняет Мария.

Торговля боится работать с убытками

Представитель торговли Иван указал на два основных момента, которые вызывают у него недоумение. Во-первых, это НДС для тех, кто платит налоги по упрощенной системе. Это — часть расходов. Но, по его словам, сейчас его нельзя будет относить к затратам, а нужно будет учитывать отдельно. Соответственно, еще больше сократится маржа, которую устанавливают продавцы.

Во-вторых, говорит он, ритейл теперь может покупать продукцию напрямую в России, без посредников в виде импортеров — так будет выгоднее. Но это будет иметь эффект обратный тому, чего хотят добиться власти. Так как в России нет ограничений по отпускным ценам, то там производители могут устанавливать любой ценник. Соответственно, с ростом цен на российском рынке белорусские торговые компании, покупающие продукцию напрямую там, тоже будут платить больше. Значит, вырастет и конечный ценник для покупателя. Но при этом государство будет иметь меньше налогов, ведь импортеры платят таможенные пошлины и НДС. А если у них будет меньше нагрузка, то снизятся и их выплаты в бюджет.

— Ни для кого не секрет, что в России совершенно отличные от нас условия работы — от налоговой системы и преференций до системы контроля. И часто некрупные российские продавцы не хотят усложнять себе жизнь дополнительной необязательной документацией. А о таких штуках как электронные накладные там многие даже не знают. В итоге, чтобы иметь их, тебе нужно самому открыть фирму в России и через нее себе же продавать в Беларусь, — рассказывает представитель торговли Павел.

В условиях, которые созданы постановлением Совмина, наступают такие противоречия, при которых работать с некоторыми старыми российскими поставщиками становится невозможно, говорит Павел.

— Сейчас перестали возить товар. Его просто нельзя продавать с теми надбавками, которые установили, — это ведь прямые убытки. По сути ты свой же заработок должен отдать, чтобы продавать продукцию. С 2023 года вообще никак не сможешь работать, надо будет все через российскую прокладку делать. Это как минимум удорожит товар.

По словам собеседника, остается вопрос: работает ли до сих пор директива Лукашенко о запрете роста цен. Если да, то как решается вопрос о том, что она противоречит директиве № 4 о развитии предпринимательства. Еще один его вопрос: если государство требует бизнес работать без заработка, а порой себе в убыток, то почему оно не снижает возложенные на компании и ИП налоги, которые тоже отражаются на ценообразовании. При существенном снижении максимальной торговой надбавки тот же НДС остался на уровне 20%. «Пусть государство тоже уменьшит свою часть пирога», — возмущается предприниматель.

— Да, наши производители тоже порой уходили от налогов, делая разного рода прокладки. Но если власти хотят с этим бороться, то достаточно упростить условия игры, а не вводить новые ограничения, — говорит Павел и добавляет: если постановления не отменят, то развитие черного рынка неизбежно.