Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  2. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  3. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  4. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  5. Резников остается на посту министра обороны Украины
  6. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну
  7. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  8. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  9. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  10. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  11. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  12. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ


Власти опубликовали довольно оптимистичный прогноз развития на 2023 год. После нынешнего падения ВВП более чем на 4% по итогам следующего года чиновники надеются на его рост на 3,8%. Средняя зарплата увеличится на 18%, а рост реальных доходов запланировали больше, чем было их проседание в этом году. Насколько реалистично достичь установленные показатели.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Что прогнозируют госструктуры

В Минске надеются, что в следующем году экономика вырастет на 3,8%. Для сравнения, по итогам десяти месяцев этого года она просела на 4,7%. Средняя зарплата по итогам 2023-го, по прогнозу чиновников, составит 1938 рублей, то есть увеличится на 18% к уровню октября 2022-го. Это при том, что с сентября средний уровень заработка стал снижаться даже в номинальном выражении. Примечательно, что недавно глава Минтруда называла другой размер средней зарплаты в 2023 году — 1845 рублей.

Рост реальных доходов в 2023-м после падения на 3,8% запланировали на 4,1%, следует из указа, опубликованного на Национальном правовом интернет-портале. Инфляция ожидается не выше 7−8%. В этом году даже после запрета на повышение цен она была 15,2%.

Рост инвестиций в основной капитал ожидается на 22,3%, хотя в этом году они сильно просели. Экспорт увеличится на 5,5% (за девять месяцев этого года он сократился на 3,3%).

Денежно-кредитная политика будет направлена на сдерживание инфляции. Ставку рефинансирования планируют сохранить на уровне 10−11%. «Предусмотрено формирование надлежащих ресурсных источников для удовлетворения платежеспособного спроса на кредиты для финансирования инвестиционных проектов. Оценивается, что требования банков к экономике вырастут на 17−21%», — отмечается в прогнозе. Средняя широкая денежная масса вырастет на 12−16% в годовом выражении, в рублевая — на 10−12%.

Какие вопросы есть по прогнозу чиновников

Если учитывать нынешнюю экономическую ситуацию, то довольно сложно разделить оптимизм правительства. Практически по всем показателям белорусская экономика переживает ухудшение к прошлому году. Снижаются не только реальные, но и номинальные зарплаты, ВВП ушел в минус даже больше, чем во время рецессии 2015−2016 годов. Инфляция достигла десятилетнего рекорда.

Во многом ухудшение экономического положения связано с действиями самих властей. В первую очередь это содействие официального Минска военной агрессии России против Украины, что отразилось на разрыве торговых отношений южного и западных соседей с нашей страной, введением санкций и уходом из Беларуси части иностранных и отечественных компаний (вместе с их инвестициями и капиталом).

При всем этом причин для изменения ситуации не видно. Война продолжается, а белорусские власти, как и прежде, помогают стороне агрессора. Соответственно, введенные санкции не могут быть отменены, ушедший капитал не вернется, а внутриэкономическая ситуация продолжает оставаться под влиянием неопределенности и высоких рисков. Причем не только в связи с этими факторами, но и в силу изменения условий со стороны властей: ограничения цен, повышения налогов, риска уголовного преследования за небольшие нарушения новоиспеченных нормативных актов. Экономику тянут на себе сельское хозяйство (в период уборочной кампании) и информация и связь. Спрос снижается, а негативные ожидания остаются довольно высокими.

Во внешней торговле и частично в вопросе привлечения инвестиций белорусской экономике помогает Россия, меньше Китай и другие так называемые дружественные страны. Но усиление торговых отношений с ними не может изменить фундаментальные причины, которые необходимы для улучшения экономического положения страны.

Кроме этого, некоторые установленные властями прогнозные параметры на следующий год отчасти противоречат друг другу. Например, для стимулирования роста ВВП предстоит сделать более доступными финансовые ресурсы. Это возможно за счет мягкой денежно-кредитной политики. Но побочным эффектом этого может стать ускорение инфляции. Если же правительство будет сдерживать инфляцию принятыми в мировой практике инструментами (то есть политикой Нацбанка, а не повсеместным запретом роста цен), то параллельно такие действия будут сдерживать рост экономики.

Что касается роста зарплат белорусов, то здесь картина тоже неоднозначная. Если в бюджетных организациях их можно повышать по указке сверху, то в частных — нет. Для того чтобы росла оплата труда в частном секторе, компании должны развиваться и больше зарабатывать. В условиях, когда извне давят санкции, а внутри страны — ограничения чиновников, потенциальное увеличение налоговой нагрузки, высокие риски и неопределенность, вряд ли можно говорить о развитии и росте. Это значит, что рост средней зарплаты на прогнозное значение тоже можно ставить под сомнение.

Тем не менее, как видно из прогноза властей, следующий год должен стать восстанавливающим для белорусской экономики после падения в этом году. Как отмечал ранее экономист Дмитрий Крук, в случае, если все-таки планы правительства исполнятся, это будет означать восстановление экономики примерно до уровня 2021 года. Кто знает, может, правительство Беларуси изобретет свой уникальный путь для достижения поставленных целей.

Но даже если это не получится, то ответственности никто не понесет. Беларуси не привыкать к тому, что прогнозы социально-экономического развития в нашей стране постоянно устанавливаются, но часто так и не становятся реальностью. Например, благодаря политике Нацбанка с 2017 по 2019 годы у нас была непривычно низкая инфляция. По инерции правительство продолжило прогнозировать ее на низком уровне и после. Но с 2020 года ни разу этот прогноз не исполнился. Например, в этом году ее уровень ожидался не выше 6%, хотя было очевидно, что сдержать его практически нереально, даже если бы не было фактора войны. А с ним инфляция превысила уже 15%. За последние шесть лет ровно в половине случаев не реализовывался прогноз по росту ВВП. Тем не менее правительство продолжает смотреть на него с оптимизмом. А вот прогноз по реальным доходам населения за этот период чаще всего превосходил ожидания. До этого года. На 2022-й он ожидался на 2% выше прошлогоднего, а по факту ушел в минус.