Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Поручение исполнено. В общественном транспорте Минска сняли объявления о необходимости носить маски
  2. Суд ЕС распорядился штрафовать Польшу на 1 миллион евро в день
  3. «Перекличка» тунеядцев, пересмотр пенсий и пособий, рост тарифов, дедлайн по налогам. Изменения ноября
  4. «Мы не хотим быть подопытными кроликами». Читатели рассказали, как организации стимулируют их прививаться (и как это не всегда работает)
  5. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  6. Елена Богдан возглавила систему здравоохранения Минска. До этого она была замминистра
  7. «Симптомы появлялись волнами». Истории людей, которых после COVID-19 не отпускают новые болезни
  8. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  9. О муже, детях, санкциях и переговорах. Тихановская дала часовое интервью главреду радиостанции «Эхо Москвы»
  10. Хлебокомбинат объявил о дефолте по своим облигациям. Ранее он предупреждал про риски митингов и мирового кризиса
  11. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси
  12. С 1 ноября повысят цены на сигареты, некоторые подорожают на 95 копеек
  13. Дети ГУЛАГа подали в Верховный суд России на Госдуму. Они 70 лет не могут вернуться домой
  14. В вузы предлагают поступать по-новому. Посмотрели как
  15. Лукашенко: соблюдение масочного режима полезно, но культура использования защитных средств есть только у врачей
  16. «Силовики боятся: вдруг все отмотается назад и люди снова начнут выходить». Психолог о страхах белорусов
  17. Беларусь переходит на антиген-тестирование — это плохо? Подробно объясняем разницу между тестами на коронавирус
  18. Belavia отправила три новейших самолета Embraer в Казахстан — для них ищут временную стоянку
  19. Немецкие правоохранители рассказали о схеме «белорусского транзита» мигрантов
  20. Покушение на Лукашенко и первые президентские выборы: каким был 1994 год в истории Беларуси
  21. Для некоторых грибников, огородников и пчеловодов могут ввести налог
  22. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси


Вчера Владимир Путин сообщил, что на прошедшей в Кремле встрече с Александром Лукашенко были согласованы все 28 программ союзного строительства (точное содержание которых широкая общественность не знает до сих пор, но есть краткое). Сегодня документы были одобрены правительствами двух стран, а до конца года планируется провести заседание Высшего госсовета (ВГС) Союзного государства, на котором программы утвердят. Таким образом, практически трехлетняя эпопея с планированием шагов по развитию белорусско-российской интеграции, кажется, как никогда близка к завершению. Zerkalo.io вспоминает, с чего начиналось обсуждение, что было известно о содержании обсуждаемых программ и как менялся статус самих документов.

2019: 31-я карта и протесты в Беларуси

Работа над проектом по разработке «дорожных карт» интеграции стала следствием кризиса белорусско-российских отношений, сложившегося к концу 2018 года. Беларусь была недовольна ценами на российский газ, ограничениями по доступу на российский рынок для белорусских товаров и — главное — «налоговым маневром» в нефтяной отрасли России, в результате которого РБ в течение шести лет могла недополучить в бюджет более 11 миллиардов долларов. Со своей стороны, Россия заявляла, что решение этих вопросов может быть найдено только после углубления интеграции в рамках Союзного государства. В самом конце 2018 года тогдашний премьер РФ Дмитрий Медведев и вовсе заявил, что на дотации со стороны России Беларусь может рассчитывать только в случае реализации договора о Союзном государстве 1999 года со всеми его атрибутами: наднациональными органами власти, единой валютой, общей таможенной службой и другими элементами.

Белорусская сторона сначала резко отреагировала на предложения Москвы, однако после нескольких встреч Лукашенко и Путина в конце 2018 года было решено создать рабочую группу из членов двух правительств, которые до конца 2019 года должны были подготовить документ под официальным названием «Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений договора о создании Союзного государства». Фактически стороны подтверждали актуальность договора 1999 года и решили конкретизировать действия по его воплощению в жизнь. Подписать программу планировали 8 декабря на заседании все того же ВГС.

Уже в июне 2019 года глава Минэкономразвития России Максим Орешкин сообщил, что согласовано 90% программ. «Если вы помните, три недели назад, когда премьер-министр Беларуси приезжал, во вступительном слове в дискуссии с Дмитрием Анатольевичем Медведевым он называл цифру в 70%. Я думаю, что сейчас уже можно сказать, что у нас 90% документа согласовано», — заявил тогда Орешкин. По риторике обеих сторон казалось, что процесс много времени не займет.

Правда, уже к ноябрю процент согласованных документов, по словам представителей рабочей группы, значительно упал. В начале ноября издание «Коммерсантъ» со ссылкой на собственные источники сообщало, что согласованы 16 из 31 дорожной карты. После встречи премьер-министров двух стран число подросло до 21 карты. На согласование 10 карт оставалось меньше месяца. При этом стороны подчеркивали, что частичное согласование документов их не удовлетворит, задача — к декабрю договориться на 100%.

Фото: Reuters
Путин, Медведев и Лукашенко. Фото: Reuters

В декабре Путин и Лукашенко встретились в Сочи — однако так ничего и не подписали. По итогам встречи стало известно, что сторонам осталось согласовать 8 дорожных карт (об этом сообщил посол Беларуси в России Владимир Семашко). 20 декабря Максим Орешкин заявлял, что нерешенными остаются три блока вопросов: по нефти, газу и налогам. А 23 декабря первый вице-премьер Беларуси Дмитрий Крутой сказал, что все дорожные карты уже почти согласованы, оставшиеся пару вопросов «доуточнятся в ближайшие два-три дня». «Мы подберем время, чтобы наши лидеры в торжественной обстановке его подписали или парафировали», — сказал Крутой.

Однако в тот же день — 23 декабря — прозвучало заявление Дмитрия Медведева о том, что существует 31-я дорожная карта, посвященная дальнейшей интеграции, «включая такие институты, как наднациональные органы, единая валюта и единый эмиссионный центр». По его словам, приступить к ее исполнению планируется после выполнения 30 предыдущих «дорожных карт», которые предусматривают унификацию законодательства по всем направлениям жизни государства.

На эту информацию резко отреагировала белорусская сторона. Уже через несколько дней Александр Лукашенко заявил, что 31-я «дорожная карта», предусматривающая создание наднациональных органов или введение единой валюты, даже не обсуждается. «Мы два суверенных государства. Да, мы продвигаем интеграцию, но ту, которая не ущемляет суверенитет. Эта 31-я „дорожная карта“ или план… план строительства наднациональных органов. Мы с Путиным вообще исключили разговоры об этом — еще в Сочи», — заявил он в интервью радио «Эхо Москвы».

Отметим, что все переговоры проходили в достаточно таинственной атмосфере, а полный список всех карт и, тем более, их содержание никогда не публиковались. О том, что предлагалось принять, можно было судить по утечкам, публиковавшимся в СМИ. Так, газета «Коммерсантъ» утверждала, что дорожные карты предполагают частичное объединение экономик двух стран с января 2021 года. Речь шла о единой налоговой системе, едином внешнеторговом режиме и Гражданском кодексе, практически объединенных банковских секторах, общем госрегулировании отраслей экономики и едином регуляторе рынка энергоресурсов. Таможенную политику предлагалось унифицировать вплоть до общей таможенной службы.

Во многом именно атмосфера таинственности и потенциальной угрозы белорусскому суверенитету спровоцировала то, что в Минске во время встреч Лукашенко и Путина в России трижды проходили акции протеста. Примечательно, что милиция вела себя по отношению к массовым выступлениям на улицах относительно корректно: сами акции не разгоняли, а наказали только организаторов — и то постфактум. Из-за этого многие предполагали, что акции протеста в Минске были выгодны белорусским властям для отстаивания своей позиции в России.

Одна из акций против интеграции, декабрь 2019 года

В итоге до конца года стороны так ничего и не подписали, а работа по финализации проекта была отложена на следующий год.

2020: Тишина на интеграционном поле

С начало 2020 года вопросы интеграции резко ушли на второй план — как для Беларуси, так и для России. Причин этому было несколько. В нашей стране начинали готовиться к новым президентским выборам, и внимание публики быстро перешло к этой теме. Серьезные изменения происходили и в России, где власти решили "поправить" Конституцию и «обнулить» президентские сроки Путина (некоторые эксперты считали, что это повлияло на интеграцию не только косвенно, но и напрямую — мол, изначально в России планировали «обнулиться», используя белорусский интеграционный проект и учредив для Путина новую должность в Союзном государстве). Кроме того, в мире начиналась пандемия коронавируса, которая также сместила вопросы интеграции на второй план.

Лишь в феврале прозвучали фразы Александра Лукашенко о «понуждении» к интеграции со стороны России, а в марте глава белорусского МИДа Владимир Макей заявил, что не видит смысла продолжать работу с Россией над дорожными картами по углублению интеграции, пока не будут решены вопросы с поставками российской нефти в Беларусь. В целом интеграционная тема практически исчезла из повестки, лишь изредка проявляясь очередными «сливами» о содержании документов, которые планировали подписать стороны. Так, РБК сообщал, что в ходе переговоров об интеграции Москва предлагала Беларуси создать 12 наднациональных органов, в том числе единый эмиссионный центр, счетную палату, суд Союзного государства и единый таможенный орган.

Интеграционная повестка вновь всплыла после президентских выборов в Беларуси и последовавших за ними самых крупных в истории страны протестов и политического кризиса. Из-за массовых репрессий официальный Минск разругался с Западом, отношения с которым в последний год выходили на невиданно высокий уровень. Не имея международной поддержки и в условиях жесткого политического кризиса белорусские власти обратились за помощью к восточному соседу — и получили от того кредит в 1,5 миллиарда долларов. Уже в сентябре в повестку вернулся и вопрос с дорожными картами. Сначала о продолжении работы заявил Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота, а чуть позже факт возобновления обсуждения интеграционных вопросов подтвердил и посол Владимир Семашко.

Владимир Семашко

Однако до конца 2020 года никакой новой информации ни о продвижении переговоров по согласованию карт, ни об их количестве не было.

2021: Не карты — а программы, не 31 — а 33 (на самом деле 30 или 28)

В очередной раз тема интеграции появилась в повестке дня в феврале 2021-го. Александр Лукашенко на встрече с Путиным заявил, что несогласованными остались шесть-семь дорожных карт. Правда, их суммарное количество, по его словам, уже выросло до 33. «Мы, по-моему, 33 направления обозначили — эти дорожные карты, которые выработали. Мы договорились о том, что мы их модернизируем, обновим. Правительства очень многое сделали, они обновили формат. Сегодня посол Семашко докладывал, что там, может быть, осталось из 33 шесть-семь дорожных карт, над которыми правительства работают. Все остальные готовы к подписанию», — сказал тогда Лукашенко.

А уже в конце марта Владимир Семашко пообещал, что все дорожные карты согласуют уже в апреле. Правда, путаница с числом карт продолжилась — на сей раз их стало не то 30, не то 28. «Сегодня из 30 карт, а точнее из 28, потому что три карты — по унификации налогового законодательства и две карты по таможенному регулированию — слились в одну, 21 карта уже готова к подписанию. Осталось всего семь карт, до конца апреля, я надеюсь, они будут согласованы. И тогда дорожные карты и программу их реализации возможно будет подписать в первой половине этого года», — сообщил тогда посол.

В апреле документы не согласовывают, однако в Москве проходит очередная встреча Путина и Лукашенко, на которой последний вновь отчитывается о ходе работы над интеграционными документами. По его словам, Минск и Москва согласовали 26−27 дорожных карт по интеграции на уровне правительств, «осталось еще две-три серьезные программы», в том числе по налогообложению. В то же время новый Госсекретарь Союзного государства Дмитрий Мезенцев акцентирует внимание, что термин «дорожные карты» больше неактуален: интеграционные документы стоит называть союзными программами. «Мы уже не говорим „дорожные карты“, мы говорим о союзных программах. А это подтверждает уже иной масштаб взаимодействия. Называя их так, мы подчеркиваем иную глубину сотрудничества по интеграционной повестке. И это путь к успеху», — сказал Мезенцев.

Фото: kremlin.ru
Встреча Лукашенко и Путина в апреле 2021 года. Фото: kremlin.ru

В конце апреля Владимир Семашко назвал и срок подписания программ. По его словам, он может сдвинуться на сентябрь-октябрь. Посол отметил, что «из 28 необходимых для подписания карт 26 уже запарафированы юристами России и Беларуси и готовы к подписанию».

В начале июня новый посол России в Беларуси Евгений Лукьянов заявил, что несогласованной осталась одна карта. А чуть позже уточнил, что речь идет о дорожной карте по энергоносителям. Дипломат отметил, что работа по согласованию 27 из 28 интеграционных дорожных карт практически завершена. «Процесс их согласования продолжается, но находится на завершающей стадии. Осталась незавершенной работа по 28-й карте», — сказал Лукьянов. По его словам, 27-я карта, по налоговой политике, в целом принята белорусской и российской сторонами, осталось произвести формальные внутригосударственные процедуры.

В начале августа Лукашенко на пресс-конференции заявил, что от пресловутой 31-й дорожной карты, подразумевавшей создание наднациональных органов, было решено отказаться. «У нас, помните, была 31-я «дорожная карта»? Мы с Путиным сразу же выбросили 31-ю, которая имела политический подтекст. Это было предложение Владимира Владимировича на одних из переговоров. Очень мудро, умно сказал: «Слушайте, мы все время на нее наталкиваемся… Если мы не можем решить из 31-й этой карты одну 31-ю, давайте ее отложим. Давайте ее вообще выбросим».

В самом конце августа Владимир Семашко повторился, что несогласованной остается одна карта, однако выразил надежду, что ко встрече Лукашенко и Путина 9 сентября этот вопрос удастся решить. «Мы, слава богу, спустя три года находимся на финише, когда из 28 карт осталась одна по газу. Последнюю, я думаю, мы 7-го числа дожмем, уже 9-го числа президенты встречаются в Москве, где обсудят все дорожные карты и карты развития углубления интеграции», — сказал он.

Фото: kremlin.ru
Встреча в Кремле 9 сентября 2021 года. Фото: kremlin.ru

В итоге, по словам Путина, 9 сентября документы согласовали. 10 сентября документы одобрили правительства двух стран, осталось утверждение на ВГС. Закончится ли на этом история с подписанием интеграционных документов, полное содержание которых до сих пор не опубликовано, мы должны узнать до конца года.