Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  2. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
  3. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  4. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  5. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  6. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит
  7. Литва запрещает с завтрашнего дня, 18 июля, въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  8. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  9. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  10. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  11. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  12. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  13. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  14. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  15. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью


Комитет госконтроля стал регулярно сообщать об уголовных делах за искусственное или незаконное дробление бизнеса. В законодательстве нашей страны такого понятия нет, а проверки и наказание, как видно, есть. Разбираемся, что контролирующие органы считают преступлением и можно ли себя обезопасить, чтобы не оказаться под следствием.

Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

Дробление бизнеса — новая популярная статья для привлечения предпринимателей к «уголовке»

8 декабря в КГК рассказали о возбуждении уголовного дела в отношении бобруйского бизнесмена за неуплату налогов в крупном размере из-за «дробления бизнеса». По заявлению госструктуры, компания, сдающая в аренду недвижимость, недоплатила в бюджет налогов более чем на 600 тысяч рублей. «Директор фирмы в целях незаконной минимизации налоговой нагрузки зарегистрировал аффилированное предприятие и двух индивидуальных предпринимателей, распределил между ними выручку и искусственно создал условия для применения ими упрощенной системы налогообложения», — заявляет КГК.

Спустя несколько дней Комитет госконтроля рассказали еще об одной схеме «дробления» бизнеса для уклонения от уплаты налогов. В результате проверки предпринимателю предъявили к уплате 4,1 млн рублей, из них 3,2 млн рублей — это налоги.

Заявления о дроблении бизнеса от контролирующего органа стали активно появляться в 2021 году. А в 2022-м количество связанных с этим выявленных преступлений, судя по сообщениям КГК, выросло. Как правило, в таких случаях заводят уголовное дело на владельцев компаний (всегда ли их помещают под стражу — неизвестно), начисляется сумма ущерба, нанесенного государству из-за недоплаченных налогов и других выплат. Часто звучит установленный факт нарушения статьи 33 Налогового кодекса, в которой прописан порядок определения и корректировки налоговой базы.

Что говорит бизнес об «уголовке» из-за дробления

Мы не знаем деталей таких уголовных дел, заведенных на предпринимателей. Однако как рассказали «Зеркалу» нескольких собеседников, которые столкнулись с повышенным вниманием контролирующих органов в связи с «дроблением бизнеса», о том, что они что-то нарушили, бизнесмены узнают внезапно.

«Вдруг заявили, что мы недоплачивали налоги, потому что как-то неправильно оформлен наш бизнес», — говорит один из представителей частного сектора. «Нам написала налоговая с просьбой разъяснить, почему у нас такие структура бизнеса и форма налогообложения. А потом вдруг заявились из КГК», — рассказывал второй. По его словам, претензии им предъявили за то, что они якобы несколько лет неправильно платили налоги и пытались уклониться от этого через дробление бизнеса. Хотя ни разу до этого у налоговиков не возникало вопросов: они из раза в раз подписывали декларации, а все контроли со стороны государства на протяжении этих лет компания проходила без проблем.

Оба бизнесмена заявили, что были уверены в том, что работают по закону и вполне легально используют предоставленные государством возможности для снижения налоговой нагрузки. Но иначе считали в контролирующих органах, там их деятельность видели как создание нескольких субъектов хозяйствования, которые по факту занимались одним и тем же, но были разделены для снижения налоговой нагрузки, или часть из них работала лишь формально.

Между тем минимизация налогообложения — это нормальная практика во всем мире (в рамках правового поля). А юридические фирмы в разных странах легально консультируют бизнес, как снизить налоговую нагрузку и случайно не нарушить закон. Законна эта практика и в Беларуси. Верховный суд не раз давал разъяснения по этому вопросу. Но, как показывает практика, привлекают бизнес за незаконную минимизацию налоговых обязательств через дробление бизнеса все чаще.

«Законодательство размытое, а статья может применяться в качестве репрессий». Комментарий юриста

Статьи, которые регулируют налоговую базу и возможности (как и ограничения) для ее снижения есть в налоговом законодательстве, в той или форме присутствуют практически в любой стране мира. Это не изобретение Беларуси, подчеркивает юрист, который специализируется на корпоративном праве и вопросах работы бизнеса. Он пожелал остаться анонимным (его данные есть в редакции).

— Но другое дело, какие критерии использовать, как трактовать и включать ли этот инструмент как репрессивный. На мой взгляд, в статье 33 Налогового кодекса, которая чаще всего упоминается в делах о якобы дроблении бизнеса, используются достаточно абстрактные формулировки. Так называемое дробление может происходить в форме перевода каких-то финансовых потоков на ИП или в виде реорганизации компании. Соответственно, налоговый орган может посчитать, что в данной ситуации происходит [незаконная] минимизация налоговых обязательств, и взыщет недоплаченные средства.

Как показывает практика, в случае подозрения на нарушение статьи 33 Налогового кодекса кроме налоговых органов в дело может вмешаться и Комитет госконтроля.

— КГК может заявить о причиненном ущербе. И тогда будет применяться стандартная статья об уклонении от уплаты налогов. Уже есть немало таких кейсов, например, дела «Пресс-клуба» или TUT.BY.

Юрист уточняет, уголовная ответственность может наступать после определенного размера признанного ущерба. Но размер этот такой, что под уголовную ответственность теоретически могла бы попасть практически любая компания среднего размера, в случае обвинения в неуплате налогов.

— Более того, даже если налоговая не посчитает, что была минимизация налоговых обязательств по этой статье, то сам КГК вправе возбудить дело за уклонение от уплаты налогов, приняв решение о том, что факт уклонения был, а предел, который достаточен для привлечения к уголовной ответственности, превышен. Все — человек в СИЗО, ждет, пока начнется судебное разбирательство, — комментирует юрист.

Консультируя бизнес по налоговым вопросам, юристы Беларуси делятся на две категории, продолжает он. Первые, из многочисленной группы, организовывают встречи, конференции, вебинары, пишут запросы в госорганы, чтобы детально разобраться в этой теме и помочь клиентам разобраться, не нарушают ли они условия налогообложения.

— Вторые, из малочисленной группы (к которой отношусь и я), говорят: что бы вы ни делали, какие бы консультации и заключения от госорганов ни получали о том, что у вас с налогами все чисто, прозрачно, что нарушений нет — это никому ничего не гарантирует. Сегодня нарушений нет, а завтра будут, если есть задача привлечь конкретного человека. По большому счету, когда людей привлекают по таким делам, их просто берут в заложники и требуют выкуп, если говорить простым языком. На псевдоюридическом языке в Беларуси это называется компенсацией ущерба, которого на самом деле может и не быть.

По мнению юриста, обезопасить себя от потенциальных претензий со стороны налоговых органов или Комитета госконтроля белорусским компаниям практически невозможно, в том числе в вопросе потенциального дробления бизнеса.