Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  2. Чиновники придумали, как будут спасать крупных промышленных должников
  3. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  4. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  5. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  6. Чем опасен дельта-вариант и кому не стоит делать прививку? Вопросы и ответы о коронавирусе
  7. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом
  8. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  9. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  10. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  11. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  12. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси
  13. Больше 390 тысяч белорусов живут за чертой бедности. В каком регионе их больше всего
  14. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко


В Беларуси на 17 сентября 2021 года 666 политзаключенных (по данным лишенного регистрации ПЦ «Весна»). Это много или мало? Число выглядит большим, но без сравнения с другими странами сложно понять, где именно мы находимся. Мы взглянули на государства экс-СССР, а также узнали, сколько политзаключенных в самых демократических и авторитарных странах по версии рейтинга The Economist Intelligence Unit 2020 года. Если коротко: у нас все плохо.

Снимок носит иллюстративный характер

Для начала — то, как мы считали и что в итоге получилось

Данные для этого материала собирались в разных источниках, однако основными документами, на которые мы опирались, были отчеты Госдепа США. Иногда они противоречили данным правозащитных организаций и местных СМИ — в таком случае мы указывали сразу несколько цифр применительно к одной стране.

Под политическими заключенными мы понимаем людей, которые находятся под стражей или в ссылке прямо сейчас, а также тех, кто отбывает наказание в виде лишения свободы или направлен в психиатрическую больницу для принудительного лечения.

  • Северная Корея — от 80 000 до 120 000
  • Китай — 1598 (но, возможно, существенно больше)
  • Бахрейн — 1373
  • Беларусь — 666
  • Россия — более 409
  • Таджикистан — около 200
  • Узбекистан — речь идет о сотнях (точного числа нет)
  • Азербайджан — 111
  • Туркменистан — минимум 93
  • Мьянма — 36 (но это совсем не точно)
  • Молдова — от 19 до 37
  • Казахстан — 19
  • Кыргызстан — несколько точно есть, но количество неизвестно
  • Украина, Армения, Грузия, Литва, Латвия, Эстония, Норвегия, Исландия, Швеция, Канада, США, Новая Зеландия, Германия, Франция, Италия, Испания, Бразилия — 0

Экс-СССР: кое-где политзаключенных нет, кое-где — сотни

Россия: 77, или 409, или даже больше (смотря как посчитать)

В России, по данным правозащитного центра «Мемориал» на 16 сентября 2021 года, 77 политзаключенных, без учета преследуемых за религию. Если считать и их, то к общему числу политзэков нужно добавить еще 332.

Кроме того, официальный Киев считает: в России находятся «украинские заключенные Кремля», которые тоже удерживаются за решеткой незаконно. В 2018 году Украина обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с иском о нарушении прав украинских политзаключенных в России. В этом документе были подробно расписаны ситуации 71 украинца, находящегося за решеткой в соседнем государстве. С тех пор некоторых освободили — например, режиссера Олега Сенцова. Точное число оставшихся за решеткой политзаключенных украинцев в России на данный момент неизвестно.

Украина: 0, правда с оговоркой

В Украине на данный момент политзаключенных нет.

В отчете Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепартамента США за 2020-й в секции «Политически заключенные и задержанные» упоминается фамилия журналиста Василия Муравицкого. В 2017 году его обвинили в «государственной измене»: якобы он писал статьи «антиукраинского содержания». Мужчина успел побывать под стражей, а после под домашним арестом несколько лет. Сейчас Муравицкий на свободе, но уголовное дело против него не закрыто. Интересно, что международная правозащитная организация Amnesty International Ukraine объявила его узником совести (что не равно политзаключенному).

Литва, Латвия и Эстония: официально политзэков нет, но некоторые считают по-другому

Согласно последнему отчету Госдепа США (то есть снова за 2020-й год), в Литве политзаключенные отсутствуют. Однако одна история все же любопытна: в 2018 году задержали местного оппозиционера Альгирдаса Палецкиса и обвинили его в шпионаже в пользу России. Его уже осудили на шесть лет лишения свободы. Хотя Палецкис не признан политзаключенным правозащитниками, некоторые пророссийские деятели из стран Балтии, России и других государств называют его именно так. Например, латвийский политик Татьяна Жданок призывала к освобождению «политзаключенного Альгирдаса Палецкиса».

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Такая же ситуация в Латвии: согласно отчету Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепартамента США за 2020 год, политзаключенных формально нет. Как и в Эстонии. Это если гуглить на английском языке. Но если спросить у поисковика по-русски, снова можно найти заявления на российских сайтах и даже целые доклады о том, что политзаключенные все же есть (но только самопровозглашенные). Как правило, речь идет о журналистах, оппозиционерах, историках, которые критикуют власть Литвы, Латвии, Эстонии, но при этом позитивно относятся к СССР, поддерживают Россию и критически рассматривают события, приведшие к выходу республик из Советского Союза.

Казахстан: 19 человек

В Казахстане есть политзаключенные, причем их список пополнился буквально недавно: в конце июля 2021 года. Подсчетом занимается общественный альянс правозащитников «Тірек».

Власти уверены: политзаключенных в стране нет.

Армения: 0

По данным Норвежского Хельсинкского комитета, в Армении на данный момент нет политзаключенных. Они были ранее (хотя старое правительство этого не признавало), но после прихода Никола Пашиняна политзэков амнистировали. На сайте Хельсинкского комитета Армении мы тоже не нашли списка политзаключенных. США придерживаются того же мнения.

Грузия: было шестеро, но сейчас все на свободе

Госдеп США, руководствуясь данными местных НГО, в 2020-м сообщал о шести политзаключенных в стране. Правда, в 2021-м никто из них не находится за решеткой.

В отчете речь шла о:

  • банкирах Мамуке Хазарадзе и Бадри Джапаридзе (вышли на свободу, выплатив залог), суд над которыми продолжается;
  • одном из лидеров оппозиционной партии «Европейская Грузия — движение за свободу» Гиги Угулаве и лидере партии «Победоносная Грузия» Ираклии Окруашвили (но их уже помиловала президент страны);
  • генеральном директоре телекомпании «Рустави 2» Нике Гварамия (который уже уехал из страны после обвинения 2019 года и выплатил залог);
  • совладельце телеканала «Мтавари» Георгии Руруа, которого тоже уже помиловали. Данных о других потенциальных политзаключенных мы не нашли.

Из этого можно сделать вывод, что на сентябрь 2021 года политзаключенных в Грузии нет.

Азербайджан: похоже, что 111 человек за решеткой

В конце 2020 года считалось, что число политзаключенных в Азербайджане может достигать 146.

В марте 2021 года президент страны Ильхам Алиев помиловал 38 человек, признанных политзаключенными. Сколько точно людей в таком статусе еще находятся за решеткой? Такую информацию мы не нашли даже на сайтах правозащитных организаций Азербайджана.

Фото: Reuters
Ильхам Алиев, президент Азербайджана. Фото: Reuters

Самые свежие данные, которые удалось найти, от союза «За свободу политзаключенных Азербайджана»: 111 человек остаются политзаключенными на апрель 2021 года.

Кыргызстан: больше 0, но сколько — непонятно

Согласно последнему отчету Госдепа США, в Кыргызстане есть «небольшое количество политзаключенных». Точное число авторы доклада не называют. Звучит лишь имя Азимжана Аскарова, который умер в тюрьме летом 2020 года. Других достоверных источников о политзаключенных в Кыргызстане мы не нашли.

Таджикистан: около 200

В конце 2020 года Госдеп США отмечал, что хоть власти Таджикистана не признают наличие политзаключенных в стране, они есть. Причем, похоже, немало. В 2018 году само правительство Кыргызстана сообщало о 239 заключенных, которые были членами запрещенных политических партий или движений.

На данный момент их, судя по данным «Зиндониена» (сайт гражданского Комитета по защите политических заложников и узников Таджикистана), 196 (среди них — один пропавший без вести). В таблице перечислены 200 человек, но четверо из них уже освобождены.

Скоро в Таджикистане будет амнистия. Однако родственники и адвокаты заключенных не надеются на успех: в 2019 г. подобное уже случалось, но милость президента Эмомали Рахмона обошла политзэков стороной.

Туркменистан: вероятно, около 100

В отчете за 2019 год организация Human Rights Watch писала, что «в условиях тотальной закрытости судебной системы установить точное число политзаключенных не представляется возможным».

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixbay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixbay.com

Международная кампания «Покажите их живыми!» в 2019 году задокументировала 120 человек, исчезнувших в тюрьмах. У части из них сроки закончились в 2017 году, у части — заканчиваются в 2021-м, однако о них нет никаких новостей. Правозащитники уверены, что минимум 27 человек из 120 погибли в заключении.

Таким образом, в Туркменистане остается минимум 93 политзаключенных: более точных данных нет.

Узбекистан: сотни политзэков

Точное число политзаключенных в Узбекистане неизвестно. Раньше — в 2014 году — правозащитники из Humans Rights Watch утверждали, что их «тысячи».

Из свежих фактов известно, что в сентябре 2020 года четверых политзаключенных помиловали указом президента. Сколько остается за решеткой — вопрос. Но в отчете Госдепа США за 2020-й говорится, что президент страны Шавкат Мирзиёев в том году «освободил или смягчил приговоры 243 заключенным, задержанным за религиозный экстремизм или по другим основаниям» (вероятно, речь идет о политзаключенных, т. к. в докладе эта информация приводится в одноименном разделе).

Молдова: от 19 до 37

Информация о политзаключенных в Молдове отрывочна и весьма противоречива. Так, в отчете Госдепа США упоминаются множество предположительно мотивированных уголовных дел в отношении членов бывшей правящей Демократической партии Молдовы. Авторы доклада сообщают: в начале 2020-го их было 38, а к концу года прокуратура страны закрыла 19 из них. Находятся ли в заключении подозреваемые, в отчете не говорится.

В то же время в отчете Amnesty International за 2020 указано о тех же самых 38 случаях уголовного преследования, но в другом контексте: 38 дел были пересмотрены, один политзэк освобожден из-под стражи. Авторы этого доклада утверждают, что ни одно из остальных дел не было закрыто.

Больше информации об этих делах не было, поэтому мы будем исходить из того, что в стране от 19 до 37 политзаключенных.

Проверяем топ-5 «самых демократических стран»

Согласно рейтингу The Economist Intelligence Unit 2020 года, успешнее всего реализовывают демократию Норвегия, Исландия, Швеция, Новая Зеландия и Канада. Мы искали, есть ли там политзаключенные, по запросу на английском языке «политзаключенные в (названии страны)». Ни в одной из перечисленных стран на сентябрь 2021 года не нашлось никого.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

В отчетах Госдепа США такие же сведения (Норвегия, Исландия, Швеция, Новая Зеландия, Канада).

А что в странах, которые, как и Беларусь, обозначены в рейтинге как «авторитарные»?

Среди авторитарных государств в том же рейтинге мы выбрали для сравнения в инфографике пять стран, которые близки к нам по набранным «демократическим» баллам. Беларусь имеет 2,59 очка из 10 (чем больше — тем лучше). Мы решили анализировать Азербайджан (2,68), Гвинею-Бисау (2,63), Судан (2,54), Бахрейн (2,49) и Китай (2,27).

Об Азербайджане мы упоминали в секции о странах блока экс-СССР. Там как минимум 111 политзаключенных.

Госдеп США пишет, что по итогам 2020 года в Гвинее-Бисау политзаключенных нет. Нам также не удалось найти подтверждений обратному.

Не знает Госдеп США (как и Google) о политзаключенных в Судане. Видимо, все они были освобождены в 2019 году и новых с тех пор не появилось. Ирония судьбы: президент страны Омар Башир, отстраненный от власти в результате военного переворота в апреле 2019-го, оказался в той же тюрьме, где сидели политзэки.

Фото: Reuters
Военный переворот в Судане в 2019-м. Фото: Reuters

В Бахрейне же политзаключенные есть. Причем их 1400 — это по данным Института по правам человека Бахрейна. Примечательно, что всего в стране в тюрьмах сидит до 3800 человек. На днях 27 политзэков освободили, но на фоне общего количества это не особо меняет картину.

Китай некоторые правозащитники и вовсе называют мировым лидером по количеству политических заключенных (разве что кроме КНДР). Госдеп США тоже замечает, что политзэки есть (цифр при этом не называет), а государство этого не признает.

Мы попытались оценить масштаб на журналистах. В 2020 году в Китае за решеткой находилось 47 наших коллег, по информации Комитета защиты журналистов. Их задержание рассматривается как незаконное. Что касается остальных, то самые свежие данные, которые нам удалось найти, — за 10 октября 2019 года. Исполнительная комиссия Конгресса США по Китаю имела в базе данные о 1598 политических заключенных в стране на тот момент. Причем отмечено, что некоторые задержания уйгуров и тибетцев не учтены.

Крупные страны Европы: проверяем Германию, Францию, Италию, Испанию и США

Госдеп США говорит, что и в Германии, и во Франции, и в Италии политзаключенных нет. Мы также не нашли данных об этом.

А вот с Испанией есть вопрос. В 2017 году в Каталонии состоялся референдум за независимость региона. Властями страны он признан незаконным, а несколько человек оказались задержаны и впоследствии осуждены за «подстрекательство к мятежу». Госдеп США уточняет, что рабочая группа ООН в 2020 году подтвердила свою ранее данную рекомендацию освободить семь из этих девяти каталонских заключенных.

Фото: Reuters
Демонстрации после референдума в Каталонии, 2017 год. Фото: Reuters

Представители нескольких национальных политических партий Каталонии назвали осужденных политическими заключенными, но при этом ни правительство Испании, ни какие-либо международные правозащитные НГО не поддержали это утверждение. Полемика продолжается до сих пор: в начале 2021 года глава МИД России Сергей Лавров назвал задержание каталонцев политизированным, а глава МИД Испании Аранча Гонсалес Лая сказала, что «в Испании нет политзаключенных, есть заключенные политики».

Таким образом, официально в Испании политзаключенных ноль.

Данных о политзаключенных в самих США в 2021 году нам найти не удалось.

И еще немного сравнений: с КНДР, Мьянмой и Бразилией

В Северной Корее политзаключенные есть. Однако информация о них обновляется нечасто. В 2013–2014 годах ООН опубликовала большой доклад о правах человека в КНДР. В то время, по ее оценкам, от 80 000 до 120 000 человек было только в четырех крупнейших лагерях для политзэков. Однако эти цифры кочуют из документа в документ уже на протяжении нескольких лет. Госдеп США писал об этом в 2017-м и в отчете за 2020-й, ссылаясь на Корейский институт национального объединения, приводит те же цифры.

Насчет Мьянмы ситуация сейчас неясная. В конце 2020 года Госдеп США писал в отчете, что государство продолжало задерживать и арестовывать журналистов, активистов и критиков власти. По их информации, в октябре 2020 г. в Мьянме было 36 осужденных политзаключенных. Дополнительно, по данным Ассоциации помощи политическим заключенным, еще 584 человека судили за их политические взгляды. Под стражей до суда находились 193 из них, остальные были освобождены под залог.

Госдеп США считает, что в Бразилии политзаключенных нет. Таким признавался бывший президент страны Лула да Силва, однако он вышел на свободу в 2019 году: Верховный суд назвал незаконным вступление приговора в силу до исчерпания всех апелляций, а в 2021 году обвинения в адрес Силвы сняли.