Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  2. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  3. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  4. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  5. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  6. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  7. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  8. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  9. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  10. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  11. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается


Минск снова пытается добиться от России рефинансирования старых долгов. Большая часть от всех займов, которые предстоит выплатить в этом году, приходится именно на РФ. Значит, послабления со стороны Москвы позволили бы облегчить долговое бремя на бюджет страны. Но это станет лишь очередной отсрочкой, которая не избавляет Беларусь от серьезных обязательств перед соседней страной. Вспоминаем, как Минск наращивал долги перед Россией и все больше концентрировался на одном источнике финансирования, несмотря на многолетние заявления о диверсификации.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Когда большой госдолг становится проблемой

Беларусь активно наращивала внешний госдолг с середины нулевых. В начале 2009 года он составлял 3,718 млрд долларов. А уже через год он вырос до 7,891 млрд долларов. По последним опубликованным Минфином данным, то есть на 1 июня 2022 года, он составлял почти 18,406 млрд. Постепенно увеличивалось соотношение внешнего госдолга к ВВП. Так, в начале 2010 года этот показатель был на уровне 16,5%, а в июне 2022-го — 26,6%. Что происходило с госдолгом с середины прошлого года, неизвестно, потому что власти стали скрывать данные.

Стоит отметить, что привлечение кредитных средств — стандартная практика для стран с развивающейся экономикой, к которым относится и наша. Более того, как правило, экономика таких стран довольно быстро растет, поэтому если брать кредиты на выгодных условиях, то можно без проблем справляться с долговой нагрузкой. Опять же, какой-то период такой была картина и для Беларуси: когда экономика растет на 5−8% в год, бюджет формируется профицитным, то платить по взятым ранее долгам не составляет проблем. Однако совсем иным становится расклад при ухудшении экономических условий и недобора средств в казне. Именно это происходит в Беларуси в последние годы.

При этом главным кредитором белорусского правительства уже много лет является Москва. В этом есть как свои плюсы, так и минусы. С одной стороны, белорусские власти из года в год договариваются с российским правительством о рефинансировании старых долгов, на что вряд ли соглашались бы кредиторы из других стран или международных организаций. С другой стороны, привязка к одному источнику финансирования загоняет страну в ловушку: большие долги перед одним кредитором в ситуации, когда отсутствует возможность обратиться за средствами куда-то еще, вынуждают страну идти на уступки, которых этот кредитор может потребовать.

Обязательства перед Россией — главное долговое бремя Беларуси

В 2002 году на Россию приходилась десятая часть внешнего госдолга Беларуси, и эта страна была далеко не крупнейшим кредитором белорусского правительства. А уже к 2009 году Минск должен был Москве уже половину от всего внешнего госдолга. После этого Беларуси удалось немного снизить роль Москвы как кредитора, в основном за счет размещения на внешних рынках ценных бумаг. Тем не менее в начале 2021 года кредиты РФ занимали почти 45% от внешнего госдолга.

Соответственно, на эту страну приходится самая большая доля ежегодных выплат по госдолгу. В прошлом году это было 32% от выплаченного основного долга по кредитам правительства и процентов по ним. В этом году, по словам министра финансов Юрия Селиверстова, более 70% предстоящих выплат приходятся на Москву. Всего же всем кредиторам в этом году Беларуси предстоит выплатить около 12 млрд рублей.

Как Беларусь наращивала долги перед Россией

Белорусское правительство всегда активно прибегало к долговому финансированию со стороны Москвы. За последние 20 лет задолженность Минска перед Россией выросла более чем в 100 раз.

В нулевых Минск брал российские кредиты в размере нескольких десятков или сотен миллионов долларов. Но с 2007 года они стали исчисляться миллиардами долларов. В том же году Минску дали 1,5 млрд долларов. Это положило начало крупным запросам со стороны Минска. В 2008—2009 годах стороны договорились о выделении Беларуси стабилизационного кредита в размере 2 млрд долларов. Его белорусские власти получали несколькими траншами. Условия были довольно выгодными — небольшой процент и срок выплат около 15 лет. В итоге за три года страна взяла у РФ долгов больше, чем за все предыдущие годы.

Вскоре начались переговоры о финансировании крупнейшего проекта эпохи Александра Лукашенко — строительства БелАЭС. На эти цели белорусское правительство просило и получило от Кремля кредит — в размере 10 млрд долларов (Беларусь использовала не все эти деньги).

Эти средства должны были покрыть 90% контракта строительства станции. В том случае Минск получал не живые деньги, за счет них оплачивались затраты на строительство станции. А так как занимались этим российские компании, то фактически деньги остались в России. «Схема такая: выполняются работы, поставляется оборудование, дирекция строительства атомной электростанции подписывает соответствующие документы, которые направляет в российский Внешэкономбанк, он их проверяет, поскольку при расчетах за поставленные товары, выполненные работы и оказанные услуги используется аккредитивная форма расчетов, а затем Минфин России проплачивает необходимые средства непосредственно ЗАО «Атомстройэкспорт», — поясняли в 2011 году в Минфине (цитата по TUT.BY). Этот кредит пополнял долговую копилку Минска на протяжении всего времени строительства БелАЭС. До сих пор он составляет большую долю задолженности Беларуси перед Россией. А выплачивать долг стране еще предстоит на протяжении многих лет.

В 2011 году параллельно с переговорами по атомной электростанции Минск договаривался об очередном стабилизационном кредите в размере 1 млрд долларов, а также кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС (теперь ЕАЭС) в 2 млрд долларов, который фактически тоже предоставлялся Москвой.

Все последующие годы белорусское правительство брало у России кредитов больше, чем погашало старых долгов. Например, в 2014 году, по данным Минфина, власти страны одолжили у РФ и российских банков 4,527 млрд долларов, более 2 млрд из них был государственный кредит. Погасили в том же году менее 3 млрд. Тогда же Россия решила реструктурировать Беларуси кредиты на 1,3 млрд долларов. Беларуси в 2015 году надо было погасить 4 млрд долларов внешнего госдолга. Но Москва снова пошла навстречу. «Теперь остается 2,7 млрд вернуть, то есть будут реструктурированы кредиты на 1,3 млрд долларов», — заявлял тогдашний посол России в Беларуси Александр Суриков.

Рефинансирование и реструктуризация российских долгов стала для Минска обычным делом. Минск нередко брал новые кредиты у Москвы, чтобы расплатиться по старым долгам России. «Беларусь в этом году почти 750 миллионов долларов долга России должна начать гасить, и мы его сейчас договариваемся, реструктуризируем и переносим гашение на последующие годы», — рассказывал в апреле 2015 года на тот момент посол России в Беларуси Александр Суриков (цитата по TUT.BY). А в 2017 году, например, белорусская сторона получила 700 млн долларов для погашения в 2018-м обязательств Беларуси перед Россией по ранее полученному межгосударственному займу. В прошлом году Минск получил отсрочку по выплате кредита на сумму более 1 млрд долларов.

Кредитная ловушка

В 2021-м и начале 2022 годов чиновники отмечали существенные риски, связанные с госдолгом. Один из наиболее актуальных вопросов касался как раз возможностей рефинансировать старые займы. Минск надеялся договориться с Евразийским фондом стабилизации и развития о предоставлении кредита на 3,5 млрд долларов, в том числе для для рефинансирования уже полученных займов. Но, судя по всему, переговоры не привели к одобрению нового крупного кредита для Беларуси.

В этом году, как мы указывали выше, Минску предстоит выплатить по долгам около 12 млрд рублей, это около 4,6 млрд долларов. Если отталкиваться от слов главы Минфина о том, что около 70% выплат предстоит перевести Москве, то по российским кредитам выплаты должны составить около 3,2 млрд долларов. В условиях сжимающейся экономики и дефицитного бюджета отсрочка выплат или рефинансирование долговых обязательств будут как нельзя кстати для белорусского правительства.

Но это не решает главную проблему: Минск остается крупным должником Москвы, он практически не имеет других источников финансирования и сильно зависит от российских денег. Все части этой проблемы, как и любые другие отношения Минска с Москвой, во многом зависят от личных интересов и договоренностей Александра Лукашенко и Владимира Путина и лежат скорее в политической, а не экономической плоскости. Это ставит Беларусь в уязвимое положение. А большие долги России, сколько их не откладывай, рано или поздно отдавать все равно придется.