Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  2. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  3. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  6. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  7. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  8. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  9. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  10. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  11. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  12. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  13. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  14. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  15. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  16. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями


Ровно полгода назад появился Объединенный переходный кабинет и вечером 9 февраля он опубликовал отчет о работе, которая была проделана за это время. Предполагалось, что принимать этот отчет должен реорганизованный Координационный совет, но пока этого не случилось. «Зеркало» решило спросить политических экспертов, как они оценивают полгода работы его представителей.

Пресс-конференция Объединенного переходного кабинета 2 декабря 2022 года, Варшава. Фото: "Зеркало"
Пресс-конференция Объединенного переходного кабинета 2 декабря 2022 года, Варшава. Фото: «Зеркало»

«Возможно, главный итог полугодия в том, что Кабинет еще в принципе существует»

Экс-дипломат и старший исследователь «Центра новых идей» Павел Мацукевич считает, что лучше всего о том, что получилось сделать у Кабинета, по итогам полугодия могут рассказать его члены.

— И тем они развеют возможные сомнения, не ошиблась ли в них протестная общественность. В количествах и качествах визитов, встреч, выступлений, заявлений, эффектных фото и так далее итоги могут выглядеть так же внушительно и впечатляюще, как размер удава в попугаях. Поэтому остановлюсь на том, что не получилось, — отмечает Мацукевич. — По большому счету не получилось ничего из того, что является целью протеста и, соответственно, этой структуры. Причем, на мой взгляд, нет даже подвижек. Разве что новые президентские выборы, которые приближаются сами по себе просто как следующие и уже совсем не за горами — они должны пройти в 2025-м году.

Наш собеседник отмечает, что репрессии в стране не заканчиваются, люди продолжают отсиживать свои сроки, а Лукашенко остается у власти.

— Утешает Бернард Шоу, считавший первой трагедией в жизни — не добиться достижения сокровенного, а второй — добиться. Я думаю, если говорить о перспективах Кабинета, вторая трагедия нам не грозит, — рассуждает экс-дипломат. — Можно сетовать на малые сроки, что шести месяцев недостаточно. Однако как сказать. Смотря для кого и для чего. Есть пример Рады БНР — она претендует на титул старейшего в мире правительства в изгнании. А есть Наполеон, которому понадобилось всего двадцать дней, чтобы, сбежав с острова Эльба, дойти до Парижа и триумфально без единого выстрела вернуть себе трон. С императором Кабинету уже не тягаться, а с Радой БНР — вполне.

Он добавляет, что главный потенциал Кабинета в том, чтобы быть структурой по делам белорусов зарубежья.

— На этом поприще делается многое, а потенциально может быть сделано все необходимое. Как инструмент демократизации Беларуси Кабинет пока не способен сделать ничего. Возможно, главный итог полугодия (и, вероятно, даже для кого-то утешительный) состоит в том, что он еще в принципе существует, несмотря на скандалы. Правда, гарантии на второе полугодие это не дает, — заключает Мацукевич.

Обьединенный переходный кабинет демократических сил Беларуси.Александр Азаров, Павел Латушко, Светлана Тихановская, Валерий Ковалевский и Валерий Сахащик на конференции «Новая Беларусь». Вильнюс, Литва. 9 августа 2022 года. Фото: "Зеркало"
Обьединенный переходный кабинет демократических сил Беларуси. Александр Азаров, Павел Латушко, Светлана Тихановская, Валерий Ковалевский и Валерий Сахащик на конференции «Новая Беларусь». Вильнюс, Литва. 9 августа 2022 года. Фото: «Зеркало»

«Результаты не соответствует ожиданиям»

Политический обозреватель Александр Фридман отмечает, что целью создания Кабинета было, с одной стороны, обновление демократических сил, а с другой — привлечение к себе внимание.

— Создать что-то вроде нового правительства, включить в него еще и силовой блок в лице Сахащика и Азарова. Это обновление, собственно говоря, произошло. При этом привлечь к себе внимание и на Западе тоже получилось. Там их по-прежнему встречают, с ними разговаривают, о них пишут. Однако белорусская тема немножко ушла с повестки дня, она интересует западные издания и западных политиков с точки зрения того, будет ли Беларусь участвовать в войне более активно, — рассуждает Фридман.

При этом он добавляет, что у Кабинета не получилось погасить волну скандалов. К примеру, обозреватель вспоминает кейс Татьяны Зарецкой.

— Были вопросы по поводу финансирования, по поводу того, что Кабинет особо ничего не достиг. Тянется шлейф с российским гражданством Сахащика. Фон очень неприятный и негативный. Следующий момент, конечно же, связан с Украиной, потому что украинское направление — это то, на которое Кабинет очень рассчитывал. У его представителей были встречи на уровне общественных организаций, украинских парламентариев, но офис президента с ними не встречается. Встреча Тихановской и Зеленского, которую она, безусловно, очень хотела, так и не состоялась. И ничего не предвещает, что это случится. Несмотря на то, что Тихановская регулярно демонстрировал Украине поддержку, украинская сторона, скорее, на все это не реагирует. Отношения с полком Калиновского, как мы видим, тоже не сложились. В итоге добровольцы избрали партнером Зенона Позняка и его окружение. И это, пожалуй, самый самый болезненный момент.

Фридман подчеркивает: сейчас становится очевидным, что среди белорусских демократических сил в эмиграции образовались два лагеря.

— В ближайшем будущем перспективы выглядят так: два этих центра — Тихановской и Позняка — сотрудничать не будут. Скорее, они останутся антагонистами, будут критиковать друг друга и заниматься борьбой, — добавляет Александр Фридман. — Проблема заключается в том, что и у Офиса, и у Кабинета фактически нет возможностей повлиять на события в Беларуси. Популярность Тихановской в Беларуси уменьшается, про нее начинают забывать. Результаты не соответствует ожиданиям, а сейчас еще все пришло к совершенно очевидному расколу демократических сил.

Светлана Тихановская и Татьяна Зарецкая. Фото: - телеграм-канал Объединенного переходного кабинета
Светлана Тихановская и Татьяна Зарецкая. Фото: телеграм-канал Объединенного переходного кабинета

«Реальных сдвигов в плане влияния на политическую ситуацию в Беларуси не произошло»

Политический обозреватель проекта «Позірк» Александр Класковский отмечает, что в адрес Объединенного переходного кабинета звучит много критики:

— С одной стороны, для этого есть серьезные поводы. С другой стороны, думаю, здесь сказывается фрустрация большой части противников режима Александра Лукашенко. Потому что когда этот Кабинет создавался в августе прошлого года, был момент эйфории. Были несколько наивные надежды у части оппозиционной публики: наконец-то произойдет консолидация основных демократических сил, наконец-то будет выработана какая-то сильная мощная стратегия. И режим если не повалится, то зашатается. За эти полгода таких изменений не произошло, о каких-то успехах именно в борьбе с режимом, о том, что он пошатнулся под ударами демократических сил, говорить не приходится.

Он добавляет, что в актив Кабинета можно записать очевидные вещи. Например, то, что сама Светлана Тихановская продолжает «триумфально идти с дипломатической и пиаровской точки зрения».

— Были поездки по западным странам, были выступления на высоком уровне. Момент международного признания налицо. Хотя, конечно, у публики зреет вопрос, а во что это конвертируется? Все эти заявления, эти фотографии с западными лидерами — это хорошо. Но как это влияет на изменение ситуации в Беларуси? — рассуждает Класковский. — Главная претензия заключается в том, что реальных сдвигов в плане влияния на политическую ситуацию в Беларуси за эти полгода не произошло. По моему личному мнению, это было более чем проблематично. Потому что сейчас фаза жесточайший, махровой контрреволюции, когда выше пояса не прыгнешь и какую-то действенную стратегию быстрой победы над режимом придумать в принципе невозможно. В этом плане никаких волшебных рецептов нет и у тех, кто критикует Тихановскую и пытается сейчас создать альтернативный политический центр. Я имею в виду в первую очередь альянс Зенона Позняка, патриарха белорусской оппозиционной политики, и полка Калиновского.