Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  2. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  3. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  4. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  5. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  6. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  7. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  8. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  9. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  10. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  11. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
Чытаць па-беларуску


С момента диверсии на аэродроме в Мачулищах прошло вот уже три дня. При этом за все это время о произошедшем высказался лишь замминистра иностранных дел Юрий Амбразевич. Ни министерство обороны, ни Совет безопасности, ни другие силовые ведомства ситуацию никак не прокомментировали. Александр Лукашенко также не сказал по этому поводу ни слова, хоть на следующий день после диверсии и проводил совещание с силовиками. Что означает фактическое молчание белорусских властей? «Зеркало» спросило политических экспертов.

Самолет ДРЛО А-50 в 2011 году. Фото: wikipedia.org
Самолет ДРЛО А-50 в 2011 году. Фото: wikipedia.org

Политический обозреватель проекта «Позірк» Александр Класковский отмечает, что инцидент на аэродроме — это та ситуация, «когда нет дыма без огня».

— Есть ряд косвенных свидетельств, которые показывают, что какой-то инцидент произошел. Видимо, действительно была атака на этот российский самолет. Потому что налицо и эта повышенная активность силовиков, которые рыщут и в окрестностях аэродрома, и на выезде из страны и тщательно осматривают людей, — говорит эксперт. — То, что такое случилось, само по себе весьма неприятная для белорусских властей ситуация. А в таких нестандартных случаях они нередко используют фигуры умолчания. Лукашенко сам не единожды опровергал всяческие якобы фейки: в данном случае он мог привезти группу работников белорусского телевидения, снять, как блестит этот самолетик на солнце, помешать распространению слухов. Но этого сделано не было. При этом в минувший понедельник у Лукашенко прошло совещание, на котором он был весьма мрачен, а подчиненные старались не смотреть ему в глаза, а смотрели в стол. То есть, скорее всего, действительно была атака на самолет. И в этом случае для Лукашенко, который часто выступает в роли строгого царя, это была настолько проигрышная ситуация, что он не решился ее прокомментировать.

По мнению Класковского, власть проиграла случившуюся ситуацию в информационном плане. А сейчас это «по полной программе» используют политические противники Лукашенко.

— Тот же руководитель BYPOL Александр Азаров сейчас на коне и снимает сливки с этой ситуации. Его структуры довольно много критиковались в последнее время за то, не является ли план «Перамога» мыльным пузырем. И вот сейчас вроде как появилось доказательство того, что в рамках плана белорусские партизаны действуют успешно, — говорит эксперт. — Как бы Лукашенко, его подчиненные или пропаганда ни стали трактовать эту ситуацию, это будет проигрышный для власти сценарий. Потому что если брать внешний контур отношений с Россией, то Лукашенко в роли союзника опростоволосился. Он всегда себя выставлял таким надежным партнером и союзником. Это было у него отмазкой от посылки своих военнослужащих в Украину воевать. Мол, «мы же тыл держим надежно». А тут оказывается, что и в тылу он не может обеспечить порядок.

Второй удар, по мнению Класковского, ситуация в Мачулищах наносит внутренней политике. По мнению эксперта, она разбивает пропагандистский миф об островке стабильности.

— Вокруг бушует война, все сошли с ума, как часто Лукашенко любит говорить. И только здесь благодаря мудрому вождю мирное небо над головой и так далее. Вот такой концепт и продвигала пропаганда. А тут получается, что война уже постучала в наше окошко, пришла и в белорусский дом. Сегодня это произошло в Мачулищах, а завтра может рвануть в другом месте. Неуютно, конечно, становится и людям в погонах. И я думаю, что даже самому Лукашенко, потому что если удалась атака в Мачулищах, то почему не может удаться где-нибудь еще? Думаю, даже в плане личной безопасности Лукашенко не слишком приятно все это осознавать. Мне кажется, что власти находятся в ступоре по этим причинам. Такие вещи, как инцидент с самолетом, безусловно, должно проговаривать первое лицо государства, но он молчит. Видимо, думает, как ему это подать или вообще спустить ситуацию на тормозах. Потому что, еще раз подчеркну, как это ни трактуй, в любом случае окажется, что власти опростоволосились и сели в калошу, а их пропагандистская картина мира рушится.

Военный самолет А-50. Фото: Maxim Maksimov, russianplanes.net
Военный самолет А-50. Фото: Maxim Maksimov, russianplanes.net

В то же время политолог Валерий Карбалевич согласен, что белорусским властям ситуация с самолетом в Мачулищах крайне неприятна, поскольку случившееся разрушает несколько базовых мифологем, которые Лукашенко навязывает обществу.

— Мифологема о том, что Беларусь — это остров стабильности в окружении хаоса. И тут в самом центре государства, недалеко от столицы происходит нападение на военный объект. Это несколько разрушает всю эту концепцию, — комментирует эксперт.

Карбалевич добавляет, что с начала войны в Беларуси целый год проходили различные мероприятия военного характера. Политолог называет это «мобилизационной лихорадкой».

— Были постоянные учения, проверки боевой готовности, постоянные перемещения воинских частей на юг к украинской границе и обратно. Создавались «территориальная оборона», народное ополчение, сотрудников МЧС вооружали пистолетами. И на фоне этого всего вдруг оказывается, что вся военная машина совершенно беспомощная. Кстати, возникает вопрос и о белорусской противовоздушной обороне: где она? У России и Беларуси она едина. И вот, тоже оказалась беспомощной, — говорит Карбалевич. — Лукашенко давал военные обязательства и гарантии безопасности Кремлю. Он мог говорить, что российские войска, объекты, военная техника на территории нашей страны могут спокойно существовать, гарантировал безопасность. А тут случилось такое нападение. Все это очень неприятно для власти, и поэтому она предпочла сделать вид, что ничего не было.