Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  2. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  3. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  4. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  5. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент
  6. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
  7. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  8. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  9. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  10. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  11. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  12. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  13. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  14. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  15. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  16. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
Чытаць па-беларуску


В четверг днем, 2 марта, инициатива BYPOL поделилась с журналистами видеозаписью, на которой дроны проводили разведку над аэродромом в Мачулищах. Ожидаемого момента атаки на российский самолет А-50 на ней не было. «Зеркало» спросило у главы инициативы бывших силовиков Александра Азарова, есть ли у инициативы доказательства диверсии.

Самолет А-50 ВКС России. Фото: Владимир Блинов, «Ваяр»
Самолет А-50 ВКС России. Фото: Владимир Блинов, «Ваяр»

— Видео, которое опубликовал BYPOL, — это видео разведки, а не самого момента диверсии. Возникает вопрос, есть ли у вас доказательство того, что взрывы были? Есть ли видео этого момента и фото или видео последствий? Если да, то почему вы их не опубликовали?

— Мы пока храним интригу. И на этот вопрос есть у нас ответ: всему свое время.

— Но почему?

— Потому что. Так мы решили. То, что там [в Мачулищах] что-то было, это видно с первых самых дней. Даже если бы мы не заявляли. Усиление на границе, вооруженные патрули, слышали взрывы — самые первые были сообщения от людей, которые в Мачулищах проживали.

Потом вот вам видео, что там дроны летали, садились на крышу [самолета]. И нет никакой охраны. Лукашенко и государственные СМИ ничего не комментировали три дня целых — это само за себя говорит. Проводили заседания силовиков в понедельник. Лукашенко всех собирал и кричал, что нужно навести жесточайшую дисциплину.

А российские телеграм-каналы военные дали, по-моему, во вторник, что там взрывы произвели дроны. Россияне первые об этом сообщили.

Также они [силовики] ищут человека за особо тяжкое преступление в Мачулищах, размещено фото. По оперативным сводкам, о которых нам сообщили изнутри, нашли сумку с двумя пультами от двух дронов, очками и запчастями от дронов. Все министерство внутренних дел знает, что был подрыв на самолете, и ищет тех, кто это совершил. Все министерство на ушах.

— Это вам стало известно от источников внутри министерства?

— Да, я звонил тем, кто еще служит. Они сказали, что все знают, что там был подрыв. И все говорят: что за разгильдяйство, как такое могли допустить!

— Но сегодня по госТВ показали, что самолет взлетел и летит…

— К вопросу о том, что он летит. Подрывы были этой «тарелки» (обтекатель РЛС — та самая «тарелка» сверху самолета. — Прим. ред.) и, по-моему, в передней части самолета. Почему самолет может лететь? Крылья, где там топливо находится, никто не подрывал и не трогал, двигатели — также на крыльях. И их также не трогали. То есть их завести можно.

Я думаю, что они три дня молчали и ничего не показывали, так как три дня, наверное, чинили оборудование, чтобы он мог взлететь. И вот на четвертый день он взлетел. И как сообщил Мотолько (а точнее, инициатива «Беларускі Гаюн», которую создал блогер Антон Мотолько. — Прим. ред.), полетел в Таганрог на авиазавод для ремонта.

— Здесь информация есть с двух сторон. С одной стороны — госСМИ заявили, что самолет взлетел для боевого дежурства и облетел границы Беларуси. С другой — телеграм-канал «Беларускі Гаюн» говорит, что самолет покинул воздушное пространство Беларуси.

— Так мы кому верим, своим или чужим?

— Если бы можно было отследить путь самолета по программам типа Flightradar24, то мы бы могли проверить эту информацию самостоятельно и не стоял бы вопрос веры. Но ДРЛО А-50 не фиксируется в подобных сервисах, поэтому остается противоречие.

— Тут у Мотолько нужно будет уточнять. Возможно, он опубликует информацию о приземлении. Я точно не знаю, как он это отслеживает.

— В сообщении BYPOL о подробностях диверсии была фраза, что самолет «уже точно никуда не полетит». А он взлетает.

— Мы же не видели своими глазами, не стояли и не могли проверить его повреждения. Я, конечно, надеялся, что он не взлетит, но видите…

— Вы допускаете, что вас могли обмануть?

— Нет, не допускаю. Ни в каком случае не допускаю.

— Как вы проверяли эту информацию? Узнавали у работников аэродрома, например?

— Мы работаем с людьми. Но об этом мы ничего говорить не будем.

— Когда в таком случае ждать видео с моментом диверсии?

— Ну вот когда будет, тогда увидите. Смысл диверсии был в том, чтобы повредить оборудование, а не в том, чтобы повредить самолет, чтобы он не мог взлететь. Этот самолет очень большой, чтобы его повредить, нужно, я не знаю, из миномета или пушки стрелять. А маленькие дроны, которые продаются в магазинах, не могут его сильно повредить.