Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  2. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  3. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  4. Жесткая авария в Минске: автобус влетел в фуру, пострадали 20 человек. СК показал видео ДТП
  5. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  6. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  7. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  8. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  9. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  10. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  11. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  12. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  13. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  14. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  15. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  16. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили


Александр Лукашенко считает, что в Беларуси «все, кто хочет и может, работают и зарабатывают» и «зарплата должна быть заработана». Попросили белорусов рассказать в ответ на это заявление о своих заработках и о том, насколько считают справедливым такой уровень дохода и есть ли у них возможность зарабатывать больше.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

— Вы все хотите зарплату в пять тысяч долларов. Так нигде этого нет. Каждый получает столько, сколько он сможет сегодня заработать. Извините меня, если ты с детского сада уже ориентирован был черт знает на что, если ты школу просто прошел, а кто-то корячился и учился, занимался, ты разве можешь быть конкурентным в нашей среде с этим человеком? Конечно, нет, — заявил Александр Лукашенко 31 марта во время обращения к народу и парламенту.

По словам политика, в прошлом году зарплаты в реальном секторе и в бюджетной сфере выросли на 13%. «Это позволило обеспечить зарплаты выше уровня инфляции учителям, работникам культуры и соцобслуживания. Растет зарплата работников здравоохранения», — заявил он.

Вот что на это отвечают наши читатели.

«Чтобы зарабатывать больше, надо сутками работать»

Татьяна сейчас живет за границей, но до середины 2022 года работала кладовщицей в Беларуси. Условия труда в компании были хорошие, коллектив — прекрасный. Но зарплата ее разочаровала.

— Договаривались на 800 рублей, но выходило меньше — 500−550 рублей. На эти деньги выжить просто нереально, если хочешь нормально питаться и что-то дать детям. Заслужила ли я такую зарплату? Однозначно нет. Работы было много, не сидели на одном месте, плюс материальная ответственность. Поэтому считаю, что зарплата должна была быть выше, хотя бы 1000 рублей. Это чтобы нормально жить и чтобы было желание работать.

После переезда она с мужем сменили работу. И хоть пришлось обустраиваться на новом месте, оплата их труда в новой стране позволяет обеспечить жизнь семьи лучше, чем это было на родине.

— В плане еды ни в чем себе не отказываем, можем даже сходить в «Макдоналдс» или в кафе, заказать ту же пиццу и без откладывания денег или дополнительной работы купить ту же одежду или обувь. А еще мы откладываем на поездку в одну из стран ЕС, хочется выехать куда-то к океану или морю, — говорит Татьяна.

На вопрос, была ли у нее возможность зарабатывать больше в Беларуси, женщина говорит, что регулярно мониторила вакансии — везде был примерно такой уровень зарплат.

— Можно было уйти в цех на станок или, допустим, взять подработку на заводе. Но в цеху работать я не могла, потому что надо было растить ребенка, а при работе в три смены это было бы нереально. С подработкой большой разницы по зарплате все равно не было бы. Думаю, чтобы зарабатывать больше [в Беларуси], надо сутками работать, и то не факт, что сведешь концы с концами, особенно если есть кредиты.

«Просят бесплатно выходить в выходные»

Николай трудится в государственной организации по благоустройству территорий. Недавно, по его словам, его бригаде увеличили участок для работы в два раза. «Работы на человек 50, а нас всего 16», — говорит он.

— Зарплата 800 рублей на руки, хотя у нас бригада одна, а участок двойной, и мы должны были бы получать на руки 1,5 тысячи. К тому же бывает, что просят бесплатно выходить в выходные дни, так как денег у них, видите ли, нет. По этой же причине отправляли в отпуск за свой счет. Даже аптечки нет, хотя давно просим. Зато у директора — новая машина. Такая оплата труда несправедливая. Где тут справедливость? К сожалению, нет возможности зарабатывать где-то еще. Нет на это сил, потому что работа физически очень тяжелая, к тому же на улице весь день, — рассказывает он.

Уборка снега. Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Юлия работает в сфере услуг. В месяц у нее выходит 15 смен по 12 часов. Зарабатывает минчанка 1200 рублей.

— Уверена, что зарплата обязана быть больше, но, к сожалению, начальство не может повысить ее. И это не из-за плохого руководства, а потому что в нашей стране сейчас нет возможности повышать зарплату, — написала нам она. — Возможности зарабатывать больше 1200 рублей в Беларуси для женщин практически нет. Можно, конечно, устроиться еще на одну работу, но тогда вообще детей и семьи не увидеть.

«Живешь в школе и получаешь 1200 рублей»

Марк сейчас живет не в Беларуси. Но совсем недавно он был учителем в школе, с небольшим стажем и без категории.

— Меў класнае кіраўніцтва, нагрузка была 35,5 гадзіны з дазволеных 36 (стаўка 20 гадзін на тыдзень). З улікам усяго я атрымліваў 1100−1200 рублёў. Гэта смех, капейкі. Відавочна, што я як настаўнік заслугоўваў не такі заробак. За стаўку гэта яшчэ норма, але за дзве стаўкі — гэта здзек, бо гэта невыносна цяжкая праца.

Начинался рабочий день в 8 утра, уроки длились до 15 часов, но с работы, говорит, удавалось уйти в лучшем случае на час позже из-за заполнения журналов. Дома надо было писать план-конспект на следующий день (на случай проверки).

— Кожную суботу мерапрыемствы, факультатывы — у выніку палову дня ў школе, бывала так, што і ў нядзелю прыязджаеш у школу, каб паспець усе дакументы запоўніць. А яшчэ два разы на год «всеобуч», калі ты абыходзіш увесь свой мікрараён для падліку дзяцей, педсаветы, рамонт, кожны настаўнік павінен за год мінімум адну даследчую працу з вучнем напісаць. Адным словам, ты жывеш у школе, табе ніхто і дзякуй не скажа, і ты атрымліваеш 1200 рублёў у месяц. Усе гэтыя павелічэнні заробкаў — гэта адзін здзек, бо за тыя ж гадзіны ў мінулым годзе я атрымліваў 1500, а працаваў 5 дзён, а не 6, як перад ад’ездам.

Зарабатывать дополнительно Марк не мог: «Як, калі я есці не паспяваў?»

«Работа ученых должна цениться»

Молодой ученый Матвей начал работать еще на втором курсе университета, чтобы «слезть с родительской шеи и дать им пожить для себя».

— Начинал с низов, и моя первая зарплата была около 150−180 рублей грязными. Первые год-два она росла незначительно. Только ближе к концу обучения в университете начала увеличиваться ощутимо. Я постарался стать незаменимым, внес в рабочий процесс много нового, купил простое оборудование, которое сильно изменило правила игры, освоил новый софт, дал команде новые возможности. Сейчас работаю в научном институте и зарабатываю в среднем 2000 рублей в месяц.

Мужчина говорит, что частично согласен с утверждением, что кто хочет, тот может зарабатывать, для этого надо постоянно работать и совершенствоваться. Но «есть нюансы».

— Почему я согласен не полностью? Все просто, мой путь долгий, он забрал у меня много сил, времени и энергии. А любой таксист, я уверен, даже в небольшом городке может выйти на зарплату 1500−2000 рублей без всех этих вложений и потраченных лет. Я не говорю, что это плохая работа, все профессии важны и ко всем я отношусь с уважением, просто мы живем в таких реалиях, — рассуждает Матвей. — Во многих развитых странах самой высокооплачиваемой профессией является врач, с чем я полностью согласен, от них зависит наша жизнь. Дальше идут программисты, но там довольно большая разница в зарплатах между топовыми должностями и рядовыми. И, часто, ученые занимают третью строчку, с чем я также согласен. Исследования — это наше будущее. Ученые создают новые методы, технологии, которые позволяют нам жить лучше. Такая работа должна цениться.

«Работа у меня была, но не было адекватной понятной оценки труда»

Маргарита в прошлом журналист. В государственном издании после вычета налогов ее зарплата была около 1100−1200 рублей. Структура зарплаты довольно сложная, в ней учитывается не только оклад, но также гонорары, премии, надбавки. Порой, по ее словам, расчеты были не совсем обоснованными из-за небольшой разницы в стоимости простых и сложных текстов.

— По сути, гонорары определял редактор: если нравится, то платили больше, если нет — меньше. Конкретно на моем примере я не согласна с тем, что те, кто может, зарабатывает, потому что работа у меня была, но не было адекватной понятной оценки труда. А когда количество денег, которые ты получишь, оценивает другой человек не на основе каких-то уставов, а чисто субъективно, я считаю, это непрофессионально.

Женщина говорит, что могла зарабатывать больше на своей работе, увеличив количество публикаций. Но это отнимало бы много свободного времени, а заработанные сверхурочно деньги, говорит, не стоили потраченного на работу времени. Поэтому она подрабатывала копирайтером. Это было выгоднее, занимало меньше часов, а оплата была понятной и справедливой, отмечает Маргарита.

— Я решила поменять сферу деятельности — ушла в недвижимость. Эта сфера гораздо больше подходит понятию «если работаешь, то зарабатываешь», потому что здесь моя зарплата формируется из небольшого оклада, а основной процент моего заработка — это сделки, которые я закрываю. За каждую сделку я получаю процент. И сейчас моя зарплата варьируется в пределах 2000−2500 рублей, но могу зарабатывать больше, если закрою больше сделок, найду клиентов. Хотя работаю я здесь много, но я понимаю, во что вкладываю свое время.

Фото: pixabay.com
Иллюстративный снимок. Фото: pixabay.com

— Не считаю, что государственная сфера да и некоторые частные организации соответствуют высказываниям о том, что зарплата зарабатывается, если ты этого хочешь. Тут нет прямой взаимосвязи между тем, сколько ты сделал и заработал. В этом плане частные компании более открытые, честные, и здесь у тебя больше возможностей. В госорганизации тебе могут платить большой оклад. Но он, с одной стороны, тебя демотивирует работать активнее, с другой стороны, ограничивает возможности повысить твой заработок.

«С бешеным ростом цен 2000 рублей — ничто»

Программист Василий занимается IT-аутсорсингом и имеет хорошую, по белорусским меркам, зарплату.

— Насчет этого высказывания отчасти соглашусь, так как в любой ситуации можно найти варианты получше. Но оно звучит крайне лицемерно от человека, который пагубно влияет на IT-сферу в нашей стране, — говорит мужчина. — Будучи из простой семьи, сравниваю свою зарплату с зарплатой родителей, которые работают врачами, — и мне стыдно за то, что у них такая маленькая зарплата, как и у других рабочих. В свое время сам успел поработать на заводе и вообще не представляю, как на такую зарплату (800 рублей) можно прожить.

Потап — молодой специалист в госорганизации, которая занимается оценкой состояния недвижимости. Его оклад составляет меньше 500 рублей. Получить его можно, выполнив план на сумму более 3500 рублей. «Инвентаризация дома до 100 квадратов стоит 80 рублей. Если закрываешь больше плана, то есть доплата по коэффициенту 0,7. То есть чем больше работаешь, тем меньше платят», — написал нам молодой человек.

«Работаю мастером по маникюру. Я мать-одиночка, живу в арендном жилье, алиментов не получаю. Зарабатываю около 2000 рублей. Другого выбора у меня нет — или я заработаю эти деньги, или не смогу содержать ребенка. В принципе я согласна с тем, что если я хочу зарабатывать больше, то я зарабатываю. Другой вопрос, что с бешеным ростом цен эти 2000 рублей — ничто», — написала нам Тамара.