Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  2. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  3. В Испании убит российский летчик, перегнавший вертолет Ми-8 в Украину
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  7. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  8. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  9. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  10. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  11. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  12. «Может не дотянуть до освобождения». Рассказываем о 13 политзаключенных, которым нужна помощь врачей прямо сейчас
  13. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  14. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»


По экспертным оценкам и исследованию «Белорусского трекера перемен», в Беларуси продолжается рост доверия к власти. По словам авторов, исследование «не претендует на полностью корректную репрезентацию белорусского общества». Однако тренды очевидны. И если рассмотреть, какие психические процессы происходят внутри людей, то выяснится, что происходящее — вполне закономерное явление. И вот почему.

Сергей Попов

Врач-психиатр, психоаналитик, член Международной психоаналитической ассоциации, бывший заместитель председателя этического комитета Белорусской психиатрической ассоциации.

«Повторение не может быть прервано без суда над ответственными и виновными»

В древнегреческой мифологии Сизиф обманул смерть, заковав бога смерти Танатоса. Люди перестали умирать, и смена поколений остановилась. За это он после был наказан тем, что должен был вкатывать на гору тяжелый камень. Камень скатывался вниз, а Сизиф должен был поднимать его обратно. Это повторялось бесконечно. Повторение — это один из психических механизмов. Есть рождение и смерть. Есть разрушение и восстановление разрушенного. Одно сменяется другим непрерывно. Поэтому белорус в стране, пережив острый шок и травму в 2020 году, или, образно говоря, скатывание Сизифова камня, снова начал бессознательно и автоматически возвращаться и сосуществовать с текущим режимом, как и было до. Снова тащить этот камень наверх. Все это уже было, пусть и не в таких масштабах.

Если цель белоруса не жить так, как он хочет, а жить так, чтобы не конфронтировать и не конфликтовать ни с кем, то это естественно — вернуться немного (или все же много?) назад в прошлое и успокоиться. Только камень становится тяжелее. Обвинять или стыдить в этом человека, называя такой подход слабостью или безволием, нельзя. Мы все повторяем в своей жизни только то, что было у нас раньше, и автоматически сворачиваем на ту дорогу, по которой однажды нас провели.

Это все звучит несколько фатально. Что же может помочь не повторять одно и то же каждое десятилетие? На самом деле все знают ответ. Много кто об этом писал и говорил. Вот, например, Короткевич: «Хто не памятае мінулага, хто забывае мінулае — асуджаны зноў перажыць яго. Безліч разоў». Помнить — это переживать, почти так же ярко, всем своим существом, то, что переживали люди недалекого (2020−2022 года) и более далекого прошлого. Только через переживание становится возможной проработка прошлого, это требует много времени и должно захватывать большие группы людей. Только тогда появляется возможность пойти другим путем как одному конкретному человеку, так и обществу в целом. Повторение не может быть прервано без суда над ответственными и виновными в преступлениях против мира и человечности, так же как за насилие и пренебрежение.

Работники Гомельского городского ЖКХ смотрят послание Александра Лукашенко. Фото: https://www.newsgomel.by/
Работники Гомельского городского ЖКХ смотрят послание Александра Лукашенко. Фото: https://www.newsgomel.by/

«Невольно приходят в голову примеры скоропостижных смертей чиновников»

Адаптация — это второй фундаментальный механизм, за который отвечает психика человека. «Прыцярпелася» — может быть одним из брендов белорусов. Почему-то так часто это воспринимается как слабость. Однако саму по себе способность к адаптации нужно рассматривать отдельно от жертвенности. Наверняка белорус адаптировался к текущим непростым жизненным условиям в стране. Возможно, что он даже намного более независим от власти, чем кажется, потому что привык заботиться о себе сам. Проблемой может быть только то, что ресурсы для адаптации конечны, а привычка полагаться на себя может приводить к изоляции. В итоге повышается риск развития психических расстройств, физических заболеваний, зависимостей от психоактивных веществ, суицидального поведения. Невольно приходят в голову примеры скоропостижных смертей чиновников в последнее время.

Что может помочь с этим? Важно иметь возможности восстанавливать свои ресурсы. Для этого нужна безопасность проявления себя, с чем есть сложности, и возможность заниматься любимым делом. Восстановление — это не ничегонеделание, а переключение на другие активности, которые связаны с игрой и самореализацией без «дедлайнов». И если есть достаточно ресурсов, то адаптация к сложной ситуации становится более активной.

«Когда давление насилием и изоляция столь велики, человеку становится сложно находить опоры внутри себя»

Белорус сейчас оказался в крайне неблагоприятной ситуации из-за сочетания двух критических для психики факторов. Один — это непрекращающееся насилие и террор внутри страны, другой — это нарастающая изоляция от мира и других людей. Психика снова защищает себя, и происходит бессознательная идентификация с агрессором и занятие его стороны. Человеку нужен человек, писал Станислав Лем в своем «Солярисе». Когда давление насилием и изоляция столь велики, человеку становится сложно находить опоры внутри себя. Может быть слишком одиноко. Еще и «запад» бросил и отвернулся своими санкциями, заборами отгородился, близкие и знакомые уехали. Тогда парадоксальным способом человек обращается к тому, кто есть рядом. Даже если это агрессор. Такой отчаянный способ сохранения своего психического мира от тотального разрушения и выживания.

Проблемой здесь может быть то, что такой путь — это путь в один конец. Чем больше человек пересекает рубежей, связанных с действием от лица агрессора и причинением ущерба, тем сложнее прийти к покаянию и, возможно, к примирению.

Что может помочь белорусу, если в нем преобладает такой путь выживания? Сохранение связей с теми своими людьми, которые дают возможность почувствовать, «кто я есть» на самом деле. Не создавать самим для себя изоляцию. И конечно — пресекать действия агрессора с самого начала. Белорусы снимают обувь, прежде чем встать на скамейку во время протестов в 2020 году. Но при этом незаметно для самих себя позволяют другим топтаться у себя в доме грязными и «радиоактивными» сапогами или гусеницами. Это то, чему нам нужно научиться, защищать себя, использовать агрессию, но не становиться агрессором.

Учащиеся и работники медицинских учреждений смотрят выступление Александра Лукашенко. Фото: https://t.me/minzdravbelarus
Учащиеся и работники медицинских учреждений смотрят выступление Александра Лукашенко. Фото: https://t.me/minzdravbelarus

«Сила в слабости. Ни один авторитарный лидер или диктатор не может позволить себе слабость или уязвимость»

В любой непонятной и опасной ситуации психика реагирует автоматически, используя те реакции, которые были характерны для нас в прошлом, в детстве. Это называется регрессией, и одно из последствий этого — расщепление. Это разделение всего на черное и белое, чужое и свое, плохое и хорошее, победившего и проигравшего и так далее. В этом некоторые из белорусов просто автоматически будут занимать сторону «победившего», или «сильного», а других считать «проигравшими» и «слабыми». Понятно, какова тогда цель пропаганды внутри Беларуси — разделить и властвовать, склоняя на свою сторону как на сторону «победивших» (кавычки обязательны!). Но образ этой победы, именно образ, держится на репрессиях, насилии и терроре — все должны бояться. Страх трансформируется в культ личности или режима.

Что может помочь белорусу в такой ситуации? Важно размышлять над этим афористичным вопросом — в чем сила? А сила в слабости. Ни один авторитарный лидер или диктатор не может позволить себе слабость или уязвимость. И это в конце концов приведет его к концу. Слабость и уязвимость — это часть нашей природы. Признание в себе слабости и уязвимости открывает возможность почувствовать ценность другого, необходимость другого. Обязательно что-то нам будет не нравиться в этом другом человеке рядом с нами, но мы нуждаемся друг в друге. А значит, научимся обходиться с нашими различиями, не разделяясь на враждующие лагеря.

«Доверие ли это, которое подразумевает открытость и безопасность проявления себя? Едва ли»

Каждый человек может бессознательно стремиться защищать себя от знания чего-то плохого или от тяжелых переживаний. При столкновении с избыточно болезненным воздействием психика предпринимает защиту — травматическую диссоциацию: ничего не знаю, не чувствую, не вижу, не слышу, не говорю.

К сожалению, власти искусно используют этот механизм, предлагая такое информационное поле, которое, скорее, поддерживает травматическую диссоциацию. Почти ничего не делается, чтобы повышать грамотность и осведомленность людей, а скорее наоборот. Потому что общая грамотность в вопросах экономики, политики, социологии, истории будет мешать.

Представьте себе человека с каким-нибудь тяжелым заболеванием и врача, который его лечит. Врач ничего не рассказывает про эту болезнь, хотя он сам все знает, а говорит только, что все будет хорошо, и дает лекарство, которое сегодня снимает некоторые симптомы, но на самом деле не лечит. Пациент, не зная всех тонкостей развития болезни, будет искренне думать, что выздоравливает. Хотя потом неминуемо наступит кризис или даже смерть. Но образ врача-целителя сохраняется, потому что чудесным образом сиюминутно пришло облегчение. Это очень напоминает маневр с заморозкой роста цен. Вероятно, сегодня немало белорусов могут переживать такую травматическую диссоциацию. Из-за нее временно может прийти переживание, что «оказывается, жизнь налаживается».

Хоть знание преумножает скорбь, но скорбь в данном случае связана с реалистичным видением происходящего. Это только кажется, что тогда появится чувство, что ничего не контролируешь и ничем не управляешь. На самом деле, когда видишь реальность, больше вероятности понять свою роль и свое место, и будет меньше внутренней необходимости искать виноватых. А когда не видишь, возвращаешься к первому описанному здесь механизму — повторению, и оказываешься в ловушке.

Все эти механизмы самосохранения и выживания, по отдельности или вместе, со своими преимуществами и своими последствиями, работают в каждом из нас, в каждом белорусе. В совокупности это и может проявиться в виде повышения доверия к власти и ее институтам. Но только доверие ли это, которое подразумевает открытость и безопасность проявления себя? Едва ли. В притче черепаха соглашается перевезти скорпиона на другой берег реки. Тот спокойно сидит на ее спине. Но когда они прибывают, он ее жалит. Природа черепахи — добродетель, природа скорпиона — жалить. Сейчас эта черепаха олицетворяет белорусов, которые больше «доверяют» власти, как скорпиону. Но когда бурные воды неспокойного времени закончатся, скорпион обязательно укусит, и злоупотребление лояльностью людей снова произойдет. Но кажется, с каждым разом укус оказывается болезненнее и смертельнее.