Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  2. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  3. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  4. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  5. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  6. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  7. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент
  8. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  9. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  10. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  11. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  12. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  13. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  14. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  15. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  16. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком


Уже несколько лет белорусская экономика живет под санкционным давлением, которое особенно усилилось после февраля 2022 года. Как регионы развиваются в таких макроэкономических условиях, разбираемся в новом исследовании Центра новых идей.

  • Антон РодненковДиректор Центра новых идей

    Руководил проектами в сфере устойчивого развития регионов и инноваций. Член команды Виктора Бабарико.

​Вопреки расхожему мнению, регионы страны по-разному развиваются, реагируют на шоки и на открывающиеся возможности роста.

Несмотря на положительную макроэкономическую конъюнктуру, основанную на выгодной для Беларуси ситуации на внешних рынках 2021 года, регионы в целом и отдельные города в частности продолжают испытывать трудности в развитии. Год 2022-й принес новые вызовы в виде необходимости диверсифицировать рынки и обходить санкционные ограничения.

Наибольший удар — на моногорода

Проблемы белорусской экономики, особенно на региональном уровне, во многом основываются на географической структуре промышленного и аграрного потенциала страны. В основе этой структуры лежит советское наследие. Тогда экономика была ориентирована не столько на Беларусь, сколько в широком смысле на весь социалистический блок.

Отсюда берет свое начало проблема моногородов и зависимых от одной отрасли районов, которая в условиях санкционных ограничений становится все более острой. Причина тому — экспортная ориентация многих предприятий, составляющих основу промышленного потенциала моногородов.

Район Среднегодовая численность занятых, человек Занятых на подсанкционных госпредприятиях, человек Доля в занятости
Солигорский район 68 137 16 527 человек в «Беларуськалии» 24%
Смолевичский район (включая Жодино) 54 589 10 614 человек на БЕЛАЗ 19%
Полоцкий район (включая Новополоцк) 90 014 9873 человек на «Нафтане»,
3452 человек в «Полоцк-Стекловокно»
15%
Бобруйский район 92 356 8 239 человек на «Белшине» 9%
Мозырский район 56 992 4 956 человек на «Мозырском НПЗ» 9%

*По данным статистической отчетности ОАО по итогам 2020 года.

Регионы, в которых расположены подсанкционные предприятия, можно условно разделить на две категории. В первой категории находятся те, где попавшие под санкции предприятия являются градообразующими или имеющими критически важное значение для местной экономики. Ко второй категории относятся регионы, где подсанкционные компании хоть и являются важными для местной экономики, но не играют критической роли.

Следуя этой логике, экономика таких городов, как Новополоцк, Жодино, Мозырь, Солигорск и Бобруйск, в значительной мере зависит от эффективности работы находящихся там подсанкционных предприятий. Для Гродно, Лиды, Червеня, Борисова и Орши местные предприятия, попавшие под санкции, не являются градообразующими.

Падение занятости в уязвимых моногородах — больше среднего по стране

В 2022 году тренд на снижение занятости в Беларуси сохранился. Но в большинстве из указанных уязвимых районов падение оказалось ощутимее, чем в среднем по стране. Так, при общем снижении численности занятого населения за год на 1,6%, в Солигорском районе она снизилась на 1,8%, в Новополоцке — на 2%, в Полоцком районе — на 1,5%. При этом в Жодино, напротив, возросла на 1,8%.

Следовательно, машиностроение в 2022 году смогло адаптироваться к текущему положению в экономике лучше, чем сферы производства удобрений (Солигорск) или нефтепереработки и нефтехимии (Новополоцк, Полоцк).

Обвал зарплат в Солигорске, но рост в Жодино

В 2022 году заработные платы в Беларуси выросли в номинале, тогда как в реальном выражении снизились в среднем по стране на 1,8%. Причем особенно сильно это ощущалось в Минске и Минской области, в особенности в Солигорском районе.

Заработки в рассматриваемых уязвимых городах и районах в 2022 году показали смешанную картину. Так, в Солигорском районе в реальном выражении заработки упали на 14,8% к уровню прошлого года, притом что в среднем по стране падение составило только 1,8%. Больше среднего по стране снижение реальной оплаты труда оказалось также в Новополоцке (−4,9% к уровню 2021 года).

В то же время в Полоцком районе в 2022 году имел место рост оплаты труда на 0,7%, как и в Жодино (+5%). В первом случае, похоже, поддержку экономике Полоцкого района оказали предприятия, не связанные со сферой нефтехимии, а в случае Жодино сказалось вероятное восстановление поставок продукции машиностроения в Россию или через нее на рынки третьих стран.

Распределение номинальной начисленной среднемесячной заработной платы в 2022 году и расположение городов с крупнейшими подсанкционными предприятиями. Изображение: Центр новых идей
Распределение номинальной начисленной среднемесячной заработной платы в 2022 году и расположение городов с крупнейшими подсанкционными предприятиями. Изображение: Центр новых идей

Местные бюджеты станут более уязвимыми

Действие ограничительных мер наносит как прямой ущерб попавшим под санкции предприятиям, так и косвенный, который выражается в снижении поступлений доходов в бюджет. С учетом высокой доли дотационности большинства местных бюджетов косвенный ущерб может иметь более серьезные последствия для экономики и социальной сферы.

Сокращение внешней торговли и поступлений от акцизов уже влияет на наполнение республиканского бюджета настолько, что данные о его состоянии приходится скрывать от общественности. Даже на фоне «экспортного чуда» половина районов зависит от дотаций из республиканского бюджета более чем на 50%, при этом половина местных бюджетов снизили долю собственных доходов в 2021 году.

Расположение городов с крупнейшими подсанкционными предприятиями и собственные возможности местных бюджетов в 2021 году. Изображение: Центр новых идей
Расположение городов с крупнейшими подсанкционными предприятиями и собственные возможности местных бюджетов в 2021 году. Изображение: Центр новых идей

Влияние текущей ситуации на региональные бюджеты будет ощущаться все сильнее. Но поскольку отдельные данные из региональных бюджетов по 2022 году уже не публикуются, остается лишь предполагать, что их доходы будут проседать, а дефицит сохранится или усилится.

Удар по Минску

В 2020 и 2021 годах казалось, что Минск, несмотря на большое число предприятий, попавших под ограничительные меры, с большей долей вероятности и меньшим напряжением для локального рынка труда может привлечь людей, попавших под вероятные сокращения. Последующая ситуация только отчасти подтвердила этот прогноз.

Как оказалось, действие вторичных эффектов в большей мере затронуло столицу, чем прямые ограничения для местных предприятий. Потери из-за оттока высококвалифицированных кадров и бизнеса в высокотехнологичной сфере для столичной экономики оказались большими, чем потери от санкций, накладываемых на местные промышленные предприятия.

Хотя санкции и не привели к коллапсу экономики, негативные эффекты не может компенсировать ни «экспортное чудо», ни переориентация экспорта, доходов от нефтепереработки.

При этом на примере Минска видно, что вторичные эффекты, как отток высококвалифицированных кадров и бизнеса, могут быть более болезненными, чем непосредственно сами ограничительные меры.

Деградация будет растянута во времени, различаться в зависимости от региона. Релокация и потеря региональных точек роста только усилят действие традиционных негативных факторов, как демографические проблемы или слабые местные бюджеты. А ожидания, что столице будет проще пережить санкционный период, тоже оказались излишне оптимистичными.