Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  2. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  3. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  4. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  5. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  6. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  7. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  8. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  9. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  10. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  11. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  12. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  13. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  14. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  15. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  16. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  17. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление


На протяжении более чем пяти дней Александр Лукашенко не появляется на публике. Никакой информации о его состоянии здоровья по официальным каналам не поступает, косвенные признаки и неподтвержденная информация указывают на то, что политик болеет. Непрозрачность работы органов власти в Минске и пресс-службы политика влечет за собой большое количество вопросов. В частности: что будет в случае смерти Александра Лукашенко, может ли кто-то попытаться занять его место не так, как прописано в Конституции, как на ситуацию отреагирует белорусское общество и как себя поведет важнейший партнер Минска прямо сейчас — Москва. На последний из этих вопросов мы попросили ответить экспертов.

Фото: president.gov.by
Фото: president.gov.by

«Молчание может быть театральной паузой»

Старший исследователь Центра новых идей, экс-дипломат и автор телеграм-канала «Пульс Ленина-19» Павел Мацукевич подчеркивает, что в ситуации со здоровьем Александра Лукашенко много неопределенности, но вряд ли пока можно говорить о близкой смерти.

— Думаю, мы рано «хороним» Александра Григорьевича. Наверное, у него какое-то достаточно серьезное обострение, но это не вопрос жизни и смерти. Иначе мы бы не увидели его в Москве на параде и в Минске у Вечного огня, — говорит аналитик. — Молчание может быть театральной паузой, которую он сам выдерживает и в это время наблюдает. Иногда выгодно прикинуться мертвым, чтобы посмотреть, как поведет себя окружение, кто дернется к вертикали, какие телодвижения начнутся в России, в Украине, на Западе.

Гипотетическая смерть Александра Лукашенко в ближайшем будущем «по большому счету ничем» не может угрожать России, считает Павел Мацукевич. В первую очередь это связано с убежденностью, что ни один из его вероятных преемников не станет закладывать в свою политику антироссийский курс, делать крутой вираж или рассматривать в перспективе евроатлантическую интеграцию.

— Любой преемник из ближайших, скорее всего, не будет представлять угрозы для российских интересов, поэтому Москве достаточно будет просто наблюдать. А ее интересы будут априори учтены белорусской властью. Все-таки Россия сейчас погружена в войну в Украине. Это занимает практические все время и силы, — говорит он.

«Потеря контроля над Беларусью для Москвы была бы фатальной»

Политический обозреватель и историк Александр Фридман считает, что в случае смерти либо тяжелого состояния Александра Лукашенко, которое не позволит ему исполнять свои обязанности, Москва постарается сделать все, чтобы к власти пришли люди, которые либо продолжат его курс, либо будут еще «более активно и верно служить России».

— В этом случае они активно вмешаются в процессы и не пустят ситуацию на самотек, — говорит эксперт и добавляет: — Это именно то, что отличает происходящее в Беларуси от других постсоветских стран. Там, когда умирали лидеры или после того, как с ними что-то случалось и решались вопросы транзита, Россия за этим очень внимательно следила, даже периодически высказывала свою точку зрения, но активного вмешательства, как правило, не было. В случае Беларуси, тем более сегодняшних политических обстоятельств, думаю, они вмешаются и сделают это очень серьезно.

По мнению Фридмана, это будет сделано ради того, чтобы контролировать процесс и не рисковать допустить ситуацию, которая была бы не в интересах России.

— Если в Беларуси каким-то образом к власти придут прозападные силы либо, по крайней мере, не будут продолжать курс, который начал Лукашенко (или попытаются от него отойти), интересы России в нашей стране будут поставлены под вопрос, — объясняет он.

Вмешательство, по словам Александра Фридмана, может быть не только политическим, но и военным — вплоть до введения на территорию нашей страны дополнительных сил. Он не исключает вероятности, что это может произойти по просьбе или для поддержки людей, которые будут в Минске у власти или бороться за нее.

— В условиях, когда в Украине для России все складывается очень плохо, потеря контроля над Беларусью для Москвы была бы фатальной, — рассуждает Александр Фридман. — Другой вопрос — могут ли они это сделать. Если ситуация на украинском театре войны будет разворачиваться все так же неблагоприятно для России, если ее силы там будут скованы, армия — терпеть военные поражения и ситуация для Москвы будет ухудшаться, то даже при всем желании она может оказаться не в состоянии что-то изменить в стране. Но если посмотреть, как это выглядит сейчас, то пока видится, что у Кремля есть все возможности для того, чтобы повлиять на происходящее в Беларуси.

Какая фигура у власти в нашей стране выгодна Москве

Если задаться вопросом, кто из потенциальных преемников Александра Лукашенко в наибольшей степени соответствует интересам России, то одним из них Павел Мацукевич называет премьер-министра Романа Головченко.

— Очевидно, он нашел язык с российским премьером Михаилом Мишустиным. Но как поведет себя Головченко в ситуации, если он станет главой государства, — это вопрос открытый. Совершенно очевидно, что он не будет закладывать антироссийский курс. Но во всем этом важны нюансы. Ведь он может его не закладывать, понимая, в какой ситуации находится Беларусь. Условно говоря, поддержать лозунг демократических сил о том, что страна должна стремиться в Евросоюз, означает ту самую оккупацию Беларуси российскими войсками, о которой говорит оппозиция сейчас (но которой пока нет).

Сам же Александр Лукашенко, по мнению эксперта, видит в этой роли своих сыновей, в первую очередь старшего — Виктора. Этот вывод исходит из рассуждения о том, кто мог бы гарантировать безопасность его семьи и кому политик действительно может доверять. Этот круг ограничивается членами семьи, считает Павел Мацукевич.

— Является ли он антироссийски настроенным? Конечно, нет. Пророссийски — бог его знает. Думаю, опять же Виктор Лукашенко прекрасно понимает, в каком положении находится наша страна. Является ли он сторонником объединения Беларуси и России и станет ли усиленными темпами реализовывать слитую не так давно стратегию поглощения Беларуси, на этот счет у меня есть сомнения, — рассуждает старший исследователь Центра новых идей.

В то же время аналитик считает, что в белорусской вертикали власти и депутатском корпусе есть люди, которые видят своим идеалом Союзное государство.

Как в Москве могут отреагировать на либерализацию системы в Беларуси

Можно предположить, что человек, который придет к власти на место Александра Лукашенко (либо в случае его смерти, либо по решению политика о транзите власти), с большой долей вероятности будет стараться либерализировать систему, дистанцироваться от преступлений, совершенных в период власти политика, и даже попытаться наладить отношения с Западом. Павел Мацукевич согласен, что такое возможно.

— Для этого ему придется принести «лукашенковскую жертву». В случае возможного Головченко (как, я думаю, рассуждал бы Лукашенко) этой жертвой могут стать члены семьи, ближний круг. Именно поэтому, полагаю, наиболее вероятным преемником с его точки зрения был бы именно член семьи, — говорит Павел Мацукевич.

По его мнению, контролируемая Россией нормализация отношений Беларуси с Западом может быть Москве на руку. Ведь в таком случае нашу страну могут вывести из-под санкционного давления, что откроет в Россию путь для важных товаров и технологий. Кроме того, Минск в такой ситуации может стать выгодной для Кремля переговорной площадкой.

Александр Фридман же считает, что в Москве посчитали бы опасной для себя ситуацию, когда к власти в Беларуси попытался бы прийти человек, настроенный на то, чтобы вести страну по пути либерализации (включая налаживание отношений с Западом и дистанцирование от России). В этом случае в Кремле не станут дожидаться плодов этого процесса, а постараются уничтожить его на корню.

— Тем более что опыт взаимоотношений России с правителями, которые пошли по пути либерализации, мягко говоря, не лучший. Мы видим, что происходит в Казахстане, где Токаев ведет политику либерализации, — и она совсем не такая, как ожидала Россия. Тем более что она привела к тому, что в сегодняшней войне у Казахстана нейтральный статус. С Пашиняном у России тоже далеко не лучшие отношения. Подобные процессы в Беларуси могли бы стать для Москвы еще более огорчительными и неприемлемыми, поэтому там попытаются этого не допустить, — подчеркивает Александр Фридман.