Поддержать команду Zerkalo.io
  1. В Беларуси выпал первый снег
  2. Торговля придумала, как обходить ограничения чиновников по повышению цен. Госконтроль хочет прикрывать эту лазейку
  3. Проблемы с сельским хозяйством и с доходами населения. ЕАБР о том, что происходит с ВВП и влияют ли санкции
  4. Визовый центр Испании в Минске приостанавливает прием документов на визы
  5. Начальник ГАИ Беларуси Дмитрий Корзюк назначен заместителем министра внутренних дел
  6. В Беларуси второй месяц подряд падает средняя зарплата
  7. Медицинский кислород в больницы начали поставлять военные с авиационных баз
  8. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  9. Минобороны отправило срочников на двухнедельную изоляцию
  10. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  11. «Необходимо как минимум 60%». Замминистра здравоохранения Богдан рассказала о вакцинации и удивилась антиваксерам
  12. На СТВ троллили Путина (или Байдена), а на RT и НТВ критиковали Лукашенко. Похоже, между Беларусью и РФ разгорелась медиассора
  13. Минздрав подписал приказ о плановой медицинской помощи
  14. В Колумбии задержали самого разыскиваемого наркобарона
  15. В Беларуси зафиксировали новый штамм коронавируса. Рассказываем, что о нем известно
  16. «Если ответа от Путина не будет — это подорвет устои системы». Эксперты — о белорусско-российской медиассоре


Европарламент принял резолюцию по Беларуси с призывом скорей принять пятый пакет санкций, предложением к странам ЕС применить принцип универсальной юрисдикции и начать дела против причастных к репрессиям в Беларуси. Что это за документ и как он будет действовать, объяснил политический аналитик Артем Шрайбман.

Фото: twitter.com/Europarl_EN
Фото: twitter.com/Europarl_EN

Что это за резолюция?

Европарламент одобрил новую резолюцию по Беларуси. За ее принятие проголосовало 506 евродепутатов, против выступили 29, еще 139 воздержались.

— Европарламент такими резолюциями пытается оказать политическое давление как на того, по поводу кого она принимается, так и на органы Евросоюза. То есть он посылает сигнал, что воля европейских избирателей настроена на то, чтобы продолжать максимальное давление, — объясняет Артем Шрайбман.

Можно вспомнить, что раньше Европарламент в подобных документах тоже призывал к серьезным действиям в отношении властей Беларуси, например к отключению белорусских банков от SWIFT, введению секторальных санкций. Не все предложения воплотились в конкретные действия.

О чем говорится в этой резолюции?

Евродепутаты в очередной раз осудили продолжающиеся репрессии, пытки и жестокое обращение по отношению к мирному населению Беларуси, призвали немедленно и безоговорочно освободить людей, арестованных по политическим мотивам. Они попросили Европейскую службу внешних связей Еврокомиссии и диппредставительства государств-членов ЕС в Беларуси внимательно следить за положением отдельных политических заключенных, предлагать им поддержку и работать над их освобождением.

Также Европарламент призвал европейские власти к срочному принятию пятого пакета санкций, в котором был бы расширен список людей и компаний, участвующих в репрессиях в Беларуси, а также начать инициативную работу над будущим пакетом. В документе предлагается уделить особое внимание ключевым секторам экономики Беларуси, также есть призыв к международным организациям, включая МВФ, об ограничении сотрудничества и выдачи средств официальному Минску.

Парламентарии указали, что «осуждают продолжающиеся отношения между Александром Лукашенко и президентом России Владимиром Путиным и снова заявляют о необходимости разоблачить поддержку Россией жестоких репрессий Лукашенко против народа Беларуси, а также его причастности к гибридным действиям в отношении ЕС».

— Из важных моментов можно отметить предложение о тотальном расширении санкций, например, включение в них всех сотрудников КГБ, а также секторов экономики, которые пока не под санкциями. Важно, что там упоминается Россия, где резолюцию воспринимают как сигнал, что Лукашенко втягивает их в новое противостояние с Европой, так как из-за поддержки Лукашенко Кремлем есть риск обострения и без того непростых отношений России и ЕС, — отмечает Артем Шрайбман.

Но она не обязательная. Значит, все это не будет выполнено?

У Европарламента есть обязательные полномочия, которые касаются одобрения бюджета или работы в части законодательства. Но в вопросах внешней политики евродепутаты могу через принятие резолюций только высказывать свое мнение в качестве представителей народа. Органы власти Евросоюза не обязаны принимать решения по предложенным в таких документах мерам.

— Еврокомиссия, которая отвечает за подготовку реальных мер, и Совет Евросоюза, который их официально одобряет, не берут [в разработку] все, что предлагает Европарламент, а только какую-то часть. Поэтому Европарламент завышает запрос, понимая, что его выполнят не полностью — лучше предложить больше, чтобы хотя бы что-то пошло в итоге в решение, — комментирует Артем Шрайбман.

Вполне возможно, что в пятом пакете санкций можно будет увидеть ссылки на эту и предыдущие резолюции, а, принимая какие-то другие шаги в отношениях с Беларусью, европейские чиновники будут ссылаться на решение евродепутатов.

Эта резолюция также в некоторой степени усиливает возможности парламентариев публично лоббировать обозначенную в ней позицию в конкретных странах ЕС. Но она не дает им никаких правовых инструментов для продвижения применения, например, принципа универсальной юрисдикции.

— Применение универсальной юрисдикции в каждой стране регулируется внутренними процессуальными нормами. Я не представляю, чтобы даже по команде из Брюсселя страны ускоряли свои внутренние правовые процедуры, и уж тем более по воле рекомендательной резолюции.

Как резолюция может повлиять на действия белорусских властей?

Как указано выше, такие документы направлены как на европейских чиновников, так и страну, которой она касается. Но, как правило, к ним прислушиваются страны, которые зависят от ЕС или стремятся сблизиться с ним, объясняет аналитик.

— Если бы это была не Беларусь, а, например, Молдова, и Европарламент принял какую-то резолюцию с нотками критики, то там к ней прислушались бы, потому что для них мнение органов ЕС важно. То есть это довольно серьезный голос в политике с друзьями. Но в политике с оппонентами это просто заявление позиции, — говорит Артем Шрайбман.

Беларусь никогда не прислушивалась к резолюциям Европарламента, поэтому вряд ли Брюссель ждет от Минска какого-то ответа и действий.

Зачем такие резолюции, если они необязательны к исполнению и не влияют на власти Беларуси?

В Евросоюзе через депутатов общество может продвигать те или иные инициативы и позиции и таким образом доносить их до чиновников. Этот процесс небыстрый и непростой, но, как показывает история внешней политики по отношению к Беларуси, он работает.

Например, когда в конце прошлого года Евросоюзом принимались персональный санкции в отношении нескольких десятков человек из Беларуси, а Европарламент уже призывал к экономическим ограничениям, это воспринималось в Европе как слишком радикальный призыв, отмечает собеседник.

— То, к чему Европарламент призывал почти год назад, тогда тоже казалось нереалистичным. А потом это стало реальностью и в политике Еврокомиссии. Если ситуация в Беларуси продолжит ухудшаться, если Беларусь будет продолжать создавать проблемы в регионе, то, что сегодня Европарламент заявляет как очень амбициозную планку для санкций, через какое-то время может стать мейнстримной позицией, — говорит Артем Шрайбман. — Тут зависит об белорусских властей, пойдут ли они дальше по этому треку. Но если они будут продолжать в том же русле, что в последний год, то Европарламент к тому времени будет призывать к какой-нибудь тотальной торговой блокаде, но при этом Еврокомиссия и Совет Евросоюза будут принимать какие-то меры, которые написаны в резолюции Европарламента сейчас.

Иными словами резолюция показывает, как будет работать санкционная политика Евросоюза, если ситуация в Беларуси не изменится или ухудшится.