Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  2. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  3. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  4. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  5. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  6. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  7. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  8. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  9. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  10. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  11. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  12. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
Чытаць па-беларуску


Александр Лукашенко 6 июля провел пресс-конференцию для журналистов иностранных СМИ и сделал очередные противоречивые заявления по поводу приезда в Беларусь Евгения Пригожина и наемников ЧВК Вагнера. Мы поинтересовались у экспертов, зачем Лукашенко понадобилась встреча с журналистами и каков смысл его туманных высказываний о частной военной компании Пригожина.

Александр Лукашенко во время встречи с журналистами иностранных СМИ. 6 июля 2023 года, Минск. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко во время встречи с журналистами иностранных СМИ. 6 июля 2023 года, Минск. Фото: president.gov.by

Что Александр Лукашенко сказал на пресс-конференции о приезде наемников ЧВК Вагнера в Беларусь?

— Это компания российская. Поэтому вопрос явно не ко мне. Насколько я информирован, бойцы находятся в своих лагерях. Что касается Пригожина, он находится в Питере. На территории Беларуси его нет.

— Меня абсолютно не беспокоит, что у нас будет размещено какое-то количество бойцов. Если их нужно будет задействовать, мы их задействуем мгновенно. Все знания, которые они накопили на фронте, мы рассмотрим и будем использовать для подготовки.

— Лагеря мы не возводим, мы предложили им несколько бывших военных городков, которые использовались в советское время, в том числе под Осиповичами. Если они согласятся. Но у ЧВК Вагнера другое видение по их размещению, естественно, про это видение я вам не скажу. <…> Таких военных городков, которые переданы гражданским администрациям на месте, у нас несколько десятков. Мы им показали, как это может быть обустроено. Но еще раз подчеркиваю: на сегодняшний день вопрос передислокации и размещения подразделения не решен.

«До конца вопрос с ЧВК Вагнера так и не разрешен»

Политический аналитик Валерий Карбалевич считает, что Лукашенко продолжает попытки получить бенефиты от своей роли в преодолении политического кризиса в России:

— Ведь он якобы сумел спасти страну от гражданской войны и смуты. Показательно, что сразу после мятежа Пригожина Лукашенко собрал военных и пропагандистов и с восторгом рассказывал, как он спас несчастную Россию и лично Путина.

Он думает, что надо ковать железо, пока горячо — пока не улеглись информационные волны. Лукашенко хочет быть в центре внимания мировых СМИ. Ничего нового я на этой встрече не услышал. Мне кажется, сам факт такой пресс-конференции для Лукашенко важнее, чем ее содержание.

Противоречивые комментарии Лукашенко вокруг возможного переезда наемников ЧВК Вагнера в Беларусь, по мнению Валерия Карбалевича, свидетельствуют о том, что этот вопрос еще до конца не решен.

— Ведь вопрос о перемещении ЧВК в Беларусь стал побочным следствием разрешения конфликта. Это составная часть сделки. Ведь когда мятеж затих, встал вопрос, что делать с ЧВК. Для Путина неприемлемо существование автономной военной организации. Куда девать «Вагнер»? Тут естественным образом подвернулась Беларусь. Куда еще? В России им оставаться нельзя, дорога на Запад для такой одиозной организации тоже заказана.

Но до конца этот вопрос так и не разрешен. Неслучайно Лукашенко оговорился, что скоро поедет к Путину, чтобы окончательно решить судьбу ЧВК. Думаю, если наемники и появятся в Беларуси, то на короткое время. Как сам Лукашенко говорил, «перекантоваться» перед транзитом в какое-то другое место. Поэтому не думаю, что ЧВК может стать политическим фактором как внутри Беларуси, так и в отношениях Беларуси с соседями. Угрозы немножко преувеличены, — считает эксперт.

«Лукашенко пока сам точно не знает, как это публично обыгрывать, но дает понять, что Беларусь готова принять вагнеровцев»

Политолог и исследовательница Центра новых идей Леся Рудник говорит, что такие пресс-конференции — способ общения авторитарного режима с общественностью.

— В ситуации, когда независимые СМИ не имеют доступа к представителям власти, такие пресс-конференции являются способом что-то заявить, дать ответы на вопросы, на которые режиму самому интересно высказаться. Большое количество журналистов нужно для привлечения внимания и поддержки медиаобраза Лукашенко. Приглашение западных журналистов — это, как и раньше, попытка его легитимации. Это способ показать, что режим не такой закрытый — наоборот, он готов делиться информацией. Но в контролируемом формате. Предполагаю, что на пресс-конференцию допустили только некоторое количество проверенных журналистов, а вопросы заранее согласовались с пресс-службой.

По мнению политолога, режимы в Беларуси и России не определились со стратегией медийного освещения ситуации вокруг ЧВК Вагнера.

— Мы понимаем, что были какие-то закулисные договоренности. Детали их выходят в публичное поле, но до конца не ясно, о чем именно договаривались. Переезжает ли сам Пригожин в Беларусь? Переедут ли наемники? Лукашенко пока сам точно не знает, как это публично обыгрывать, но дает понять, что Беларусь готова принять вагнеровцев. Мол, угрозы от них нет, но белорусские военные смогут перенять их опыт. Видимо, в Беларусь наемники пока не передислоцировались, но при этом такой план есть. И размещать их будут не в новых лагерях, а на каких-то уже существующих базах.

Я обратила внимание на другую фразу — о том, что Лукашенко не боится восстания «Вагнера», но при этом «в жизни всякое бывает». Кажется, он сам толком не знает, как наемники могут себя повести. Прозвучало опасение в его словах.

Что Александр Лукашенко сказал об опасности восстания ЧВК Вагнера в Беларуси?

— Как у нас говорят, гадать на кофейной гуще смысла нет. Но я не думаю, что «Вагнер» где-то восстанет и повернет свое ружье против белорусской власти и белорусского государства. В жизни всякое бывает. Но я сегодня не вижу такой ситуации. Работать надо с людьми.

Но надо также понимать и то, что Лукашенко за свою карьеру часто делал противоречивые заявления — вплоть до полярно противоположных. Так что неправильно строить анализ только на его словах, без фактов.

И надо обратить внимание на его высказывания по поводу ядерного оружия. По-прежнему остается непонятным, когда оно окажется в Беларуси. Лукашенко заявил, что оно будет в Беларуси к концу году. Опять же — это такие информационные вбросы, чтобы показать намерения режима, продемонстрировать силу. Но за этим ничего конкретного мы пока не видим. Слова про «Вагнер» и ядерное оружие — это инструмент запугивания Запада.

В руках Лукашенко будто бы появились две дополнительные карты («Вагнер» и ядерное оружие), с помощью которых можно играть в диалог с Западом. Такая стратегия ему давно и хорошо знакома. Мне кажется, Лукашенко даже соскучился по ней. Теперь он снова может манипулировать, делать жесткие заявления. И как мы видим, западные СМИ интересуются и реагируют. Хотя история показывает, что часто за словами Лукашенко ничего не стоит — это просто угрозы.