Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  2. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  3. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  4. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  5. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  6. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  7. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  8. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  9. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  10. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  11. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  12. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  13. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  14. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
Чытаць па-беларуску


С президентских выборов, которые изменили жизнь многих белорусов, прошло три года. То, что сделали в тот день (и последующие) чиновники и силовики — от фальсификации итогов гоосования до насилия против граждан, — оказывает влияние на нашу жизнь вот уже 1095 дней. Тысячи политзаключенных, сотни тысяч уехавших из страны, миллиардные потери для экономики. «Зеркало» рассказывает, какими потерями обернулись для нашей страны события последних трех лет.

Фото: TUT.BY

Тысячи политзаключенных, из-за чего экономика теряет миллиарды долларов

По данным правозащитников, в Беларуси политзаключенными признаны практически 1500 человек. Это те люди, которые прямо сейчас находятся за решеткой. Всего же с 2020 года политзаключенными признали больше 2290 человек. По оценке представительницы по соцвопросам Объединенного переходного кабинета Ольги Горбуновой, число людей, которые находятся за решеткой по политическим мотивам, может быть в три раза выше и достигать 5 тысяч.

Это значит, что из-за репрессий тысячи детей остались без одного, а в некоторых случаях без обоих родителей. А пожилые белорусы — без поддержки своих детей, которые оказались за решеткой. Многие из них не знают, увидят ли еще когда-нибудь своих сыновей и дочерей, потому что по политическим делам белорусов порой приговаривают к огромным срокам.

Массовые репрессии такого рода в первую очередь несут горе семьям политзаключенных, их самих лишают здоровья, а порой и жизни. В то же время они не могут не отражаться на экономике. Как отмечал экономист Дмитрий Крук, от того, что эти люди не могут жить своей обычной жизнью, трудиться и ходить в магазин, экономика теряет от 14,4 до 48 млн долларов в год.

В целом же от последствий репрессий — ухудшения бизнес-климата, миграции, изменения потребительского и сберегательного поведения белорусов — по оценкам эксперта, страна теряет как минимум около 3% ВВП, это 2,1 млрд долларов. Причем еще без учета влияния санкций.

Потери от санкций — до 14 млрд долларов

С самого начала введения санкций против Беларуси, которые стали ответом на массовые репрессии, насилие после выборов 2020 года и нарушения прав человека, власти делали много противоречащих друг другу заявлений. В 2021 году Александр Лукашенко утверждал, что от санкций пострадает сам Запад. В апреле 2022-го, когда санкционное давление усилилось из-за содействия Минска российской военной агрессии, политик заявлял, что ограничения открывают новые возможности, и предлагал просто забыть о них.

В то же время премьер-министр Беларуси Роман Головченко в июне этого года признал, что под санкциями Запада оказалась четверть белорусской экономики. А еще раньше он утверждал, что «санкции нам на руку», хотя признавал, что в связи с ограничениями был заблокирован практически весь экспорт в страны ЕС и Северную Америку.

Потери из-за ограничений, которые вводились против Беларуси в последние три года из-за нарушения прав человека в нашей стране и из-за соучастия Минска в военной агрессии, экономист Дмитрий Крук оценивал в 7−14 млрд долларов. По его данным, негативное влияние на экономику от введенных за это время ограничений может достигать 10−20% ВВП.

Однако белорусские власти ни разу публично не признали, что ограничения, которые вводят против Минска многие развитые страны, напрямую связаны с действиями режима Александра Лукашенко и его нежеланием услышать белорусский народ. Соответственно, они не предпринимают никаких действий, чтобы что-то изменить в этом направлении. Вместо этого чиновники все больше отмежевываются от людей, старательно скрывают неприглядные факты, закрывают независимые медиа и запрещают работать независимым экспертам в разных областях, включая экономику. Делается это только лишь для того, чтобы угодить политику, в 2020 году развязавшему войну против белорусов, пожелавших на законных основаниях уволить его с должности президента.

Жертвы насилия и репрессий

Отсчет жертв массовых репрессий начался буквально на следующий день после президентских выборов. Вечером 10 августа возле станции метро «Пушкинская» силовики застрелили минчанина Александра Тарайковского. Второй жертвой стал Александр Вихор, который погиб, как утверждали силовики, «после ухудшения самочувствия» и проблем с сердцем после задержания в Гомеле. Молодой человек умер в больнице, куда попал в состоянии клинической смерти. Известно, что после задержания его избивали.

19 августа 2020-го после ранения в голову, полученного за восемь дней до этого, скончался брестчанин Геннадий Шутов. 12 ноября после избиения неизвестными и попадания в РУВД в больнице умер Роман Бондаренко.

Во время 52-й сессии Совета по правам человека ООН заявлялось, что в 2020 году в результате незаконных действий правоохранительных органов в Беларуси погибли пять человек.

В сентябре 2021 года силовики в полной экипировке пытались задержать IT-специалиста Андрея Зельцера, в результате перестрелки погибли два человека: сам Зельцер и сотрудник КГБ Дмитрий Федосюк.

Условия, в которых содержатся заключенные в нашей стране, без преувеличения можно назвать сложными. А с учетом сильного давления и создания еще более сложного положения для политических, многие из них оказываются на грани выживания. А некоторые погибают за решеткой. 11 июля 2023 года стало известно о смерти политзаключенного художника Алеся Пушкина. Он скончался в реанимации гродненской больницы и стал третьим политзаключенным (из известных общественности случаев), погибшим за решеткой. Не дождались выхода на свободу также Витольд Ашурок и Николай Климович. В начале 2022 года стало известно о том, что в Могилеве на «химии» покончил жизнь самоубийством политзаключенный Дмитрий Дудойть.

Ни в одном из случаев виновные в смерти белорусов не были наказаны, а в случае с Геннадием Шутовым его и вовсе посмертно признали виновным по уголовной статье за «покушение на убийство представителей силовых структур».

Сотни тысяч уехавших белорусов и вызовы для экономики из-за этого

Количество мигрантов, которые покинули Беларусь после выборов 2020 года, исчисляется сотнями тысяч. Оценить точные масштабы отъезда белорусов из страны довольно сложно. Данные в разных источниках порой отличаются в разы. Так, по данным на середину прошлого года, в Польше проживали 52 313 белорусов, которые имеют документы, дающие право на жизнь в этой стране, еще у 15 279 были национальные визы. С начала 2021 до середины 2022 года Польша выдала белорусам 31 709 ВНЖ. В Литве в начале 2023 года проживали 48 804 белорусов, а на 1 июля — чуть больше 58 тысяч.

По данным Евростата, только в 2021 году 149 тысяч белорусов впервые получили ВНЖ в странах Евросоюза. Данные Парламентской ассамблеи Совета Европы в разы выше: там заявляли, что с 2020 года из Беларуси могло уехать от 200 до 500 тысяч человек. В 2022 году сильное влияние на миграцию оказала война в Украине. Однако большая часть уехавших из страны сделала такой выбор именно из-за репрессий.

Даже если исходить из самых скромных оценок, например, что за год из нашей страны уехало около 100 тысяч человек, то это чуть больше 1% населения Беларуси. «Если терять по 1% в год, то за десять лет из страны уедет каждый десятый ее житель или 920 тысяч человек», — такую оценку давала экономист Катерина Борнукова.

Уже сейчас видны последствия высокой миграции. Она отражается на демографии, потому что, с одной стороны, уехали семьи с детьми, с другой — молодые люди, которые будут строить семьи и заводить детей уже не в Беларуси. Демографические последствия будут ощущаться на протяжении продолжительного времени. Учитывая темпы старения населения и вероятность того, что далеко не все уехавшие вернутся на родину, этот процесс усиливает риски для пенсионной системы в будущем. Проще говоря, становится все более актуальным вопрос, кто будет платить пенсии тем, кто выйдет на заслуженный отдых в не таком уже далеком будущем.

Снижение занятости, которое наблюдается в последнее время, также ведет к потерям экономики, по оценке экономистов, как минимум 1% ВВП. Уже сейчас на рынке труда ощущается дефицит работников, одной из причин которого стала миграция.

Релокация IT и потеря бизнеса

Из Беларуси уезжают не только люди, но и целые компании. Самый яркий пример — это массовый отток фирм из IT-сектора. По оценке известного представителя отрасли Павла Либера, можно говорить об оттоке половины IT-специалистов, которые были в стране до начала репрессий. Только за 2022 год отрасль потеряла 16,5 тысячи таких специалистов. Из драйверов экономики отрасль IT перешла в отстающую группу, а потери экономики, вероятно, можно оценивать в сотни миллионов долларов.

Переезжают не только айтишники, но и фирмы из других отраслей. В целом в Польше в 2022 году открылось в два раза больше фирм, основанных белорусами, чем в 2021-м и в 3,7 — чем в 2020-м. Всего в 2022 году белорусы открыли в этой стране более 1,7 тысячи фирм.

Статистика по оттоку бизнеса в Беларуси становится все более закрытой, но если посмотреть данные за первую половину 2022 года, там видно, что экономика потеряла около 2% малых и средних компаний. Это довольно высокая степень потери бизнеса за полгода.

Количество ИП за прошлый год сократилось на 4,2% — до 262,7 тысячи.

«Чем дольше продолжается текущая ситуация с оттоком бизнеса, тем сильнее подрываются перспективы белорусской экономики», — делал вывод экономист Дмитрий Данильчук. По его оценкам, с каждым годом снижается вероятность возврата релоцировавшихся компаний.

Все эти числа, за частью из которых скрывается много боли и страданий, показывают цену, которую платит страна за то, что у белорусов отобрали право голоса. Репрессии в нашей стране продолжаются уже три года, и на их завершение в обозримом будущем ничто не указывает. Это означает, что все эти потери для экономики будут нарастать.