Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  2. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  3. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  4. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  5. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  6. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  7. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  8. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  9. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  10. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  11. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  12. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  13. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  14. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  15. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов


В пятницу, 18 августа, директор гражданской инициативы «Наш дом» Ольга Карач заявила, что власти Литвы отказали ей в политическом убежище, объявив «угрозой национальной безопасности». По словам белоруски, это обосновали тем, что она брала интервью у основателя ЛДПР Владимира Жириновского, а также участвовала в конференциях в России, в том числе организованных Еврокомиссией. В комментарии «Зеркалу» Ольга заявила, что планирует оставаться в Литве и обжаловать это решение в суде.

Ольга Карач во время конференции "Новая Беларусь" в Вильнюсе. Литва, 8 августа 2023 года. Фото: Офис Светланы Тихановской
Ольга Карач во время конференции «Новая Беларусь» в Вильнюсе. Литва, 8 августа 2022 года. Фото: Офис Светланы Тихановской

По словам Ольги Карач, документы на политическое убежище она подала 1 сентября 2022 года. Первое интервью у нее состоялось 6 сентября того же года.

— К январю [2023-го] было понятно, что все сроки прошли, поэтому в июне или июле, точно не помню, я подала в суд на Департамент миграции за то, что они нарушают литовское законодательство. Все дело в том, что на рассмотрение прошения о политическом убежище предусмотрено только шесть месяцев, — рассказывает Ольга. — И вот все завертелось. Суд будет 23 августа.

На утро пятницы, 18 августа, Ольгу вызвали в Департамент миграции.

— Мне вручили бумагу с отказом в политическом убежище, потому что я могу быть угрозой для национальной безопасности Литовской Республики. Вы уже знаете, что примерно 1700 белорусов признаны угрозой для [национальной безопасности] Литвы (по данным миграционной службы Литвы, 910. — Прим. ред.), так что я тут, к сожалению, даже не первая, — отмечает собеседница. — Но, надеюсь, на моем кейсе мы как-то остановим эту безумную волну и депортации, и признания белорусов угрозой для Литовской Республики, ведь ситуация действительно становится все более и более абсурдной. И если, когда первый белорус, который ко мне пришел и сказал: «Меня признали угрозой [национальной] безопасности Литовской Республики», я подумала: «Может, это какой-то шпион», то сейчас вижу: идут открытые политические манипуляции по этому вопросу. Литовское законодательство не предусматривает четких критериев того, что такое угроза национальной безопасности Литвы. И, по-моему, часть людей в Литве пытаются этим воспользоваться, чтобы сделать жизнь белорусов здесь максимально некомфортной и заставить уезжать.

С решением Департамента миграции Ольга не согласна и будет обжаловать его в суде. На это, говорит, у нее есть семь дней.

— Я понимаю, с чем связано [решении Департамента]. Мы (организация «Наш дом», которой руководит Ольга. — Прим. ред.) помогаем белорусам отбиваться от этих нападок (речь о других случаях, когда белорусов признавали угрозой нацбезопасности Литвы. — Прим. ред.). Выиграли несколько судов и доказали, что все обвинения беспочвенны, — объясняет свою позицию Ольга Карач и утверждает, что с ее помощью выиграли два подобных дела. — Ну и, кроме этого пару недель назад меня номинировали на Нобелевскую премию мира (речь пока только о намерениях. — Прим. ред.). Я подумала: «Блин, в Литве есть какие-то очень плохие традиции, связанные с нобелевскими номинантами на премию мира». Когда Беляцкий был номинирован, по-моему в 2011 или 2012 году, Литва выдала по нему все данные. В результате правозащитник оказался в тюрьме на длительный срок. Услышав про Нобелевскую премию, я сразу подумала, наверное, Литва не будет отступать от своих традиций, и нужно ждать каких-то странных ситуаций. Но, будем надеяться, что дальше история продолжит разрешаться как-то более благополучно.

О чем речь?

В начале августа 2011 года в Минске задержали главу правозащитного центра «Весна» Алеся Беляцкого и на тот момент вице-президента Международной федерации прав человека. Власти обвинили его в неуплате налогов от полученных из-за границы средств.

Тогда заместитель Беляцкого Валентин Стефанович на пресс-конференции в Вильнюсе заявил, что информацию о деньгах, в том числе распечатки со счетов белорусских правозащитников в банках SEB и NORD, официальному Минску передали власти Литвы. Министерство иностранных дел Литвы признало, что получило такой запрос от белорусских силовиков.

— Данные денежные средства, которые перечислялись иностранными фондами, никоим образом не являются нашими личными средствами, а перечислялись они на деятельность правозащитного центра «Весна». На эти цели они и расходовались. В том числе и на оказание помощи жертвам политических репрессий, — заявлял тогда Стефанович.

23 ноября 2011 года суд Первомайского района Минска приговорил правозащитника к 4,5 года лишения свободы в условиях строгого режима.

Между тем на Нобелевскую премию мира Беляцкий был номинирован 3 октября 2011 года. Уже после своего задержания.

По словам Ольги Карач, она находится в Литве с 15 марта 2020 года. На данный момент у нее есть временный вид на жительство, который заканчивается 9 сентября 2023 года. Правозащитница говорит, что пока будет идти суд по обжалованию, она может легально находиться в Литве. По оценкам собеседницы, судебный процесс может растянуться года на два. Кроме того, уточняет она, в решении, которое ей сегодня выдали, сказано, что она также может получить временный вид на жительство.

— Я не планирую никуда уезжать. Более того, я не планирую уезжать ни при каких обстоятельствах, — обозначает свою позицию Ольга. — Если Литва хочет меня каким-то образом убрать, то ей придется меня убирать, депортируя в Беларусь. Других вариантов у нее нет.

Ольга Карач — руководительница центра гражданских инициатив «Наш дом». В сентябре 2021 года КГБ внес Карач в «список террористов», а МВД в мае 2022 года объявило организацию «Наш дом» «экстремистским формированием».