Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  2. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  3. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  4. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  5. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  6. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  7. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  8. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  9. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  10. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  11. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  12. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  13. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  14. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  15. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  16. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  17. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  18. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте


Бывший дипломат МИД Павел Слюнькин рассказал в YouTube-шоу «Часики тикают» о сексизме в ведомстве. Он заявил, что там существует «потолок возможностей» для женщин.

Экс-дипломат Павел Слюнькин в шоу "Часики тикают" от 20 августа 2023 года. Скриншот из видео YouTube
Экс-дипломат Павел Слюнькин в шоу «Часики тикают» от 20 августа 2023 года. Скриншот из видео YouTube

Ведущие шоу Артем Шрайбман и Евгения Сугак спросили у Слюнькина, почему в МИД работает так мало женщин-дипломатов. Тот сказал, что всему виной комплекс факторов.

Первой причиной Слюнькин обозначил то, что с факультета международных отношений БГУ, где учится немало девушек, почти никто в дипломатию не попадает.

— Система сама по себе замкнутая, в нее попасть извне довольно сложно для всех, — подчеркнул он. — В этой сфере работают люди, которые «внутри» уже многие годы. И еще с советского периода, с первых лет независимости эта система была патриархальной. Такой она и остается: меняется под влиянием времени, но за счет своей замкнутости [делает это очень медленно].

Вторым аргументом Слюнькин назвал «совершенно четкий потолок возможностей для женщин», который, впрочем, в ведомстве не озвучивается.

— Нигде он не прописан, но я слышал истории от своих бывших коллег, как проходили их комиссии, — рассказывает экс-дипломат. — Как назначают в посольство? Ты говоришь: «Я хочу поехать сюда». И у тебя есть конкуренты: это как интервью на должность какую-то. Заместитель министра и другие члены комиссии задают тебе разные вопросы — женщин часто спрашивали про замужество и детей, что меня всегда очень раздражало, потому что это изначально дискриминирует. А некоторые послы откровенно говорили: «Я хочу мальчика, мне ими проще руководить».

Павел Слюнькин предположил: так происходит из-за того, что мужчине проще накричать на другого мужчину или что-то от него потребовать. Также экс-дипломат сказал, что иногда, чтобы о чем-то договориться, прибегают к неформальным встречам с алкоголем, а женщины «столько не пьют или пьют меньше».

— В баню с ними тоже не сходишь и не порешаешь вопросы, — приводит пример Слюнькин. — Все эти стереотипы не только про дипломатию или госуправление, это в целом срез нашего общества. Поэтому, когда женщины достигают определенной должности, им двигаться дальше очень сложно. <…> В белорусской системе назначения, как правило, не про профессиональные достижения. Внутри этой системы ты борешься, она сама по себе мужская. Тебе нужно доказывать, почему ты лучше других мужчин, почему ты водишь лучше них, почему ты можешь и днем, и ночью работать, почему семья не будет тебе мешать… А если у тебя еще и дети есть, как тебя в выходные дни припахать?

Также экс-дипломат заметил, что белорусские госслужащие работают и в странах Азии. В частности, на Ближнем Востоке, где «к женщинам относятся еще хуже».

— Как ты туда женщину, например, послом назначишь? — задается вопросом Слюнькин. — В общем, для них есть огромное количество ограничителей. А у многих еще и в голове есть ограничители.

Артем Шрайбман добавил, что бывшая посол Беларуси в нескольких европейских странах, а в 2012—2016 годах замминистра МИД Елена Купчина говорила ему также и о проблеме распада семей.

— Жена за тобой поедет в командировку, если ты посол или дипломат, а муж за женой в командировку почти никогда не ездит, — пересказывает Купчину политический аналитик. Павел Слюнькин в ответ отметил, что с этой проблемой сталкиваются все семьи дипломатов — в результате муж и жена живут в разных странах или же кто-то теряет работу.

Экс-дипломат подчеркнул также, что в МИД работает много женщин. Дело именно в том, что они не занимают дипломатические должности.

— Это бухгалтеры, секретари, сотрудники канцелярии, архива. Такие позиции на 95% женские, — сказал Слюнькин.