Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Глава военно-промышленного комитета: санкции не смогут повлиять на работу военной промышленности Беларуси
  2. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко
  3. Посмотрели, чем известны пограничники, судьи, силовики и работники госСМИ, попавшие под новые санкции. У многих — госнаграды
  4. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  5. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  6. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента
  7. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  8. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  9. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  10. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  11. Министр юстиции рассказал, почему в Беларуси были закрыты некоторые некоммерческие организации
  12. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды
  13. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  14. Головченко: Ответные санкции против стран Запада будут озвучены сразу после выходных
  15. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?


Вчера на белорусском государственном телеканале СТВ «потроллили» президента России Владимира Путина (или президента США Джо Байдена — это пока не точно) бункером и ботоксом, а на российском НТВ раскритиковали Александра Лукашенко. Риторика работников гостелеканалов двух стран звучит как очередной медиаконфликт. Но имеют ли взаимные телеобвинения какое-то отношение к политике? Рассказывают политические эксперты.

Владимир Путин и Александр Лукашенко

«Нет ни капли сомнения, что Лукашенко было дико приятно услышать этот спич»

По мнению политического аналитика Артема Шрайбмана, «команды» от Лукашенко или его администрации шутить в адрес Путина или российских коллег не было. А сама инициатива работников белорусских телеканалов — это «низовое рвение пропагандистов, которые очень чутко улавливают те струнки у босса, на которых надо поиграть».

— Мочить тех, кто критикует Лукашенко, даже если это еще до недавнего времени свой, идейно близкий главред «Комсомолки» Сунгоркин, — святое дело. Тут никогда особо на регалии не смотрели. Доставалось и Медведеву, и Кудрину, и Соловьеву с Песковым. Покуситься на Путина, причем сразу с козырей про ботоксы и бункеры, — это, конечно, новый уровень. Сами быстро почувствовали, что потеряли берега, и начали откручивать, мол, мы про Байдена так шутили, а вы что, на Путина подумали? Ну так это вы, значит, плохие, а не мы.

Думаю, дело тут в том, что красной нитью через весь белорусский особый путь содействия ковиду и пропаганду вокруг этого проходил тезис о том, что наш Первый — смелый, а ваши, включая российскую власть, — паникеры и слабаки. Мы намордников не носим, парады на 9 мая, в отличие от некоторых, не отменяем, карантины не вводим, границу на въезд держим открытой. Еще полтора года назад Лукашенко подшучивал, что надо Москву забором огородить, чтобы российское правительство не заболело, не дай Бог, — комментирует Шрайбман.

Он добавляет, что Лукашенко почему-то нужно выделиться именно на фоне российской власти. Аналитик считает, что это может быть работой на российский глубинный электорат убежденных ковид-диссидентов. А значит, людей, близких Лукашенко.

— А поскольку у него недавно случился новый всплеск борьбы с борьбой с ковидом, верным бойцам с СТВ было важно поддержать его эмоцию. Да, батя, ты настоящий мужик, ты и в инфекционке маску приспустить не боишься. Тебе ни прятаться не надо, ни щеки подкалывать. Оттого иногда и выглядишь уставшим, что о народе думаешь. Даже если бы эти пассажи вызвали международный скандал и задели бы лично Путина, это не отменило бы того простого факта, что Пустовой отлично сделал ту работу, на которую он нанят. У меня нет ни капли сомнения, что Лукашенко было дико приятно услышать этот спич, — говорит эксперт.

Фото носит иллюстративный характер

«Была дана команда ответить на критику в адрес Лукашенко»

Политический аналитик Европейского совета по международным отношениям и экс-дипломат Павел Слюнькин отмечает, что это не первый раз, когда белорусская пропаганда обрушивается с критикой на Россию. По его мнению, раньше такие выпады были связаны с напряжением в отношениях между странами и их руководством. При этом как только межгосударственные противоречия удавалось разрешить или хотя бы сгладить, замолкали и информационные орудия. Слюнькин считает, что в самом факте критики России ничего нового нет.

— С другой стороны, такой жесткий наезд с экрана белорусского телевидения с откровенным намеком на Путина, особенно учитывая, насколько уязвима и зависима сейчас фактическая белорусская власть от российской поддержки, конечно, выглядит довольно непривычно. Раньше критика могла быть направлена в сторону олигархов, коррумпированных чиновников, саботирующих договоренности на высшем уровне, но не в сторону самого президента России. При этом сейчас о каких-то серьезных проблемах в белорусско-российских отношениях общественности неизвестно.

Я думаю, репортаж СТВ — это своеобразный ответ белорусской стороны на периодически появляющуюся критику в адрес Лукашенко на государственном телевидении России. Была дана команда каким-то образом на это ответить, и белорусские исполнители сделали это так, как им показалось уместным и возможным. Эзоповым языком, не называя имён, но сделав намек максимально прозрачным и одновременно восхваляя своего идола и его мудрое руководство, — добавляет эксперт.

При этом Павел Слюнькин считает, что оправдания ведущих о том, что в своих сюжетах они имели в виду президента США Джо Байдена, сейчас выглядят неправдоподобно.

— Ранее он удостаивался куда более крепких эпитетов и обвинений от белорусского телевидения, при этом его имя никогда не стеснялись произносить вслух. Думаю, что немного сдать назад решили потому, что цели объявлять информационную войну России не было, задача стояла огрызнуться. Но шумиха вокруг репортажа и внимание к нему со стороны российских СМИ вынудила немного смягчить этот фон, не дать ему перейти в более серьезный конфликт.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Напряжение есть, но природа его возникновения не до конца понятна»

По мнению политолога Валерия Карбалевича, белорусские гостелеканалы не настолько самостоятельны, чтобы по собственной инициативе делать выпады в адрес Путина. Он считает, причина таких заявлений в том, что между Минском и Москвой «пробежала черная кошка». Однако в чем может быть причина такой риторики, пока не до конца ясно.

— Косвенные данные для предположений есть. Первое — это история с «Комсомольской правдой», второе — отказ Путина приехать на саммиты ЕАЭС и СНГ в середине октября. Вслед за его отказом в Минск не приехал никто из лидеров других стран. А это был очень неприятный момент для Лукашенко: саммит он хотел представить как доказательство отсутствия международной изоляции Беларуси, — добавляет Валерий Карбалевич.

На вопрос, зачем Лукашенко осознанно давать разрешение на такие громкие заявления и рисковать поддержкой Путина, эксперт отвечает следующее:

— Я думаю, время, когда ситуация в Беларуси фактически зависела от поддержки России, осталась в августе-сентябре 2020 года. Сейчас Лукашенко установил контроль над страной и стал более независим. Как мне кажется, какое-то серьезное давление наверняка происходит из Москвы. Возможно, это связано с референдумом, перспективой транзита власти в Беларуси, а Лукашенко не выполняет какие-то обещания, которые он давал Путину. Может быть, есть вопросы по поводу миграционного кризиса. Стоит учитывать и то, что на Западе нарастают упреки в адрес Москвы: то ли она стоит за этим кризисом, то ли прикрывает его, то ли не хочет влиять на Лукашенко. Во всяком случае, мы видим, что определенное напряжение между двумя центрами есть, но природа его возникновения пока не до конца понятна, — говорит эксперт.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Если ответа не будет, это подорвет устои российской системы»

Основатель «Сильных новостей» Петр Кузнецов считает, что образ Путина, «отсиживающегося в бункере и пользующегося ботоксом», в русскоязычном Интернете «устойчив и непоколебим, как Эверест». Именно поэтому, по его мнению, слова телеведущих о том, что в сюжетах имелся в виду американский президент, выглядят неубедительно.

— Никто и нигде не воспринимает белорусские пропагандистские каналы как некие самостоятельные медийные проекты — это исключительно государственная собственность и государственный же рупор. Уважаемый Артем Шрайбман трактует случившееся как «косяк» самих пропагандистов, ставя под сомнение, что указание так «пройтись» могло прийти с самого верху. Условно говоря, исполнителей «несет». […] Суть в том, что вся существующая в Беларуси система выстроена с использованием людей, у которых основа ментальности — это вот очень архаичные, патриархальные и иерархичные отношения. То есть, что-то очень близкое к деревне 20-го века, где всегда есть четкая иерархия и преобладают очень упрощенные межличностные и межгрупповые отношения: кто сильнее — тот и прав, кого слабее — надо бить, лучший способ победить в споре — перекричать оппонента через забор.

Кузнецов добавляет, что в этом раскладе абсолютно все равно, действуют ведущие гостелеканалов по своей инициативе или им говорят это делать, потому что «в их иерархии „понести“ таким образом может абсолютно любого — они там все такие и „чужаков“ не принимают». Также эксперт добавляет, что публичная перепалка может и не произойти, а ситуация приобретет впечатление решенного вопроса.

— Однако «ответка» будет, и будет такой, чтобы каждый вспомнил в том числе и этот эпизод и до каждого дошло, что так нельзя. Ну, а если не будет, то это подорвет некоторые устои системы уже российской и сильно ударит по Путину. Потому что всем станет ясно, что граница дозволенного и не очень дозволенного относительно него весьма условна, — заключает Петр Кузнецов.