Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Потерян Лиман, Северодонецк окружают: Украина проигрывает в битве за Донбасс? Разбираемся, что происходит на восточном фронте
  2. Захват Северодонецка позволит Москве заявить о полном контроле над Луганщиной. Главное из сводок штабов на 95-й день войны
  3. Великобритания и Франция были против, СССР торговался. Как произошло объединение Германии
  4. Желтый уровень опасности в понедельник и до +21°С в четверг. Все о погоде на новой рабочей неделе
  5. В день последних звонков 30 мая по всей стране объявили «сухой закон». Но есть и исключения
  6. «Инициировано Госдепом». Как в РПЦ отреагировали на объявление независимости Украинской православной церковью
  7. Блогер Паук спросил у силовиков, зачем ему при обыске «разгромили квартиру». Его посылали в прокуратуру, суд, «102» (и не только)
  8. На границе ввели обязательную дезинфекцию, но станции построят только через год-два
  9. В гостинице Витебска умерла 22-летняя футболистка Каролина Романчук
  10. На границе Беларуси с Украиной оставляют «провокационные листовки и оскорбительные надписи»
  11. Лига чемпионов: «Реал» обыграл в финале «Ливерпуль»
  12. Зеленский в Харькове, что происходит в Мариуполе, пять миллионов евро за три дня. Девяносто пятый день войны
  13. Девяносто четвертый день войны в Украине


Экс-кандидат на выборах президента 2020 года Светлана Тихановская дала большое интервью главному редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову. Полную версию можно послушать на сайте издания, мы публикуем главное в формате цитат.

Светлана Тихановская. Фото: Flickr / Office of Sviatlana Tsikhanouskaya
Светлана Тихановская. Фото: Flickr / Office of Sviatlana Tsikhanouskaya

О том, как попала в политику

«Я, как и большинство белорусов, была аполитична. Я знала, что есть президент, какая-то политика ведется, никогда в это не была вовлечена. Жила, как и большинство белорусов, в своей семье. Мой мир был определен какими-то очень узкими рамками. И, опять же, вопрос: „Ну, а что я могу сделать?“ Понимала, что есть беззаконие, понимала, что люди пропадают и люди в тюрьмах сидят те, кто против Лукашенко, но никогда в это не была вовлечена. Точно так же, как и для большинства белорусов, в прошлом году для меня все изменилось. (…) Я попала в политику совершенно случайно, потому что мой первый шаг в это дело был только для того, чтобы поддержать своего супруга, который хотел баллотироваться в президенты, только для того, чтобы показать людям альтернативу, чтобы дать понять белорусам, что можно все изменить. И от этого станет только лучше. Я видела, как моего мужа первый раз посадили, и второй, и третий. Я пошла в первую очередь за супругом. Но когда во время сбора подписей я увидела, как много людей пришло ставить свои подписи за кандидатов, и в тот момент люди тоже увидели друг друга, я поняла, что я с белорусами, я за мужа».

О муже

«В целом физическое здоровье неплохое. Ну, смотря с чем сравнивать. У нас есть заключенные, которых избивают и содержат в нечеловеческих условиях в тюрьмах. В этом отношении он в принципе нормально. Но теряется здоровье, теряются моральные силы, только укрепляется вера в то, что он все делает правильно. Он себя защищает, хотя не должен — он ни в чем не виноват, но такая вот у нас судебная система.(…) Мы коммуницируем только через адвоката. И то это очень поверхностная коммуникация, потому что все, что я могу узнать от адвокатов, — это состояние его здоровья, настроение и так далее.(…) По делу ничего не могу знать, тем более недавно лишили лицензии адвоката Сергея, и это, к сожалению, уже общепринятая практика в Беларуси. Я ему могу передать, как дела у нас, у деток».

О детях

«Дети не спрашивают: «Мама, чем ты занимаешься?» Дети спрашивают: «Мама, когда приедет папа?»

О санкциях

«Санкции были бы намного эффективнее, если бы представители режима не могли приехать и взять кредиты (в Кремле. — Прим. Zerkalo.io). Но они могут. Так давайте зададим вопросы представителям Кремля: стоят ли они того? (…) Санкции, на самом деле, еще не вступили в полную силу. По крайней мере, санкции американские. Секторальные санкции оставили очень много лазеек, скажем так. И сейчас, насколько я знаю, готовится следующий пакет санкций. Прошу вас обратить внимание, что секторальные санкции и пятый пакет санкций, который обсуждается, к сожалению нашему, это не ответ на унижение прав человека в Беларуси, а ответ на неадекватные действия режима».

О приезде в Россию

«Пока опасаюсь, потому что я была объявлена в России в розыск. Встретилась бы с вами с удовольствием на нейтральной территории. Конечно, угроза ареста остается, потому что небезопасно на территории Российской Федерации. Белорусов, которые въехали на территорию России, экстрадируют очень легко».

Об отношениях с Россией

«Беларусь стала регионом постоянного конфликта, скажем так. А нам хотелось бы, чтобы Кремль сыграл свою конструктивную роль в урегулировании конфликта в Беларуси. Мы же хотим продолжать отношения с Россией. Мы никуда от вас не денемся, как и вы от нас. И нам нужно будет работать, иметь экономические отношения и дальше».

О переговорах с Лукашенко

«Основным условием для переговоров должна быть остановка насилия, и политзаключенные выходят на свободу. Переговоры [должны быть] с ключевыми фигурами власти. Если так случится, что он (Лукашенко. — Прим. Zerkalo.io) будет за столом переговоров, то придется переговариваться. Но существуют такие площадки, как ОБСЕ, например, и на них могут быть представители режима, демократических сил».

Об участии в следующих выборах

«Я не планирую баллотироваться на новых выборах, прежде всего потому, что у меня нет политических амбиций. И еще немаловажный факт: я обещала белорусам, что я не собираюсь быть президентом Беларуси. У нас много достойных людей, которые могут взять на себя руководство страной. Поэтому мой ответ — нет».