Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  2. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  3. Тело Алексея Навального отдали матери
  4. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  5. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  6. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  7. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  8. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  9. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  10. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  11. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  12. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  13. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  14. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  15. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  16. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину


В 2021—2022 годах Беларусь отказалась от диверсификации экспорта и снова стала активно пользоваться поддержкой со стороны России. Это увеличивает уязвимость белорусской экономики. Об этом пишет старший аналитик Standard & Poor’s Карен Вартапетов в выпуске «Экспертный взгляд» исследовательского центра BEROC. Мы перепечатываем этот материал с сокращениями.

Фото: Reuters
Иллюстративный снимок. Фото: Reuters

Нефтяная поддержка со стороны России

Беларусь продолжает активно пользоваться поддержкой ее экономики со стороны России. Каналы, через которые эта поддержка производится, действуют не одно десятилетие. Трансформируется роль каждого из них в зависимости от экономической и геополитической ситуации в обеих странах и в регионе.

Основной из каналов поддержки — нефтегазовый, а именно — субсидирование цен на природный газ и сырую нефть. Беларусь всегда покупала у восточного поставщика эти энергоресурсы по нерыночным ценам, что давало белорусской экономике существенные выгоды. В 2000—2010 годах нефтегазовая поддержка за счет такого субсидирования порой составляла 10% ВВП. По данным МВФ, в первой половине десятых годов и вовсе достигала 15% белорусского ВВП. После этого размер этих субсидий начал снижаться, а цена на нефть для белорусских НПЗ постепенно стала приближаться к рыночной, особенно после того, как Россия начала реализовывать «налоговый маневр» (снижение таможенной пошлины и одновременное повышение налога на добычу нефти). В 2022 году этот тренд переломился.

О финансовой зависимости Минска от Москвы

Менее значимый, но также важный канал — финансовый. До выборов 2020 года и особенно до начала геополитической турбулентности и войны в Украине объем финансовой поддержки Беларуси со стороны Москвы постепенно снижался. Но в 2021—2022 годах он снова стал расти. Появились новые форматы, например, кредит на проекты по импортозамещению. Важная часть финансового канала поддержки — это прямые инвестиции. Более 30% накопленного объема прямых иностранных инвестиций связаны с Россией. Это своего рода косвенный канал господдержки, особенно если мы говорим об инвестициях в Беларусь российскими госкомпаниями.

Здесь же можно вспомнить доступ белорусских компаний и правительства на рынок капитала России. Это касается размещения гособлигаций Минфином Беларуси, а также в будущем и ценных бумаг других контрагентов. Как и два пункта, указанные выше, его, скорее, можно отнести к косвенным каналам поддержки, так как он дает возможности привлечения заемного капитала в условиях ограниченного доступа на западные рынки.

В последние годы заявлений о применении традиционных каналов бюджетной поддержки Минска со стороны Москвы значительно меньше по сравнению с прежними временами. Если раньше новые договоренности по кредитам были прямым следствием встреч Александра Лукашенко и Владимира Путина, то сейчас складывается впечатление, что фокус переговоров сместился.

Здесь важно понимать, что в прошлом прямая и кредитная поддержка от России была актуальной в связи со снижением нефтегазовых субсидий в первую очередь из-за проводимого налогового маневра. За счет этой поддержки частично компенсировались потери белорусского бюджета. Так как с прошлого года нефтегазовая субсидия сильно выросла, необходимость в финансовой поддержке снизилась.

Помощь Москвы в логистике

Третий канал поддержки — это логистическая поддержка белорусской экономики. С 2022 года он активно используется в качестве поддержки белорусских экспортеров, которые нуждаются в выстраивании новых логистических и транспортных цепочек. В первую очередь это касается экспорта калийных удобрений и продукции нефтепереработки. В этом случае можно говорить о прямой административной поддержке со стороны России. Она не выражается в высоких финансовых затратах, но помогает экспортерам не снижать производство. Помимо ценовых факторов, в том числе за счет этого доля России в экспорте Беларуси в прошлом году выросла с 40 до более чем 60%.

Зависимость белорусской экономики от России усиливается

Как отмечает в своих отчетах международное агентство Standard & Poor’s, зависимость Беларуси от российского рынка, от решений российского правительства — это фактор уязвимости. Белорусское правительство до президентских выборов 2020 года предпринимало усилия по диверсификации экспорта, финансовых потоков и т.д. Для этого наращивались объемы экспорта на альтернативные рынки, шло расширение географии торговых отношений. Но сейчас произошел резкий разворот тренда. В этом смысле уязвимость белорусской экономики увеличилась.

Беларусью был получен значительный дивиденд от роста ценовой конкурентоспособности на российском рынке, особенно в прошлом году. Это во многом было связано с сильным укреплением российского рубля. Но уже сейчас ситуация выровнялась, и Беларусь все больше будет чувствовать ограничения, связанные с невысокими темпами роста российской экономики. Согласно прогнозам Центрального банка РФ, темпы роста экономики России в среднесрочной перспективе составят 1−2%.

Второй важный момент — это зависимость нефтегазовых вопросов от решений правительства России. Если по каким-то причинам у него изменятся приоритеты в части предоставления поддержки, это усилит уязвимость Беларуси. Такое уже было в отношениях двух стран (в последний раз в начале 2020 года), когда решения относительно цен и поставок энергоносителей связывались с какими-то уступками, политическими договоренностями — и пока они не достигались, Минск не получал поддержки. Как раз от такого фактора уязвимости белорусская сторона пыталась уйти до 2020 года.

Несмотря на высокое качество человеческого капитала и наличие ряда высококонкурентных отраслей, нивелировать складывающиеся риски в текущем контексте сложно. В настоящий момент роль геополитических факторов и рисков в формировании экономических перспектив носит ключевой характер.