Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  2. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  3. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  4. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  5. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  6. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  7. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  8. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  9. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  10. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа


В условиях западных санкций и закрывшегося украинского рынка правительство Беларуси вынуждено искать новых «друзей». В том числе собираются усиливать торговые отношения со странами Африки. Что Минск способен предложить странам этого региона и какие выгоды может получить, «Зеркало» попросило проанализировать экономиста, научного сотрудника BEROC Олега Мазоля.

Фото: t.me/minleshoz
Иллюстративный снимок. Фото: t.me/minleshoz

Правительство Беларусь взялось активно налаживать связи со странами Африки. Среди них Кения, Нигерия, Марокко, Египет, Алжир, Судан.

Олег Мазоль отмечает, что такая необходимость появилась из-за осознания, что на российском рынке сложно конкурировать с Китаем.

— Главным бенефициаром санкций демократических стран в отношении России являются не столько государства, которые помогают режимам Путина и Лукашенко обходить санкции, сколько Китай. Китайские компании не только занимают ниши на российском рынке, которые появились после ухода европейских и американских компаний, но и активно выдавливают с рынка так называемого Союзного государства компании из России и Беларуси. В результате после нескольких лет активной борьбы за российский рынок белорусские машиностроительные компании в конце концов осознали, что российский рынок — это вотчина Китая, — объясняет экономист.

По его словам, китайским корпорациям нет смысла поддерживать на плаву потенциальных конкурентов из Беларуси, да и российским потребителям выгоднее и проще покупать целиком грузовой автомобиль из Китая, чем собранный в Беларуси из китайских комплектующих конструктор непонятного качества.

— Удивительно, что к визитам к Лукашенко дружественных диктаторских режимов из Зимбабве и Экваториальной Гвинеи не вспомнили огромный незанятый рынок «дальней дуги», который с нетерпением ждет продукцию белорусских машиностроителей. Возможно, потому что «дальняя дуга» на экономический язык переводится как «группа стран с высокими транспортными издержками и низкой покупательной способностью», — продолжает Олег Мазоль. — К тому же благодаря «инновационным» методам управления дружественных Лукашенко диктаторских режимов уверенно закрепились в группе наименее развитых стран мира: Зимбабве — с 1306 долларами на душу населения, Гвинея — с 994 долларами.

Александр Лукашенко посетил мемориальный комплекс "Акр национальных героев" вблизи столицы Зимбабве. 31 января 2023 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко посетил мемориальный комплекс «Акр национальных героев» вблизи столицы Зимбабве. 31 января 2023 года. Фото: president.gov.by

— Преимущества торговли с африканскими странами для режима Лукашенко в том, что с этими странами можно использовать натуральный обмен, или современным языком — бартер. Это создает дополнительные преимущества для режима с точки зрения возможностей обхода санкций, — говорит экономист. — Однако эти страны находятся на существенном удалении от Беларуси, что повышает транспортные издержки, обладают существенно более бедными и менее платежеспособными потребителями и характеризуются нестабильной денежно-кредитной системой.

К тому же при торговле с этими далекими странами экспортеры несут довольно большие расходы. Так, по оценке эксперта, новый торговый партнер, с которым Минск собирается развивать торговые отношения — Экваториальная Гвинея, — имеет стоимость выполнения таможенных процедур для импорта 988 долларов, а завершение таможенных процедур для поставок из других стран занимает 234 часа. Для сравнения: для завершения таможенных процедур при импорте в Польшу требуется 0,5 часа.

Самый большой объем экспорта в 2021 году из Беларуси был направлен в Анголу — 88,4 млн долларов. При этом общая стоимость выполнения таможенных процедур при импорте в данную страну составляет 1490 долларов, время, которое занимает выполнение импортных процедур, составляет 168 часов.

По данным официальной статистики за 2021 год, экспорт во все африканские страны составил 407,2 млн долларов. А импорт — 173 млн долларов. Для сравнения: белорусский экспорт в Литву в том же 2021 году был на уровне 1 млрд 383,6 млн долларов, импорт — 255,6 млн.

— Если оценить возможности экспорта технологической продукции в страны Африки, то, согласно доступной внешнеторговой статистике за 2021 год, медицинских приборов в Анголу, основному торговому партнеру Беларуси в регионе, было поставлено на 5,2 тыс. долларов. Тогда как весь экспорт из Беларуси указанной группы товаров составил 109,9 млн долларов. Приборов для измерения и контроля в 2021 году было экспортировано из Беларуси на 46,1 млн долларов, из которых в Анголу поставлено 653,8 тысяч, — приводит сравнение аналитик.

По его мнению, режим Лукашенко пробует в очередной пробежаться по сужающемуся кругу из «дружественных» стран в поисках возможностей для экспорта промышленной продукции. В этот раз прошлись по странам «дальней дуги».

— Возможно даже, отправив в Африку несколько тракторов или большегрузов для создания пропагандисткой картинки на телевидении, можно будет отчитаться о приросте экспорта в Экваториальную Гвинею на 100%. Ведь если год назад туда завозили один трактор, а в этом году два, то получится «ошеломляющий» двукратный рост экспорта, — говорит Олег Мазоль.