Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  2. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  3. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  4. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  5. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  6. Чиновники вводят очередные изменения по лечению зубов. Предыдущие «кардинальные» решения не помогли сбить цены
  7. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  8. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  9. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  10. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  11. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  12. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  13. На самом деле страной руководят «маленькие Лукашенко». Изучили биографии всех районных начальников Беларуси — и вот что выяснили
  14. Эксперты рассказали, как армия РФ пользуется тем, что Запад запретил Украине наносить удары своим оружием по территории России


Чиновники на госТВ озвучили проблему сокращения рождаемости, ускорившегося в последние годы. Судя по озвученным данным, исправить усугубившуюся ситуацию не получается, даже несмотря на довольно высокие затраты на политику демографической безопасности и попытки стимулировать белорусок различными социальными мерами активнее рожать детей. Что влияет на решение расширить семью, почему усилия чиновников сейчас напрасны и что могло бы изменить положение — «Зеркало» обсудило с экспертами BEROC.

Девочка в костюме с национальным орнаментом. Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Рождаемость в Беларуси в последние годы стала снижаться на 10% ежегодно, заявили на госТВ. Информацию о том, сколько именно в нашей стране рождается детей, Белстат перестал публиковать после пандемии коронавируса в 2020 году. Однако если посчитать от последних доступных данных за 2019 год, выходит, что в этом году может появиться на свет около 57,5 тысячи детей. А в прошлом году рождаемость составила около 64 тысяч детей. Такого низкого показателя рождаемости в нашей стране еще не было.

Если исходить из других данных, которые проскакивали в публичное пространство, то там провал выглядит не таким большим. Например, исходя из «материалов для членов информационно-пропагандистских групп», опубликованных в июле этого года, в 2022 году рождаемость в Беларуси снизилась по сравнению с 2019-м на 20%. Следовательно, можно высчитать, что в прошлом году в таком случае она составила бы около 70 тысяч детей. Это больше, чем при расчетах, указанных выше, но все равно это самый низкий показатель рождаемости в современной Беларуси.

«По сравнению с прогнозами это драматические изменения»

— По сравнению с прогнозами, которые делались до 2020 года, это драматические изменения. В расчетах, которые мы ранее выводили, картина тоже вырисовывалась чуть более оптимистичной [чем следует из расчетов «Зеркала» по озвученным чиновниками данным], — отмечают эксперты BEROC. — Но даже до 2020 года было понятно, что будет просадка в количестве новорожденных детей. Это отголоски просадки в рождаемости в 1990-х и начале 2000-х. Как раз сейчас то поколение входит в возраст деторождения: если исходить из того, что в среднем у нас белоруска вступает в брак в 27 лет, соответственно, первые дети в среднем появляются еще позже. А тех, кому сейчас от 30 до 35 лет, очень мало — просто потому, что их когорта была очень маленькой. В будущем эта ситуация немного выправится, но ненадолго. Плюс на все это наложился шок 2020 года — это огромная неопределенность, сверху добавилась война, которая создала еще больше неопределенности.

Именно неопределенность, по данным аналитиков, заставляет людей откладывать планы заводить детей. В долгосрочной перспективе это приведет к тому, что семьи в итоге будут иметь в целом меньше детей, чем хотели бы и могли бы при иных обстоятельствах.

— Может быть, если неопределенность, вызванная этими двумя факторами, волшебным образом рассосется, мы увидим вспышку рождаемости, потому что в таком случае реализуются все эти отложенные рождения. Но это вряд ли будет достаточно масштабным явлением, чтобы восполнить ту потерю, которую мы сейчас наблюдаем.

Для рождаемости не столько важен рост доходов, сколько стабильность

«Негативно на рождаемости сказываются объективные достижения современного общества, связанные с изменением роли в нем женщины: рост ее занятости в рыночной экономике, стремление достигать карьерных успехов, желание получить нескольких образований. Нередко указанные тенденции ведут не только к позднему рождению детей, но даже и отказу от него», — говорится в летней методичке для идеологов.

Там же озвучена одна из причин, почему белорусы не спешат заводить детей: 52,4% опрошенных ответили, что современные пары не могут иметь желаемое количество детей по причине боязни того, что не смогут обеспечить ребенка всем необходимым.

А вот эксперты BEROC подчеркивают, что рост рождаемости, который был во второй половине нулевых и начале 2010-х, был связан не столько с ростом доходов, сколько с ростом стабильности. В исследовании 2019 года аналитики Исследовательского центра ИПМ отмечали, что «меры демографической политики простимулировали рост рождаемости детей второй и третьей очередностей, а рождаемость детей первой очередности в большей степени определялась общими социально-экономическими условиями».

Какие методы социальной политики оказались успешными для демографии

Последняя волна падения рождаемости началась в 2016 году. До этого на протяжении пяти лет она росла. Из инструментов социальной политики, которые в той или иной степени влияли на увеличение рождаемости или хотя бы на замедление ее падения, эксперты выделяют увеличение суммы пособия за ребенком до трех лет. Это отразилось на рождаемости в сельской местности. Примечательно, что с 2016 по 2019 год (пока чиновники не закрыли статистику) рождаемость в городах снижалась активнее, чем в сельской местности: в среднем 7,5% каждый год против 6,7%.

«Резкий рост сельской рождаемости и ее существенный отрыв от тенденций городской стали заметны с 2012 года после двукратного повышения пособия при рождении ребенка и увеличения пособия по уходу за ребенком в реальном выражении на 23,7%. <…> Еще одно резкое увеличение рождаемости в сельской местности произошло в 2015 году, когда на фоне рецессии в экономиках Беларуси и России обострились проблемы на рынке труда», — писали эксперты Исследовательского центра ИПМ в исследовании, проведенном в 2018 году.

По словам аналитиков, в тот период для жителей сельской местности «родить и получить пособие для женщины было выгоднее, чем работать». Это связано с тем, что зарплаты там часто были ниже, чем суммы поддержки семей с детьми, а найти работу в деревне было довольно сложно.

— Рожали одного, а выходить на работу некуда, тогда рожали второго и третьего. А там — льготы многодетным семьям. Это работало на селе. Но в итоге приводило к ловушке бедности, потому что когда женщина в итоге рожала двоих-троих детей, которых хотела, интегрироваться в рынок труда на селе было сложно. К тому же, напомню, уровень разводов у нас — около 50% по отношению к количеству браков. В итоге мы получили достаточно много семей, где одинокая мать с несколькими детьми в сельской местности не может найти работу, — так аналитики описывают обратную сторону медали роста пособий на детей при общем низком уровне доходов в сельской местности.

«Падение заработной платы и занятости в Беларуси сопровождалось сокращением
трудовой миграции, и у многих сельских домохозяйств „жизнь на пособие“ стала практически единственной доступной стратегией преодоления трудностей, не считая традиционного ведения личного подсобного хозяйства», — отмечали эксперты в исследовании 2018 года.

Второй мерой поддержки, которая оказала влияние на белорусские семьи, стала помощь в решении жилищного вопроса. Она тоже тесно связана с общим уровнем жизни белорусов: самостоятельно обеспечить свою семью жилплощадью, по словам аналитиков, чаще всего могут городские жители, имеющие доход выше среднего. Остальным это под силу только в случае предоставления льготного кредитования или господдержки.

Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок Фото: TUT.BY

— У нас большой уровень так называемой жилищной депривации (когда люди живут в крайне стесненных условиях. — Прим. ред.). Когда государство помогало решить жилищный вопрос, это могло работать для повышения рождаемости. Речь не обязательно о том, чтобы квартиры дарили, — а о доступном способе, то есть не когда это кредит с поручителем под высокий процент, а льготный, посильный для выплат.

Однако, как отмечают аналитики, такие меры тоже работали лишь определенное время. Но глобально проблемы, которые белорусы видели как препятствие для того, чтобы заводить больше детей, не решались.

Были также меры поддержки, которые чиновники считали успешными, а эксперты — нет. Например, семейный капитал. «Результаты пятилетней (2015−2019 годы) программы семейного капитала доказали ее эффективность. Темпы роста количества детей, рожденных третьими и последующими в 2015—2019 годах, составили 140,4% по сравнению с 2010—2014 годами», — писали чиновники. Но аналитики указывают, что этот рост был обусловлен демографическими волнами: как раз в этот период самой большой когортой были женщины в возрасте около 35−37 лет, а это как раз тот возраст, когда чаще всего принимается решение рожать третьего ребенка.

— К сожалению, в Беларуси не было найдено хороших рабочих методов повышения рождаемости. Были те, которые работали либо частично, либо временно. Но самым большим успехом было простое достижение экономической стабильности в конце нулевых, — подчеркивают эксперты. — Все это нам показывает, что рождаемость в Беларуси — это не совсем про деньги. Это не значит, что семьям с детьми не нужны пособия — многим они очень нужны. Но это, скорее, значит, что когда семья для себя решает, рожать еще одного ребенка или нет, в ход идут не только рассуждения про деньги.

Сейчас в нашей стране реализуется госпрограмма на 2021−2025 годы по обеспечению демографической безопасности. Потратить на нее планируется 46,803 млрд рублей. Это примерно в 1,7 раза больше, чем стоила прошлая аналогичная программа — 27,471 млрд рублей. Однако, как показывают заявления чиновников, эффект от этой работы если и есть, то минимальный. Вполне может быть, что все усилия перечеркиваются влиянием репрессий внутри страны и войны у белорусской границы.

Фото: pixabay.com
Иллюстративный снимок. Фото: pixabay.com

«Неопределенность может стать новой стабильностью»

По прогнозам ООН, сделанным в 2019 году, к 2030-му население нашей страны ожидалось на уровне 9,265 млн человек. Но уже в январе 2023-го численность жителей Беларуси уменьшилась до 9,201 млн (и это без учета большей части людей, уехавших из страны). Как и во всем мире, негативно сказалась пандемия коронавируса — правительство хоть и отрицало ее влияние, однако закрытая статистика и некоторые просачивающиеся данные о смертности указывают на то, что так, скорее всего, и было. На общую демографическую картину влияет и резкое снижение рождаемости. Это значит, что население нашей страны в ближайшие годы продолжит сокращаться более быстрыми темпами, чем предполагалось ранее.

Эксперты отмечают, что для смягчения эффекта негативного тренда рождаемости предстоит предпринимать меры по всем фронтам: увеличивать возможности совмещать родительство и работу, снижать дискриминацию в оплате труда, стимулировать отцов также пользоваться отпуском по уходу за ребенком, расширять и улучшать инфраструктуру для семей с детьми.

— Это ограниченно, но работает, так как позволяет женщинам немного минимизировать потери своего времени, карьеры в связи с рождением ребенка. Это не повысит нашу рождаемость (страшно представить, сколько она сейчас составляет — 1,3 или уже ниже) до 2,5 на женщину, но немножечко поднимет, — отмечают аналитики.

В методичке для идеологов указано, что в 2022 году «суммарный коэффициент рождаемости за данный период уменьшился с 1,73 до 1,38 ребенка на одну женщину фертильного возраста».

— Все-таки неопределенность рано или поздно разрешается, в самой худшей ситуации люди к ней привыкают — тогда она становится новой стабильностью, — продолжают эксперты. — Когда это произойдет, рождаемость немного восстановится. Если это произойдет в позитивном ключе, то восстановление будет более живым, но в любом случае вряд ли этого можно ожидать в течение следующих года-двух.

На вопрос, может ли помочь в улучшении демографической ситуации пропаганда, аналитики отмечают, что в мире нет известных примеров, когда бы это удавалось только такими методами.

— Мы не можем сказать, что пропаганда совсем ничего не может сделать. Мы видим, что порой, к сожалению, в некоторых случаях пропаганда может быть вполне эффективной. Но опять же, в России, где она гораздо умнее, мы не видим эффекта от пропаганды семейных ценностей. Вряд ли мы их увидим и в Беларуси.

Другое дело — культура, говорят аналитики. Они приводят в пример Израиль — страну с высоким уровнем дохода (что обычно ассоциируется с низкой рождаемостью), которая находится в зоне повышенной неопределенности. Но там довольно высокий уровень рождаемости, что связано с культурными особенностями и традициями.

— Как нам перепрыгнуть в такую культуру и возможно ли это — я не знаю, мне неизвестны подобные случаи [культурной трансформации]. Надо понимать, что не существует волшебных мер: вряд ли люди будут больше рожать, если по телевизору будут показывать сериал о счастливой семье или если мы всем дадим еще по 100 долларов на ребенка. Все это может работать очень ограниченно. В такой данности нам надо думать, что с этим делать и через 10−20 лет. Понятное дело, в первую очередь следует убрать неопределенность. Часть этой неопределенности белорусские теперешние власти могут убрать — как минимум снизить градус репрессий, чтобы люди не жили в постоянном страхе. Они в большой степени влияют на людей в возрасте около 30 лет, которые в итоге начинают думать, рожать ли планируемого ребенка или сначала переехать в Польшу и потом родить. Это то, что наши ценители семейных ценностей могут сделать прямо сейчас.

В любом случае, подчеркивают аналитики, чудес в вопросе демографии ожидать не стоит. Вряд ли Беларусь когда-либо вернется к уровню воспроизводства 2,1, то есть когда за свою жизнь в среднем женщина рожает не менее двух детей.