Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  2. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  3. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  4. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  5. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  6. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  7. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  8. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  9. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  10. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа


Белорусское правительство составляло планы по экономике на 2024 год, судя по всему, с надеждой на продолжение активного экономического роста. В первую очередь — за счет сильного наращивания внешней торговли. Однако, по оценке экономиста Дмитрий Крука, рост экспорта достиг потолка, и успехом можно будет считать, если в следующем году он хотя бы не просядет. Почему эксперт скептически относится к установленным планам, он рассказал «Зеркалу».

Фото с сайта gazeta.naftan.by
Иллюстративный снимок. Фото с сайта gazeta.naftan.by

Выйти на показатели по ВВП практически нереально

В прогнозах на 2024 год заложено продолжение сценария 2023 года. Однако вероятность такого развития событий крайне маленькая, считает старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук. По его оценке, даже если власти будут стараться удержать темпы роста экономики любой ценой (как делали в этом году), маловероятно, что получится достичь установленного параметра по ВВП с ростом на 3,8%.

В начале 2023 года был установлен такой же план по этому показателю, который также в тот момент выглядел почти нереалистичным. Однако тогда, по словам экономиста, были хотя бы минимальные шансы, что подобный рост экономики станет возможным. В первую очередь это было связано с выходом из минуса по многим экономическим показателям в 2022 году. То есть рост происходил на фоне прошлогоднего проседания. И за 2023 год практически все возможности для наращивания были исчерпаны, считает эксперт. 

— Можно искусственно дотянуть [показатель ВВП] до 2,5% в случае продолжения избыточно мягкой политики при ухудшающейся внешней позиции. Но путем перехода как минимум в двухзначный диапазон по инфляции. Могу отвести до 5% вероятности, что это удастся выполнить, но только в случае, если по непонятным причинам экспорт действительно каким-то образом вырастет на указанные 6,7%. Но каким чудом это может произойти — это вопрос, — говорит Дмитрий Крук.

При этом экономист считает, что ВВП по итогам 2024 года может как уйти в минус на 1%, так и выйти в плюс — тоже на 1% к уровню 2023-го. В таком диапазоне экономический рост возможен при одновременном удержании инфляции в районе 6−8%. Но он считает возможным, что экономический рост будет продолжать логику 2023 года, в первую очередь за счет наращивания экспорта.

— Внешние условия в 2024-м ухудшатся, и тот бэкграунд, который предопределил большую часть 2023 года, с огромной вероятностью в следующем году будет неактуальным. А правительственный прогноз говорит, что они этого не хотят замечать и хотят продолжать действовать так же, как в этом году, — объясняет он.

Экспорт уперся в потолок

Один из самых амбициозных планов — это наращивание экспорта в 2024-м на 7,6% по отношению к уровню этого года. Его же аналитик называет одним из самых маловероятных для достижения. Дело в том, что в этом году рост экспорта происходил после существенного проседания в прошлом году. В первую очередь этот рост обеспечивало восстановление поставок нефтепродуктов и калия, которые в прошлом году из-за санкций потеряли свои привычные рынки и наработанную годами логистику. В итоге белорусские НПЗ и «Беларуськалий» по объемам выпуска вышли на довоенный уровень. Это значит, что у них если и остается потенциал для наращивания производства (которое в основном нацелено на экспорт), то совсем незначительно.

Вторая составляющая роста экспорта в 2023 году — это высокий спрос из России за счет образовавшихся ниш на отдельных рынках, откуда ушли западные компании, и эффект сверхвысокой ценовой конкурентоспособности. Такой удачной обстановки для белорусских производителей на российском рынке, как в этом году, больше не будет. Тем более что туда постепенно приходят китайские производители, через посредников возвращаются некоторые западные. А также там восстанавливается импорт из других стран.

— Соответственно, уже сейчас в данных по внешней торговле мы видим, что экспорт, по сути, уперся в потолок, — отмечает экономист. — Я не вижу предпосылок, за счет чего он мог бы расти. Если совсем фантазировать, это наращивание в замечательные условные третьи страны либо более масштабный обход санкций, то есть увеличение экспорта привычных товаров, той же древесины, металлов — но это тоже отчасти уже происходит.

Фото: Pixabay.com
Иллюстративный снимок. Фото: Pixabay.com

— Амбиция наращивать экспорт и дальше ничем не подкреплена. А вот обратная картина, что он начнет проседать из-за того, что пошатнется один либо несколько из столпов — нефтепродуктов, калийные удобрения, — вполне вероятная. Это связано с тем, что схемы там очень неустойчивые, начиная от логистики и заканчивая тем, что по нефтепродуктам в принципе непонятно, кто является конечным покупателем. Кроме того, непонятно, насколько они устойчивы к ценовым колебаниям.

При этом, как указано выше, именно внешняя торговля будет оказывать серьезное влияние на ВВП. Следовательно, если не получится выйти на установленный правительством уровень по этому показателю, то и рост экономики не может быть на озвученном уровне.

От ситуации во внешней торговле также во многом зависят возможности продолжать мягкую денежно-кредитную и фискальную политику. В этом году удачная ситуация с экспортом, скорее всего, облегчила положение бюджета — за счет поступления налогов, сборов и пошлин, что позволило не урезать ряд расходов.

— Экспорт в нынешней ситуации стал ключом к возможности подталкивать, наращивать внутренний спрос (как это происходило в 2023 году). Но в 2024 году, коль фундамент в виде экспорта из-под ног исчезает, это минимум вносит противоречие в цели социально-экономической политики. Потому что стимулировать внутренний спрос без инфляционных последствий не получится. С большей вероятностью это обуславливает либо ужесточение монетарной политики и ухудшение состояния бюджета и вынужденное ограничение расходов. Либо, если по-прежнему будет господствовать идеология «рост любой ценой», то это чревато серьезным инфляционным всплеском. В этом случае под самым большим прессом окажется параметр по инфляции: тогда вести речь о том, чтобы удержать ее в 6%, не будет актуально, — объясняет экономист.

Инфляция: в какой-то момент плотину прорвет

Картина по ценам будет зависеть от доминирующих установок в экономической политике, а также от того, откажутся ли власти от их директивного регулирования либо продолжат эту практику. Аналитик считает, что даже если рост экономики будет в рамках озвученного им диапазона (от минус 1 до плюс 1%), есть опасность того, что инфляция будет выше заявленных 6% годовых.

По его словам, ускорение инфляции может произойти, даже если власти не откажутся от регулирования цен.

— Уже есть потенциал его роста на 5−6%. При дальнейшей стимулирующей политике он будет только нарастать — вопрос будет только во времени, когда он выплеснется, — говорит Дмитрий Крук. — Чтобы инфляцию удержать в прогнозируемых 6%, надо выходить из избыточно мягкой политики уже сегодня. Если нынешняя политика будет сворачиваться очень медленно либо вовсе продолжится, то этот показатель можно будет сдерживать какой-то период только путем прямого регулирования цен. Но тогда мы вообще скатываемся в 1990-е, а плотину все равно в какой-то момент прорвет. Будет это условно в августе, декабре 2024-го или январе 2025-го — это уже не так важно. С другой стороны, если ее прорвет, допустим, 2 января 2025 года, формально можно будет сказать, что показатель выполнен. Однако толка от этого немного.

Экономист напоминает ситуацию десятилетней давности, когда по итогам 2010 года чиновники отчитывались о выполнении установленных показателей и планов, а в марте 2011 года начался валютный кризис, который был прямым следствием мер, принимаемых для их выполнения.