Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  2. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  3. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  4. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  5. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  6. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  7. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  8. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  9. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие


Спустя два с лишним года Суд Европейского союза вынес решения по искам белорусских ОАО «Минский автомобильный завод» и «БЕЛАЗ» против Совета ЕС. Заводы добивались отмены санкций, наложенных на них Евросоюзом. Ничего не вышло: рассмотрев жалобы, суд постановил отказать в их удовлетворении. Рассказываем детали.

Выставка в Жодино к 70-летию БелАЗа. Фото: TUT.BY
Выставка в Жодино к 70-летию БЕЛАЗа. Фото: TUT.BY

Оба предприятия попали под четвертый пакет санкций ЕС 21 июня 2021 года. Его ввели в связи с эскалацией нарушений прав человека в Беларуси и репрессиями против гражданского общества. В список тогда вошли семь компаний, связанных с режимом, в том числе Bremino Group, «Новая нефтяная компания», «Сохра», «Глобалкастом — менеджмент», а также «Белаэронавигация» — из-за участия в инциденте с посадкой самолета Ryanair. Сотрудничество с этими предприятиями для европейских компаний было запрещено, их активы были заморожены. Позже на эти предприятия, как и на остальные в списках, была распространена новая редакция санкций — в связи с участием Беларуси в войне против Украины.

МАЗ и БЕЛАЗ подали иски в Суд Евросоюза почти сразу — 31 августа и 1 сентября 2021 года. Они потребовали аннулировать решение ЕС о введении санкций и возместить им судебные издержки.

Решения по обоим делам были приняты судом ЕС 18 октября этого года. Из них можно узнать аргументы предприятий и доводы суда. Аргументация у обоих заводов была совершенно одинаковой, дела рассматривались в один и тот же день одним и тем же составом коллегии суда.

Почему санкции были введены?

Согласно решению Совета ЕС, из-за серьезных нарушений прав человека в Беларуси санкциям подлежат все средства и экономические ресурсы, которые принадлежат или контролируются лицами, организациями и органами, которые ответственны за эти нарушения и репрессии или чья деятельность подрывает демократию и верховенство права в Беларуси, а также физлица, компании и организации, которые финансово поддерживают режим или получают от него выгоду.

Как указано в обосновании, МАЗ и БЕЛАЗ — одни из крупнейших госпредприятий Беларуси, они являются источником значительных доходов для режима. Оба завода предоставляли свои помещения и оборудование для проведения политического митинга в поддержку Лукашенко. Сам Лукашенко называл МАЗ «одним из важнейших промышленных предприятий страны», БЕЛАЗ — «белорусским брендом» и «частью национального наследия», обещая, что правительство будет всегда поддерживать завод. Таким образом, БЕЛАЗ и МАЗ извлекают выгоду из режима Лукашенко и поддерживают его, говорится в материалах дел.

Кроме того, во время забастовок и мирных протестов после сфальсифицированных выборов сотрудников обоих предприятий запирали в служебных помещениях, чтобы они не присоединились к другим протестующим. На БЕЛАЗе руководство выставило в СМИ забастовку просто «собранием персонала». Работников запугивали, угрожали им увольнениями, и как минимум на МАЗе эти увольнения впоследствии были проведены. Поэтому МАЗ и БЕЛАЗ «несут ответственность за репрессии против гражданского общества и поддерживают режим Лукашенко».

«Неправильные названия»

Требуя отмены необоснованных, по их мнению, санкций, предприятия привели суду три довода.

Во-первых, заявили БЕЛАЗ и МАЗ, было нарушено их право на защиту и принцип эффективной судебной защиты.

Каким образом? Тем, что в решении Совета ЕС они были названы как ОАО «БЕЛАЗ» и ОАО «МАЗ», хотя на самом деле они так никогда не назывались, а их правильные названия — Открытое акционерное общество «Минский автомобильный завод» — управляющая компания холдинга «БЕЛАВТОМАЗ» и Открытое акционерное общество «БЕЛАЗ» — Управляющая компания холдинга «БЕЛАЗ-ХОЛДИНГ».

Как уверяли истцы, это не позволило им правильно идентифицировать себя как объект санкций и сразу реализовать свое право на защиту. Кроме того, они считают, что такая ошибка говорит о том, что, вводя санкции, Совет ЕС не располагал достаточной информацией о предприятиях.

Совет ЕС на это ответил, что, во-первых, даже если указанное в санкционных списках название отличалось от официального юридического наименования, в нем были компоненты «БЕЛАЗ» и «МАЗ», что позволяло заводам идентифицировать себя, кроме того, они прекрасно знают, что означает аббревиатура «ОАО». К тому же в санкционных документах были указаны точные юридические адреса компаний.

Кроме того, само право на защиту включает возможность иметь доступ к делу, ознакомиться с решением и его обоснованием, в том числе путем запроса и получения ответа. И истцы 23 августа 2021 года обратились к Совету, запросили все эти документы и получили их. То есть предполагаемая ошибка в названиях никак не помешала истцам реализовать свое право на защиту.

Ну, а частичное несовпадение названия в санкционном списке с официальным само по себе никоим образом не свидетельствует о том, что Совет ЕС не имел достаточной информации и оснований для включения предприятий в этот список.

Таким образом, в этой части заявления компаний были отклонены.

«Ошибочная оценка фактов»

Вторым доводом МАЗа и БЕЛАЗа было то, что Совет ЕС неправильно оценил сами факты относительно того, что предприятия финансируют и поддерживают режим.

Совет ЕС на это ответил следующим образом. Общеизвестно, что оба предприятия находятся в госсобственности, весь их капитал принадлежит Беларуси. Их владельцем является Госкомимущество, они под полным контролем Минпрома. Их гендиректоры назначаются наблюдательным советом, утверждаются правительством, Минпромом, местными властями и Лукашенко, а в самом набсовете заседают представители правительства страны.

Кроме того, сами заводы не оспаривали, что они являются крупнейшими автопроизводителями в стране и Лукашенко высказывал им поддержку.

Не оспаривали они и информацию Совета ЕС о финансовых показателях: БЕЛАЗ в 2019-м получил чистую прибыль в 266 млн рублей, МАЗ — 45,2 млн рублей. Соответственно, они выплачивали дивиденды своему акционеру — государству, а также платили, помимо налогов, отчисления в фонд развития, инвестиционный фонд Минпрома и так далее. То есть финансировали режим.

Истцы на это возражали, что они вынуждены платить дивиденды государству точно так же, как и все предприятия, да и вообще любой бизнес вынужден платить налоги. Соответственно, они не несут ответственности за то, как в дальнейшем используются эти средства — даже если на нарушение прав граждан, и не отличаются в этом плане от других компаний — а санкции почему-то ввели не против всех сразу.

Однако Совет на это ответил, что из уплаты налогов не следует вывод о том, что компания поддерживает режим, так как налоги обязательны для всех. А вот дивиденды государству платят не все предприятия, а только некоторые. Поэтому их можно считать поддерживающими режим.

«Из вышеизложенного следует, что Совет не допустил юридической ошибки, установив, что положение заявителя в белорусской экономике, те факты, что она принадлежит государству и представляет собой значительный источник доходов для режима Лукашенко, вместе взятые представляют собой достаточное основание для того, чтобы считать, что заявитель поддерживает этот режим», — говорится в решении суда.

Таким образом, довод истцов об ошибочной оценке фактов был отвергнут. А вместе с ним и третий аргумент — что Совет ЕС не привел достаточных доказательств обоснованности санкций. По мнению суда, вышеназванных аргументов, подтвержденных документально — в том числе документами, которые предоставили сами предприятия, — вполне достаточно для доказательства того, что санкции являются обоснованными.

Подводя итоги рассмотрения дела, суд констатирует, что неточность в названиях предприятий никак не помешала им осуществить свое право на защиту, фактическая сторона дела была оценена Советом ЕС изначально правильно и имеется более чем достаточно доказательств, что БЕЛАЗ и МАЗ поддерживают режим.

Соответственно, все жалобы истцов были признаны необоснованными. Суд ЕС принял решение полностью отклонить оба иска.

Как на проигравшую сторону на МАЗ и БЕЛАЗ была возложена обязанность оплатить все судебные расходы.

Напомним, аналогичным оказался исход дела по иску «Белаэронавигации» против Совета ЕС, который был рассмотрен в феврале.