Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко предупредил страны ЕАЭС: Последствия санкций затронут всех, отсидеться не получится
  2. Великобритания и Франция были против, СССР торговался. Как произошло объединение Германии
  3. Кратковременные дожди и до +21°С. Все о погоде на новой рабочей неделе
  4. В Беларуси будет создано «народное ополчение»
  5. Захват Лимана — плацдарм следующего этапа наступления России на Донбасс. Главное из сводок штабов на 94-й день войны
  6. На границе ввели обязательную дезинфекцию, но станции построят только через год-два
  7. Потерян Лиман, Северодонецк окружают: Украина проигрывает в битве за Донбасс? Разбираемся, что происходит на восточном фронте
  8. На границе Беларуси с Украиной оставляют «провокационные листовки и оскорбительные надписи»
  9. Лига чемпионов: «Реал» обыграл в финале «Ливерпуль»
  10. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора
  11. В день последних звонков 30 мая по всей стране объявили «сухой закон». Но есть и исключения
  12. «Инициировано Госдепом». Как в РПЦ отреагировали на объявление независимости Украинской православной церковью
  13. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  14. Девяносто четвертый день войны в Украине
  15. Отменяют лимиты по валюте, возвращают кредиты и пересматривают ставки по вкладам. Банки вводят очередные новшества


Евросоюз готовится ввести очередной, уже пятый по счету пакет санкций в отношении Беларуси. Предыдущий пакет вступил в силу в июне. Мы посмотрели, как белорусские чиновники (и не только) высказывались о санкциях и их последствиях для страны. Спойлер: очень по-разному.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В ожидании четвертого пакета европейских санкций белорусские чиновники делали самые разные заявления. Любопытно, что иногда они были довольно оптимистичными.

Еще в начале июня премьер-министр Роман Головченко заявил, что санкции приведут к тому, что экономика Беларуси «не только выстоит и преодолеет, но и получит новый заряд бодрости».

— Перед нами огромная Азия, огромный Восток, — заявил тогда глава правительства Беларуси и отметил, что ситуация находится «в штатном режиме».

Правда, оптимизм Головченко тогда разделяли не все. Например, Белорусский союз женщин заявил «о своей обеспокоенности несправедливыми санкциями и разного рода ограничительными мерами».

— Многие действия со стороны Запада можно расценивать как выходящие за рамки здравого смысла и как вмешательство во внутренние дела Беларуси, — оценила тогда ситуацию председатель БСЖ Елена Богдан.

Возмущался санкциями и председатель Федерации профсоюзов Михаил Орда. В своем эмоциональном высказывании он даже вспомнил Великую Отечественную войну.

— Те, кто за рубежом призывает к санкциям, прикрываются именем белорусских работников: мол, трудящиеся сами хотят остаться без работы и заработной платы. С таким лицемерием эти же люди в конце концов заявят, что белорусы просили и войну начать против нашей страны в 1941-м, — заявил Орда и заметил, что в Евросоюз с белорусских предприятий отправили «сотни обращений» против санкций.

Санкциям давали разные оценки: например, их называли «лоббированием интересов конкурентов белорусских производителей». Такое мнение высказала сенатор Алла Смоляк. По ее словам, белорусских производителей «сложно победить» в честной борьбе за рынок, потому что отечественные товары «ассоциируются с качеством».

Зато депутат Олег Гайдукевич (в отношении которого тоже ввели санкции) выражал здоровый оптимизм:

— О санкциях в целом. Я убежден, что они сделают страну сильнее, другого пути у нас нет, — сказал Гайдукевич и предложил всем вспомнить, чем закончилась Великая Отечественная война.

Оптимистично был настроен и бывший премьер Михаил Мясникович. В своих оценках санкций он был слегка более сдержанным, чем депутат Гайдукевич.

— В какой-то степени санкции создают условия для подъема национальных экономик, — резюмировал бывший премьер.

Роман Головченко, премьер действующий, высказывался о санкциях не раз. 22 июня он решил напомнить, что беспокоиться не о чем:

— Мы живем дальше, работаем. У нас достаточно резервов и ресурсов, мы давно готовы к этим условиям.

Не особенно беспокоился насчет санкций и Александр Лукашенко. 22 июня в Брестской крепости он говорил так:

— На планете достаточно ответственных стран и целых регионов, с которыми мы продолжим тесно сотрудничать.

На фоне Головченко и Лукашенко настоящим пессимистом выглядел сенатор Олег Жингель. По его оценкам, последствия санкций могут быть совсем не радужными.

— Это приведет к уменьшению объема внешних заимствований от европейских финансовых институтов для реализации инвестиционных проектов, снизится возможность технической модернизации производств, вероятно сократятся производительность труда и заработная плата работников, — говорил Жингель.

Против санкций высказалась и Компартия Беларуси. По этому поводу она выпустила целое заявление, в котором обратилась к неким «прогрессивным силам».

— Мы призываем граждан других государств, представителей международных организаций и все прогрессивные силы поддержать Беларусь в ее борьбе с санкционным давлением за право самостоятельно и суверенно определять курс своего развития, — сообщалось в заявлении белорусских коммунистов. Какие «прогрессивные силы» должны были поддержать Беларусь, к сожалению, не уточнялось.

Зато депутат Игорь Марзалюк никакой поддержки ни у кого не просил. Санкции его лишь насмешили.

— Эффект от этих санкций нулевой. Вообще это трагикомедия, если не сказать фарс, — сказал Марзалюк.

«Трагикомедия», впрочем, вела к реальным потерям денег. На это жаловался заместитель премьера Анатолий Сивак. В июне он заявил, что ежемесячные экономические потери в авиационной отрасли, связанные с санкциями, оцениваются на уровне 10,3 млн долларов.

Своим мнением по поводу санкций делились не только официальные лица. В июне эмоциональное письмо Ангеле Меркель написал учащийся Молодечненского торгово-экономического колледжа и диджей Алексей Николаев.

— Вы, как и 80 лет тому назад, нападаете на мою страну своими санкциями. Вы мечтаете, что простой белорус Алеша приедет к вам с протянутой рукой за куском хлеба после вашего разорения моей Родины. Вы мечтаете, чтобы я не получил достойного образования, ведь рабы нужны необразованные. Вы планируете разрушить мой дом, оставить его без тепла и света, — с такими словами Алексей обратился к канцлеру Германии.

А вот Роман Головченко не сдавался. 4 июля он продолжал выражать уверенность в том, что все будет хорошо.

— Мы в правительстве Беларуси имеем четкий план работы в этих условиях, — передавало слова Головченко ТАСС. Премьер снова подтвердил свой тезис о том, что санкции — это «стимулирующий и мотивирующий фактор». А спустя два дня Головченко открыл главный секрет противодействия санкциям.

— Отсутствие эффекта от санкций — это пока наша главная контрсанкция, — заявил премьер.

Кажется, Головченко и Лукашенко этим летом были главными оптимистами в отношении западных ограничений. Так, 12 июля Лукашенко выразил уверенность в том, что санкции не возымеют эффекта, и предложил не беспокоиться.

— Как я когда-то и говорил, нечего нам по этому поводу париться. Мы все-таки экономике уделяем больше внимания, чем в СССР, мы людей смотрим больше. Мы выдержим, — пообещал Лукашенко на встрече с Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге.

К этому времени, по словам председателя Белорусского союза женщин Елены Богдан, обращение против санкций подписали «более 50 тысяч белорусских женщин».

Спустя три дня после встречи Лукашенко и Путина о санкциях снова заговорил Роман Головченко. Судя по его высказыванию, переживать не стоило: премьер сообщил, что поддержка России «полностью перекроет возможные последствия санкций Запада». А Лукашенко вскоре добавил, что беспокойства у белорусских властей нет:

— Мы спокойно развиваемся, смотрим, какую гадость они еще нам могут подбросить, и готовимся к этому.

Пожалуй, одним из самых эмоциональных высказываниях о санкциях были слова Лукашенко на «Большом разговоре» 9 августа. Тогда прямо во время конференции стало известно, что Великобритания ввела пакет торговых, финансовых и авиационных ограничений. Об этом Лукашенко сообщила журналистка BBC и получила от него такой ответ:

— Сегодня экономические санкции кто введет? Великобритания? Господь с вами. Да подавитесь вы этими санкциями в Великобритании! Мы тысячу лет не знали этой Великобритании и знать не хотим! Прихвостни американские!

О санкциях высказывалась и депутат Ольга Креч. Она была не настолько эмоциональной, но тоже выражала "здоровый оптимизм".

— Это толчок к развитию Беларуси. Это нам поможет в будущем стать сильнее, — говорила депутат.

А вот аналитик Белорусского института стратегических исследований Алексей Авдонин пошел в оценках еще дальше. В программе «Клуб редакторов» на канале «Беларусь-1» он выразил уверенность, что санкции работают против тех, кто их вводил.

— Те санкции, которые были введены в отношении и России, и Беларуси, — это в первую очередь антиевропейские санкции, — сказал Авдонин и почему-то предположил, что снимать санкции, возможно, будут при посредничестве Ватикана.

Глава МИД Владимир Макей тоже считает, что санкции в отношении Беларуси ударят по Евросоюзу и вообще по всему миру.

— В условиях коронавирусной пандемии результаты санкционной политики приобретают далеко не радужные перспективы в области развития и борьбы с голодом в мире. Отсутствие на мировом рынке белорусских калийных удобрений, которые занимают 20% рынка, априори ведет к значительному снижению урожайности в сельском хозяйстве. Дефицит калийных удобрений на мировом рынке прогнозируемо приведет к росту их цен и, как следствие, к росту цен на продукты. Недопущение белорусских калийных удобрений на европейский рынок также негативно повлияет на сельскохозяйственный сектор экономики самого ЕС

По мнению председателя Совета Республики Натальи Кочановой, санкции «подрывают основы международного права». При этом она выразила уверенность, что ничего страшного не случится.

— Никакие санкции нам не страшны, потому что мы понимаем, что правда на нашей стороне, — заявляла Кочанова.

На этом фоне оценки Алексея Дзерманта, сотрудника Института философии НАН Беларуси, выглядели ужасающими.

— Если оценивать совокупные потери от этих шагов для Беларуси, то счет пойдет на десятки миллиардов долларов (по сути, украденных у нас политической верхушкой Запада), — высказывался Дзермант и предлагал выставить этой «политической верхушке» счет за эти убытки. В противном случае, по мнению философа, западные страны не могут рассчитывать на «безопасную и предсказуемую ситуацию» на своих восточных границах.

Министр промышленности Петр Пархомчик, говоря об эффекте санкций, пообещал, что белорусские предприятия «будут удивлять». Как именно, он не уточнил.

— Нет никакого сомнения, что с этими санкциями промышленные предприятия Беларуси справятся, — выразил уверенность глава Минпрома.

Совсем недавно, 20 октября, санкции очень образно прокомментировал директор Департамента по авиации Артем Сикорский:

— Поведение наших европейских партнеров начинает превращаться в поведение матери-истерички, которая не может справиться со своими капризными детьми, во всем обвиняя воспитателей детского сада.

А председатель Федерации профсоюзов Беларуси Михаил Орда пообещал наказать «коллективный Запад» путем закона.

— Сейчас мы принимаем меры, чтобы юридическим путем понудить так называемый коллективный Запад к соблюдению международного права и прав наших людей, — сказал Орда, не забыв уточнить, что санкции «дали толчок для дальнейшего развития».

Неприятную картину 28 октября описал заместитель премьер-министра Юрий Назаров. По его словам, потери белорусских НПЗ из-за санкций и «вынужденных ответных мер» уже составили 80 млн долларов.

Впрочем, судя по прогнозам депутата Андрея Савиных, волноваться о потерях в долларах США не стоит, так как самому доллару осталось недолго быть мировой валютой.

— США, активно вводя санкции, ставят под сомнение вопрос вообще о целесообразности использования доллара как мировой валюты. То есть фактически санкции США убивают ведущую роль доллара США, — оценил ситуацию депутат.

В качестве причин для санкций белорусские чиновники чаще всего называют недобросовестную конкуренцию с белорусскими предприятиями и желание «раскачать» ситуацию в Беларуси. А вот об условиях отмены санкций представители власти предпочитают не упоминать.