Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  2. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  3. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  4. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков
  5. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  6. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  7. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
  8. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  9. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске


Министр иностранных дел Сергей Алейник сообщил, что Турция активно скупает белорусские удобрения, а также готова лоббировать отмену санкций, введенных Западом против белорусской калийной отрасли. Ранее чиновники хвастались, что, несмотря на санкции, в нынешнем году экспорт этой продукции будет большим. Зачем в таком случае Минску добиваться отмены ограничений и в чем интерес Турции нам помогать, спросили старшего научного сотрудника BEROC экономиста Дмитрия Крука и советника Светланы Тихановской по экономическим реформам Алеся Алехновича. Также мы посмотрели, что об этом говорит турецкая статистика.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Интересы белорусской стороны

Министр иностранных дел Сергей Алейник спустя несколько дней после встречи со своим турецким коллегой Хаканом Фиданом заявил, что Анкара готова способствовать снятию санкций против белорусских калийных удобрений. Из его слов следует, что Минск заинтересован в отмене санкций, введенных против белорусской калийной отрасли. Отчасти это идет вразрез с более ранними заявлениями чиновников, в которых они хвастались успехами в восстановлении экспорта калия. Так, в июле первый вице-премьер Николай Снопков говорил, что в этом году Беларусь экспортирует 8 млн тонн калия. По его словам, «Беларуськалий» работает с прибылью. Правда, тогда же он признал, что логистика после введения санкций подорожала «от двух до пяти раз».

Если планы правительства реализуются, то в этом году наша страна продаст на внешние рынки больше калия, чем в 2020-м, тогда объем экспорта был чуть более 7,1 млн тонн, следует из данных Белстата.

Экономист Дмитрий Крук также указывает на то, что из заявлений чиновников следовало, что в первом полугодии экспорт удобрений восстановился примерно на 80−90% к довоенному уровню.

— Важно понимать, что это восстановление неустойчивое, — указывает он. — Первая составляющая этой неустойчивости — зависимость от российских портов, инфраструктуры. Если в прошлом году экспортировалось, по разным данным, 25−40% от предвоенного уровня и в основном шло железной дорогой, то восстановление, произошедшее в 2023 году, с большой вероятностью шло через российские порты. Более чем уверен, это не очень нравится нынешнему белорусскому режиму из-за понимания, что он и так по сути висит на крючке у России. Им хотелось бы сохранять больше автономности в этом экспорте. А задействование российской инфраструктуры — это по сути не полное распоряжение собственным экспортом.

Вторым моментом, который может играть роль в продвижении белорусскими структурами лоббирования отмены санкций, экономист называет дороговизну логистических поставок в обход санкций через российские порты по сравнению с поставками через Литву в досанкционный период. Особенно если учесть, что цены на калийные удобрения на мировом рынке после заметного роста снова упали.

— Скорее всего, здесь возникает серьезный вопрос: насколько финансово оправданы такие схемы экспорта. С учетом более дорогой логистики, наверное, удается выходить в ноль, но, наверняка, дополнительный задел рентабельности если и существует, то он очень мал, — указывает экономист. — Соответственно, удастся ли на фоне снижения цен на калийные удобрения поддерживать их экспорт с учетом дороговизны такой логистики — большой вопрос.

По мнению Дмитрий Крука, несмотря на все громкие заявления белорусских чиновников об успехах в восстановлении экспортных поставок удобрений, вопрос снятия санкций с этой отрасли был и остается актуальным.

Фото: Reuters
Иллюстративный снимок. Фото: Reuters

Возможный интерес Турции

В свою очередь турецкая сторона не делала заявлений о данных ей обещаниях помочь Минску добиться снятия санкций. Там ограничились сообщением на официальном сайте МИД о факте встречи и совместным фото глав внешнеполитических ведомств двух стран. В турецких медиа, цитирующих МИД своей страны, также мы не нашли упоминания о том, что стороны поднимали этот вопрос. Там акцентируют внимание на обсуждении арабо-израильского конфликта.

Экономист не исключает, что стороны могли по-разному интерпретировать этот вопрос после встречи. Например, турецкая сторона могла не дать четкого ответа, приняв к сведению предложение или просьбу Минска.

— Второе соображение: турки могли проявить какой-то интерес. Им это может быть интересно с политической точки зрения: Турция сейчас по всем фронтам пробует заявить о себе как о новом центре силы, вокруг которого выстраиваются геополитические альянсы, — делится своим мнением Дмитрий Крук. — Поэтому громкие заявления в данном случае вполне вписываются в ее позиционирование и лично президента этой страны Эрдогана. Особенно [это могло быть сделано] прикрываясь такими вещами, как предотвращение голода в мире (хотя нет никакого подтверждения, что это взаимосвязанные вопросы).

Алесь Алехнович подчеркивает, что Турция не является ключевым импортером белорусской продукции. В 2021 году экспорт белорусских товаров в эту страну был на сумму 360 млн долларов. Это 2,6% от всего экспорта.

— Гэта быў пік гандлёвай супрацы паміж Беларуссю і Турцыяй. Апошнія даступныя дадзеныя Белстата паказвалі, што ў студзені-траўні экспарт Беларусі ў Турцыю склаў 115 млн даляраў, альбо 0,8% ад усяго экспарту за гэты перыяд. У 2021 і 2022 гадах Турцыя была на 14-м месцы сярод усіх краін-імпарцёраў беларускай вытвочасці, пасля такіх краін як Польшча, Нідэрланды, Літва, Казахстан, Нямеччнына, Латвія, ААЭ, Індыя, Бразілія і нават ЗША, — говорит советник Светланы Тихановской по экономическим реформам.

По его словам, Беларусь не является важным торговым партнером для Турции и ее союзников. И вряд ли эта страна в состоянии помочь режиму Лукашенко в отмене или смягчении санкций, продолжает экономист:

— Турцыя не мае прамога ўплыву на палітычныя рашэнні ЗША, Эўразвязу, Вялікабрытаніі, Канады і яшчэ парадка 10 краін, якія ўвялі санкцыі супраць «Беларуськалія» и «Беларускай калійнай кампаніі» або сектаральныя санкцыі на калійныя ўгнаенні з Беларусі, — объясняет он. — Таму нават калі Турцыя недзе на міжнароднай арэне заступіцца за Лукашэнку, гэта не адмяняе санкцый на беларускі калій.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

— Ці Турцыя можа дапамагчы ў абыходзе санкцый? Зараз дадзеныя гэта не пацвярджаюць. Самой Турцыі не патрэбна шмат калію ад Беларусі. А вось каб абысьці санкцыі, Беларусі патрэбна ў першую чаргу дапамога з лагістыкай і банкаўскай сістэмай, — говорит Алесь Алехнович. — Цяпер Беларусь вымушана пастаўляць свой калій у трэція краіны праз расійскія чыгунку і парты. Марская або чыгуначная дастаўка беларускага калію ў Турцыю, перавалка ў турэцкіх партах і загрузка на турэцкія караблі, якія могуць давезці груз у любую кропку свету, наўрад ці дае нейкія перавагі ў параўнанні з расейскімі караблямі (расейскі калій не знаходзіцца пад санкцыямі). Асабліва з улікам дадатковага кошту такой перавалкі. У сваю чаргу разлік за калій у турэцкіх лірах таксама не выхад, таму што ліра з’яўляецца вельмі нестабільнай валютай, якая пастаянна абясцэньваецца (цягам апошніх 12 месяцаў ліра страціла 35% сваёй вартасці ў параўнанні з далярам). Хутчэй за ўсё МЗС Лукашэнкі спрабуе зрабіць уражанне, што праца наладжваецца. Насамрэч, санкцыі на беларускі калій застаюцца балявой кропкай для беларускага рэжыму.

Каковы шансы добиться отмены санкций

Экономист Дмитрий Крук подчеркивает: вопрос снятия санкций — куда более сложный, чем потенциально сделанные заявления Минска. Во-первых, у Анкары недостаточно рычагов давления для продвижения предложения о снятии санкций с белорусской калийной отрасли. Во-вторых, в этой части принципиальную позицию заняла Литва. Вильнюс принял решение об ограничении поставок белорусского калия по своей территории и перевалку через свои порты еще до того, как после начала войны «Беларуськалий» и БКК оказались под санкциями.

— Ключевая позиция Литвы по данному вопросу четкая, бескомпромиссная, — комментирует Дмитрий Крук, отмечая, что у Анкары нет рычагов влияния на Вильнюс, способных заставить его отказаться от своей принципиальной позиции.

Беларусь и правда — главный поставщик удобрений в Турцию?

После встречи с турецким коллегой Сергей Алейник сделал еще одно интересное заявление: «На сегодняшний день 80% потребностей Турции в удобрениях покрывается Беларусью». Оно обращает на себя внимание, потому что раньше наша страна не фигурировала в числе основных поставщиков этой продукции в Турцию. Мы изучили турецкую статистику — и она демонстрирует другую картину по покупкам удобрений. Беларусь там далеко не в лидерах.

Так, если в прошлом году белорусского калия в эту страну поставили на 48,1 млн долларов, то за девять месяцев этого года — только на 5,1 млн. Всего же Турция импортировала в прошлом году этой продукции на 153,6 млн долларов, а в этом — на 131,5 млн. Пиковым по таким поставкам из нашей страны был 2021 год — на 62,7 млн долларов.

Если не ограничиваться калийными удобрениями, а посмотреть более широкую разбивку, то есть «удобрения», то в прошлом году их у нашей страны Турция купила на 49,3 млн долларов, а в 2021-м — на 62,7 млн. За девять месяцев этого года Анкара купила на 12,3 млн.

Всего же удобрений Турция закупила за девять месяцев этого года на 1,96 млрд долларов. Если исходить из этих данных, то в стоимостном выражении доля белорусских удобрений составила 0,62% от всего импорта такой продукции. Выходит, что даже если Беларусь продавала Турции удобрения за бесценок, вряд ли доля нашей продукции могла быть подавляющей в общем импорте этой категории грузов (если только в турецкой статистике белорусские калийные и азотные удобрения не фигурируют как импорт из какой-нибудь другой страны, которая поставляет их через компании-прокладки).

Примечательно, что в прошлом и этом годах внезапно вырос импорт удобрений в Турцию из Туркменистана: если в 2021 году там приобрели этого товара примерно на 200 тысяч долларов, то в этом — более чем на 41 млн. В прошлом году резко подскочили поставки удобрений из Израиля: с 600 тысяч до почти 24 млн долларов в стоимостном выражении. В 2022-м впервые за последние годы Турция приобрела удобрения в Иране — на 800 тысяч долларов.