Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  2. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  3. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  4. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  5. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  6. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  7. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  8. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  9. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  10. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  11. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  12. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  13. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  14. Путин сегодня неожиданно приедет в Минск на переговоры с Лукашенко
  15. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  16. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  17. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  18. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
Чытаць па-беларуску


В Беларуси на протяжении десятилетий борются с коррупцией, однако победить ее все никак не получается — в стране раз за разом возникают громкие коррупционные скандалы. Новая история, связанная с предприятием «Бабушкина крынка» и в которой «светятся члены правительства», снова делает актуальным вопрос, почему все громко озвученные усилия по борьбе с коррупцией оказываются напрасными. Чтобы попытаться ответить на вопрос, почему так происходит, «Зеркало» изучило исследования аналитиков на эту тему и поговорило с экономистом.

Фото: Ivana Divišová с сайта Pixabay
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Ivana Divišová с сайта Pixabay

На коррупцию влияют системные проблемы

За последние три года потери из-за коррупции составили 49,6 млн рублей, сообщала в октябре «Экономическая газета» со ссылкой на материалы к Единому дню информирования.

В 2022 году в рейтинге восприятия коррупции наша страна опустилась с 82-го на 91-е место из 180 стран, сообщали в Transparency International. В оценке инвестиционного климата Беларуси Госдепартамента США на 2023 год отмечается, что наиболее коррумпированными отраслями считаются государственное управление и закупки, промышленный сектор, сельское хозяйство, торговля и строительная отрасль.

«Беларусь меньше подвержена мелкой коррупции по сравнению с другими странами Восточной Европы и Центральной Азии. Но крупная коррупция остается гораздо более серьезной проблемой в Беларуси, где власть сосредоточена в высших эшелонах правительства и политических элитах», — писала в аналитическом материале 2021 года представитель Transparency International Алтынай Мырзабекова.

Transparency International — международная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру.

Еще в 2019 году Группа государств против коррупции (ГРЕКО) заявила, что наша страна не соответствует антикоррупционным стандартам Совета Европы (недавно Минск запустил процедуру выхода из структуры). Такое заявление организации было связано с невыполнением подавляющего большинства необходимых антикоррупционных реформ и рекомендаций (Беларусь не выполнила 20 из 24 рекомендаций).

Transparency International тесно связывает соблюдение прав человека в стране и приверженность демократическим принципам и рискам для коррупции: «Гражданские и политические права, включая свободу выражения мнений, свободу ассоциаций и собраний, а также доступ к правосудию, являются неотъемлемой частью здоровой демократии. Они гарантируют участие граждан и групп в демократических и политических процессах и могут помочь держать коррупцию под контролем». В том же 2021 году там приводили в пример, как вместе с ухудшением ситуации с соблюдением прав в нашей стране Беларусь опустилась на шесть пунктов в индексе восприятия коррупции, еще на два пункта она упала в 2022-м. Это «прекрасно иллюстрирует ограничения этой нисходящей модели и то, как очевидные успехи в борьбе с коррупцией могут быстро оказаться иллюзорными там, где они подчиняются прихотям диктатора или режима, который не допускает критики, оппозиции или политической конкуренции».

В этой структуре считают, что снизить уровень коррупции в нашей стране будет возможно после «радикальных перемен», в результате которых правительство будет нести отчетность перед гражданами и последние смогут привлекать его представителей к ответственности.

Проблему коррупции не раз поднимали и белорусские аналитики. Так, анализ Исследовательского центра ИПМ (теперь уже ликвидированного), проведенный в 2015 году, показал, что белорусские предприятия среди факторов, влияющих на существование коррупции, называли «корыстолюбие государственных служащих, терпимость общества к коррупции, недостаточно эффективную работу органов по борьбе с коррупцией, а также недостаточный контроль служебной деятельностью государственных служащих, над доходами и имуществом их и членов их семей». Реже среди таких факторов называли низкую зарплату госслужащих. Причем четверть опрошенных представителей бизнеса указывала, что инициатива по совершению коррупционных сделок чаще исходит именно со стороны госслужащих. Однако почти 30% говорили, что инициаторами могут быть как чиновники, так и представители бизнеса.

Аналитики этого центра в более ранних исследованиях отмечали, что снижению уровня коррупции могла бы способствовать либерализация экономики и создание равных условий ведения бизнеса для частного и государственного сектора, а также снижение регуляторной нагрузки и упрощение законодательства.

Экономист: Результат — падение Беларуси в международных оценках эффективности борьбы с коррупцией

— Кампании по борьбе с коррупцией Лукашенко осуществляет на протяжении всего периода существования своего режима. В настоящее время в эту кампанию добавилось нечто новое, когда по решению Лукашенко осужденных коррупционеров, не отбывших свои сроки, выпускают на волю. Вероятно, режим из состояния «не до законов» окончательно перешел в состояние «закон здесь я», — считает научный сотрудник BEROC Олег Мазоль.

— Общим результатом кампаний по борьбе с коррупцией со стороны Лукашенко является существенное падение Беларуси в международных оценках эффективности борьбы с коррупцией. В частности, по данным Всемирного банка, рейтинг Беларуси по борьбе с коррупцией в 2022 году находился примерно на уровне Анголы, Нигера, Бразилии и Сьера-Леоне.

Если говорить о наличии прогресса в борьбе с коррупцией, то международный рейтинг Беларуси за последние 10 лет упал с 42,2% до 31,6%, продолжает экономист. Это отражает общее ухудшение качества государственного управления при режиме Лукашенко. В 2022 году верховенство права в Беларуси оценивалось на уровне Зимбабве и России, а подотчетность правительства — как в Лаосе и Йемене. В принципе, такие результаты вполне предсказуемы. Если режим не создает, а разрушает общественные институты, которые мешают ему удерживать власть, кампании по борьбе с коррупцией превращаются в часть политического процесса и никакого долгосрочного результата давать не могут.

— В цивилизованных странах проблемы конфликта интересов между собственником предприятия и наемным менеджментом решаются на основе правовой и экономической инфраструктуры корпоративного управления. В развитых странах собственниками или от их лица наблюдательными советами заключаются контракты с топ-менеджментом корпораций, — рассуждает экономист. — В контрактах оговариваются показатели, которых должны достигнуть управляющие по итогам краткосрочного и долгосрочного периода, существует система участия в собственности, доступная не только топ-менеджменту, но также обычным сотрудникам предприятия. Законодательно предусмотрена ответственность менеджмента, если его намеренными действиями нанесен ущерб интересам собственника. Если ущерб крупный, то для управляющего может наступить уголовная ответственность согласно решению суда. При этом в цивилизованных странах вступившее в силу постановление суда об уголовной ответственности менеджмента никакой отдельный гражданин своей подписью отменить не может.

Олег Мазоль подчеркивает, что в развитых странах система корпоративного управления необходима для того, чтобы эффективно контролировать управленцев со стороны частных и государственных собственников. Это позволяет не только препятствовать изъятию добавленной стоимости топ-менеджментом, но также привлекать качественный иностранный капитал.

— При режиме Лукашенко право частной собственности практически отменено и сохранилось разве на уровне небольшого частного бизнеса типа ремесленников времен СССР, — говорит экономист. — Если рассмотреть сферу привлечения иностранных инвестиций, то о качестве иностранного капитала, который идет в Беларусь, также говорить не приходится. Иностранный капитал имеет главным образом форму рециркулирования капитала, то есть возврата в страну доходов режима Лукашенко под видом иностранных инвестиций.

В качестве примера он приводит существенное падение инвестиций из Великобритании, которая до 2020 года выступала одной из основных юрисдикций для перевалки белорусских нефтепродуктов. Так, если в 2019 году из Великобритании в Беларусь поступило 1,8 млрд долларов иностранных инвестиций, то в 2021 году — только 0,3 млрд. В то же время из такой офшорной юрисдикции, как Кипр, в 2021 году в Беларусь вернулось 1,3 млрд долларов, тогда как в 2019 году этот показатель составил 0,8 млрд долларов.