Поддержать команду Zerkalo.io


25 лет назад, 24 ноября 1996 года, в Беларуси прошел референдум, на который была вынесена новая редакция Конституции. Победа Лукашенко позволила ему сконцентрировать в своих руках всю власть в стране. Рассказываем, почему он решил изменить Конституцию, почему не была реализована идея импичмента и какие нарушения зафиксировали до и во время голосования.

Как появилась идея референдума?

В начале 1996 года начал свою работу Верховный Совет 13-го созыва. В несколько заходов в него были избраны 199 депутатов, что было достаточно для начала работы.

Парламент оказался куда менее радикальным, чем предшествующий ему Верховный Совет 12-го созыва. В депутаты не было избрано ни одного представителя БНФ. Преобладали коммунисты и аграрии, которые поддерживали внешнеполитический курс Лукашенко на интеграцию с Россией. Спикер парламента Семен Шарецкий отозвал из Конституционного суда (КС) все запросы о конституционности президентских указов, которые направили его предшественники.

Но даже в таком виде Верховный Совет не устраивал действующую власть. Парламент вместе с КС являлся частью политической системы, при которой существовало разделение властей. Например, в феврале 1996 года КС признал неконституционными (полностью или частично) 17 нормативных актов, подписанных Лукашенко.

Вот лишь один из примеров нарушений. В конце декабря 1995-го Лукашенко выпустил распоряжение «О соблюдении норм указов Президента Республики Беларусь». Согласно ему, всем госорганам — под личную ответственность руководителей — предписывалось обеспечивать выполнение всех указов, которые отменял Конституционный суд.

Такие действия Лукашенко могли стать поводом для импичмента. Для начала этой процедуры требовались подписи не менее 70 депутатов.

Семен Шарецкий (слева). Фото: nv-online.info
Семен Шарецкий (слева). Фото: nv-online.info

К тому же в начале 1996 года — 25 марта, 2 апреля и 26 апреля — в столице прошли крупные оппозиционные митинги (их объединяют общим названием «Минская весна»). Учитывая все эти факторы, Лукашенко почувствовал угрозу своей власти.

Поэтому 8 августа 1996-го он обратился к Верховному Совету и предложил назначить референдум. На него предполагалось вынести четыре вопроса. О новой Конституции (официально — о ее новой редакции), о переносе Дня независимости с 27 июля (день принятия Декларации о суверенитете в 1990 году) на 3 июля (день освобождения Минска от нацистов), о сохранении или отмене смертной казни и о свободной продаже земли.

Какие изменения предложил Лукашенко?

Новый проект Конституции был опубликован позже, 31 августа.

Основные поправки касались баланса сил между главой государства и парламентом. Верховный Совет предлагалось распустить, вместо него возникало двухпалатное Национальное собрание (Палата представителей и Совет Республики). До 1996-го распускать парламент мог только сам Верховный Совет, теперь это право получал только президент.

Именно глава государства вместо парламента теперь мог назначать референдумы, а также — высших должностных лиц в стране: генпрокурора, главу и членов правления Нацбанка, половину состава и председателя ЦИК, Конституционного суда, весь состав и председателей Верховного и Высшего Хозяйственного судов, председателя Комитета госконтроля (до 1996 года — Контрольная палата). Последний орган контролировал республиканский бюджет, использование государственной собственности, исполнение актов Верховного Совета и т.д. Теперь он становился подотчетным президенту.

В новой редакции глава государства больше не обязан был согласовывать с парламентом назначение ключевых министров (обороны, внутренних дел, финансов, иностранных дел и т.д.)

До 1996 года Конституционный суд мог по своему усмотрению рассмотреть вопрос о соответствии нормативных актов любого государственного органа Конституции и законам. В новом варианте фраза «по своему усмотрению» исчезла.

Конституция 1994 года. Фото: kurjer.info
Конституция 1994 года. Фото: kurjer.info

По новому варианту Конституции президент мог издавать декреты «в силу особой необходимости». Если их не отменяли обе палаты парламента, куда акты поступали на рассмотрение (требовалось не менее 2/3 голосов), то они вступали в силу.

Предлагалось ограничить право законодательной инициативы, то есть возможности выдвигать законопроекты. До 1996-го им владели депутаты, постоянные комиссии парламента, а также президент, Верховный и Высший Хозяйственный суды, генеральный прокурор, Контрольная палата и Нацбанк. Также свою идею могли предложить граждане (не менее 50 тыс.). По новому варианту инициатива оставалась у 50 тыс. граждан, президента, депутатов и правительства.

Также новый вариант Конституции должен был закрепить существование президентской вертикали, при которой главы местных исполнительных органов назначались и увольнялись президентом. Лукашенко предложил, чтобы парламентарии и Конституционный суд больше не могли инициировать изменения в Конституцию. Новый вариант так усложнял процедуру импичмента, что она становилась практически невыполнимой.

Конституция 1994 года также не была идеальной. Некоторые положения (например, парламент мог прекратить работу только по собственному желанию) не выглядели логичными. Основной закон, действительно, надо было корректировать. Но вряд ли так серьезно. Ведь вынесенные на референдум поправки позволяли говорить совсем о другом документе, при котором возникала супер-президентская республика.

Что в ответ предложил парламент?

Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by
Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by

Новый проект привел к еще большей радикализации политического конфликта. Большая часть Верховного Совета перешла в оппозицию к Лукашенко.

— БНФ, либералы, социал-демократы, коммунисты оказались союзниками в деле защиты конституционного строя и демократии. (…). Именно отношение к демократии, предоставлявшей всем равные шансы в борьбе за власть, стало главным водоразделом политического противостояния в стране, — писал Валерий Карбалевич в книге «Александр Лукашенко: политический портрет».

Парламент назначил референдум на 24 ноября (Лукашенко предлагал на 7 ноября). А также предложил три своих вопроса.

Депутаты разработали собственный вариант Конституции, при котором пост президента упразднялся. Также на голосование выносились два вопроса: об избираемости представителей местной власти, а также о прозрачном финансировании всех ветвей власти из госбюджета.

Кроме того, они назначили главой Центральной избирательной комиссии Виктора Гончара, который должен был обеспечить честный подсчет голосов.

Как прошли Конгресс демсил и Всебелорусское собрание?

Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by
Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by

18−19 октября в Минске прошло сразу два крупных мероприятия.

Во Дворце профсоюзов состоялся первый Конгресс демократических сил «В защиту Конституции, против диктатуры!» Он собрал около 700 делегатов, присутствовал практически весь дипломатический корпус. Но на конгресс не пришли председатель Верховного Совета Семен Шарецкий и его первый заместитель Василий Новиков, которые представляли в парламенте две крупнейшие фракции (соответственно аграриев и коммунистов). В результате в зале находилась не вся оппозиция, а лишь ее правый фланг.

А во Дворце спорта состоялось первое Всебелорусское собрание. Как писал Александр Федута в книге «Лукашенко. Политическая биография», «весь Минск был приведен фактически в состояние чрезвычайного положения. Во дворах стояли грузовики с солдатами. Бойцы спецназа, в масках, вооруженные автоматами и с собаками, патрулировали город. Дворец спорта, где проходило „вече“, был окружен бронетранспортерами и водометами».

Специально подобранные делегаты собрания поддержали Лукашенко, но среди его соратников царило другое настроение.

— Нас (высших чиновников. — Прим. Zerkalo.io) усадили всех в специальную выгородку. Картина была интересная. Кроме двух человек — Михаила Русого (на тот момент министр природных ресурсов и охраны окружающей среды. — Прим. Zerkalo.io) и председателя Белкоопсоюза Григория Владыко — никто не старался никак комментировать речь главного оратора. Лишь эти двое старались всячески подчеркнуть свою лояльность Лукашенко. По лицам всех министров было видно, что они чувствуют себя как в ###### [дурно пахнущей субстанции], — писал в мемуарах тогдашний министр сельского хозяйства Василий Леонов.

Почувствовав общую атмосферу, Лукашенко объявил перерыв. А после него вышел на сцену и сказал: «Я вижу, что вы все плохо относитесь к этой идее. Референдум будет носить рекомендательный характер, можете успокоиться» (цитата по интервью тогдашнего главы профсоюзов Владимира Гончарика порталу TUT.BY).

Тем более, что 4 ноября Конституционный суд признал: вынесение на референдум новых проектов Основного Закона не соответствует Конституции.

Как проходил процесс импичмента?

Конституционный суд Беларуси. В центре - его председатель Валерий Тихиня. 1995 год. Фото: law.bsu.by
Конституционный Суд Беларуси. В центре — его председатель Валерий Тихиня. 1995 год. Фото: law.bsu.by

Но слова Лукашенко являлись всего лишь тактической уловкой. Он пошел ва-банк.

14 ноября с поста руководителя ЦИК был уволен Виктор Гончар. Ранее он заявил, что не признает итогов референдума из-за многочисленных нарушений. Например, в том году власти впервые ввели досрочное голосование. Местная вертикаль стала активно зазывать избирателей на участки, где даже не было вариантов Конституции, за которые предлагалось голосовать.

«Служба охраны президента осуществляет вооруженный захват помещений ЦИК и выдворяет Гончара из его служебного кабинета. Председателя Верховного Совета Семена Шарецкого и генерального прокурора Василия Капитана, пытавшихся воспрепятствовать произволу, просто-напросто вышвыривают вместе с Гончаром. Вступившихся за Гончара рядовых депутатов и вовсе избивают», — писал Александр Федута.

Увольнение являлось нарушением Конституции: такое решение мог принять только парламент. На следующий день, 15 ноября, КС признает указ о смещении главы ЦИК неконституционным. Но Лукашенко это не интересовало. На место Гончара была назначена Лидия Ермошина — тогда председатель юридической службы Бобруйского горисполкома и рядовой член ЦИК.

Виктор Гончар. Фрагмент статьи в газете "Свабода". Фото: svaboda.org
Виктор Гончар. Фрагмент статьи в газете «Свабода». Фото: svaboda.org

Оставалась надежда на импичмент.

18 ноября в КС поступает обращение с подписями более 70 членов Верховного Совета, что давало основание начать дело. На следующий день КС принял его к рассмотрению и назначил заседание на 22 ноября.

Но председатель Конституционного суда Валерий Тихиня передал список депутатов в Администрацию президента, после чего началась их обработка, чтобы они отозвали свои подписи.

Одним угрожали увольнением их детей, другим — тюрьмой. В одном из случаев «началось просто физическое давление: начали психологически обрабатывать его семью — машины с включенными фарами стояли вокруг дома и ночью светили в окна. У кого-то начали увольнять с работы близких. Коля Бекеш (скорее всего, речь о депутате Николае Бекише. — Прим. Zerkalo.io) мне рассказывал: его дочка заканчивала школу, тянула на медаль, так в класс зашла директор школы, подняла ее и прямо сказала, что ее отец чуть ли не враг народа — раз он пошел против президента (почти как в 37 году)», — рассказывала Валентина Святская, советница Шарецкого (цитата по книге Александра Федуты «Лукашенко. Политическая биография».

Отзыв этих подписей визировал зампредседателя Верховного Совета Юрий Малумов. Правда, он делал это лежа в больнице, находясь на больничном, что также являлось нарушением закона.

Какую роль сыграла российская делегация?

Фото: Reuters

21 ноября, за день до рассмотрения вопроса об импичменте, в Минске высадился «миротворческий десант». Из Москвы прилетели премьер-министр России Виктор Черномырдин, председатель Госдумы Геннадий Селезнев и председатель Совета Федерации Егор Строев. Они стали посредниками в переговорах между Лукашенко и Шарецким, которые шли всю ночь.

В 6.30 утра 22 ноября было утверждено Соглашение «Об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в РБ». Его подписали Лукашенко и Шарецкий, один пункт завизировал Валерий Тихиня, поддержавший первого. Черномырдин заявил, что Россия выступает гарантом Соглашения.

Противники договорились, что референдум будет иметь консультативный характер, а Конституционный совет отзывает вопрос об импичменте. Ни Шарецкий, ни Тихиня не имели право подписывать такой документ без решений парламента и КС.

Видео: AP Archive

По Соглашению вопрос о новой Конституции в течение трех месяцев должно было решить Конституционное собрание. 50 человек должен был назначить Лукашенко, 50 — парламент, пропорционально численности фракций. Решения должны приниматься большинством голосов. Но в Верховном Совете у Лукашенко была своя фракция «Согласие». То есть в Конституционном собрании у него априори было бы большинство голосов. А значит, он получил бы желаемое спустя три месяца.

Но Лукашенко не хотел ждать. 22 ноября фракция «Согласие» сорвала ратификацию этого Соглашения. После этого Лукашенко заявил, что референдум будет иметь обязательный характер.

Шарецкий официально попросил КС возобновить прерванную процедуру импичмента. Но было уже поздно.

Каковы были официальные результаты референдума?

Голосование во время референдума 1996 года. Фото: Reuters
Голосование во время референдума 1996 года. Фото: Reuters

24 ноября 1996 года состоялся референдум, результаты которого огласила новая глава ЦИК Лидия Ермошина. По официальным данным, большинство голосов получил вариант Конституции, предложенный Лукашенко.

За перенос Дня независимости на 3 июля высказались 88,18%. За принятие новой редакции Конституции — 70,45%; против свободной, без ограничений, покупки и продажи земли — 82,88%; против отмены смертной казни — 80,44%.

Соответственно, белорусы якобы не поддержали все предложения депутатов парламента. Против их проекта Конституции проголосовали 71,2%; против выборов местных органов власти непосредственно местными жителями — 69,92%. Наиболее шокирует последний ответ: 65,85% якобы ответили отрицательно на вопрос «Согласны ли вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?»

Это уже само по себе вызывает сомнения. Но даже если этот вопрос был неактуален для белорусов, существует и ряд других факторов, заставляющих сомневаться в победе Лукашенко и честном подсчете голосов.

— Начиная с 1990 года в Беларуси была низкая явка избирателей, из-за чего многие выборы срывались, — писал Валерий Карбалевич. —  На референдуме 1995 года, например, проголосовали 65% белорусов.

Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by
Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by

Похожие цифры наблюдались и в 1996-м. Официально было объявлено, что на 18.00 24 ноября на участки пришли 59% избирателей. Но затем произошло «чудо», и поздним ноябрьским вечером на участки якобы повалил народ — и к 20.00, концу голосования, общая явка неожиданно подскочила до 84%. Причем в Ветковском районе якобы проголосовали целых 99,3%, причем 98,5% поддержали Лукашенко. Еще в четырех районах страны явка составила около 98%. Хотя, как пишет Карбалевич, на все предыдущие выборы в это вечернее время приходили голосовать только 7−9% граждан, а не четверть населения.

Кроме того, по данным независимой социологической лаборатории «Новак», одной из самых авторитетных в Беларуси того времени, перед референдумом за проект Лукашенко были готовы проголосовать 62,1%. И это на фоне того, что с 9 по 24 ноября в 90% эфирного времени на белорусском телевидении и 92% на белорусском радио выражалась поддержка новому проекту Конституции.

Добавим, что компания-1996 была первой, прошедшей под руководством Лидии Ермошиной, и первой, когда активно использовалось досрочное голосование. Кроме того, бюллетени в том году печатал не ЦИК, а Управление делами президента, распространявшее их через вертикаль Лукашенко. Какое точное число бюллетеней тогда напечатали, осталось неизвестным.

Что случилось после референдума?

Конституция Беларуси. Фото: TUT.BY
Конституция Беларуси. Фото: TUT.BY

На следующий день, 25 ноября, представитель фракции Лукашенко «Согласие» заявил на заседании Верховного Совета, что парламент прекращает свою работу. А через 20 минут состоится собрание депутатов, которые будут работать в Палате представителей. В Конституции ни о каком собрании депутатов речи не шло, его решения не могли иметь силы.

26 ноября состоялось заседание КС. К тому времени часть депутатов под давлением власти отозвала свои подписи. Но процесс импичмента уже был запущен, поэтому суд имел право рассматривать этот вопрос. Но, деморализованный, отказался это делать.

27 ноября ЦИК во главе с Ермошиной утвердил итоги референдума, хотя это было нарушением закона. Требовалось присутствие 2/3 членов Центральной избирательной комиссии (то есть 12 из 18), а на заседание пришли лишь 10. Новый вариант Конституции (а фактически совершенно новый документ) вступил в силу, хотя по закону это могло произойти лишь спустя 10 дней.

В тот же день на заседание Верховного Совета пришли лишь 60 депутатов. Остальные переместились в здание Белорусского союза молодежи, что около Администрации президента (теперь в этом здании находится БРСМ). 103 депутата (из 199) проголосовали за то, чтобы Верховный Совет прекратил свои полномочия. Но права на это они не имели. Такое решение должны были принять 2/3 депутатов — 133 человека.

Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by
Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by

На следующий день, 28 ноября, был создан новый парламент. В Палату представителей вошли только депутаты старого парламента, согласные с курсом Лукашенко. Как писала газета «Свабода», тем, кто перейдет в Палату представителей, пообещали зарплату в 500 долларов (в Верховном Совете она была в пять раз меньше).

Остальные депутаты, не вошедшие в Палату представителей, не признали итогов референдума.

Так возникло одно из главных противоречий второй половины 1990-х годов. Верховный Совет являлся легитимным органом, но не имел никакой реальной власти и не имел кворума. При этом он был признан в Европе законным парламентом. Палата представителей принимала законы, при этом была явно сформирована с нарушениями. Реальная же власть с того времени окончательно перешла к Лукашенко.