Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Сто шестьдесят восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  2. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  3. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  4. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  5. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  6. Создание в России Третьего армейского корпуса и уничтоженный Gepard. Главное из сводок штабов на 168-й день войны
  7. Война в Украине глазами российского солдата: бардак, бездарное командование и нежелание убивать
  8. Исчез (скорее всего, убит), понижен в звании, умер. Как сложилась судьба силовиков, бросивших вызов Лукашенко
  9. «На меня донесли, когда мне было 10 лет». Большое интервью с одним из лучших шахматистов мира, который вырос в Минске
  10. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  11. Партизаны, головотяпство, детонация. Кто и что говорит о взрывах на военном аэродроме в Крыму
  12. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  13. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  14. «Давайте не строить иллюзий о митингах — это невозможно». Поговорили с Павлом Латушко о созданном Объединенном кабинете
  15. Белорусский солдат сбежал из армии, чтобы его не отправили на войну в Украину. Мы с ним поговорили
  16. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  17. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  18. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  19. До 16 лет колонии. «Рельсовым партизанам» из Бобруйска вынесли приговоры


Парадокс: Запад один за другим вводит против официального Минска пакеты санкций, но Белстат отчитывается о росте экспорта. Как это возможно и какие страны начали покупать белорусских товаров больше, чем в прошлом году? Разбираемся в цифрах и говорим с экспертом.

Страны ЕС в десятке основных покупателей белорусской продукции

В январе-сентябре Беларусь экспортировала товаров на 28,1 млрд долларов. Это на 36,1% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Больше всего их покупают страны СНГ — на 16,5 млрд долларов. Это 58,8% всего экспорта за девять месяцев. Самый крупный покупатель среди стран СНГ — Россия. Ее доля в белорусском экспорте составляет 41,4%. В январе-сентябре она купила белорусских товаров на 11,6 млрд долларов.

Здесь и далее инфографика интерактивна.

Столько же, сколько покупает белорусских товаров Россия, закупают все вместе страны вне СНГ — на 11,6 млрд долларов. Из этой суммы 61% приходится на поставки в страны Европейского союза. Всего в январе-сентябре они купили белорусских товаров на 7 млрд долларов. При этом именно в торговле с ЕС у Беларуси самые высокие темпы роста. По сравнению с январем-сентябрем 2020 года экспорт в ЕС вырос почти вдвое (на 96,1%). При том, что за тот же период страны СНГ увеличили закупки белорусских товаров на 29,2%, Россия — на 22,6%.

Двукратный рост экспорта в страны ЕС сохраняется на протяжении всех девяти месяцев этого года. Самый крупный европейский импортер белорусской продукции — Нидерланды. Доля этой страны в белорусском экспорте в январе-августе (последние данные Белстата) 2021 года составила 6,1%. Она закупила белорусских товаров на 1,49 млрд долларов. Рост к уровню января-августа прошлого года — 5,3 раза.

Увы, детально разобраться в том, что именно Беларусь поставляет в Нидерланды, не выйдет — после введения санкций Белстат в своих отчетах засекречивает статистику по попавшим под санкции отраслям. В данном случае речь идет о 90% экспорта в страну. Открытых данных всего на 180,2 млн долларов. Самые крупные позиции — «прутки горячекатаные в бухтах из нелегированной стали» (35,32 млн), «лесоматериалы продольно-распиленные» (29,55 млн) и «изделия деревянные прочие» (11,55 млн).

Данные статистики за предыдущие года дают основания предположить, что главная скрытая позиция — это «нефтепродукты». Во всяком случае в данных за январь-август допандемийного 2019 года на их долю приходилось 53% белорусского экспорта в Нидерланды на сумму 285,2 млн долларов. Еще 10% экспорта составляли «продукты перегонки каменноугольной смолы» (54,9 млн долларов). На металлопрокат, который остался в статистике, в 2019 году приходилось 9% экспорта (48,7 млн долларов).

Нет конкретных данных о 55% экспорта в Германию. В 2019 году 52% составляла сырая нефть (на 428,4 млн долларов) — сейчас этот сектор белорусской экономики под санкциями. Из доступных позиций самая крупная сейчас — это тоже лес в продольно распиленном виде. Его в сентябре-августе Германия купила на 69,6 млн долларов.

В случае с Бразилией, крупнейшим покупателем наших калийных удобрений (по данным за 2020 год она приобретала более 20% от всего объема), не засекречено только 3% (10,7 млн из 348,8 млн долларов) белорусского экспорта.

Рост экспорта — это не совсем заслуга белорусских производителей

Причины феноменального роста экспорта в ЕС на фоне вводимых санкций Zerkalo.io попросило прокомментировать старшего научного сотрудника BEROC (Киев) Льва Львовского. По мнению эксперта, истоки столь значительного увеличения экспорта — в состоянии мировых рынков.

 — То, что «внешнеторговое чудо» случилось во 2−3 квартале 2021 года — не наша заслуга. Так произошло не потому, что мы начали производить что-то новое, что сильно понравилось покупателям. Рост экспорта — следствие колебания цен и спроса на внешних рынках. Например, древесина, которую мы производим, точно такая же, как в 2018 году, в 2019 году и 2020-м. Просто на нее очень сильно вырос спрос, — объясняет эксперт.

Что касается Европы и ее отдельных стран, увеличивших закупки белорусской продукции, то тут, по мнению Львовского, значение имеют несколько факторов.

— Во-первых, увеличить экспорт в Россию в два раза сложно из-за того, что его объем там гораздо больше, чем объем экспорта в Европу, то есть увеличить что-то большое вдвое сложнее, чем увеличить на столько же что-то меньшее. Например, те же Нидерланды не были нашим основным торговым партнером, а когда кто-то покупает немного, то легче нарастить в разы.

Вторым фактором Львовский считает конъюнктуру на мировых рынках.

— Например, Европу интересует наш калий — сейчас в мире недостаток удобрений и их активно все скупают. Кроме того, покупатели белорусского калия могли нарастить его закупки «про запас» в связи с тем, что в следующем году он попадет под санкции. Также в развитых странах вырос спрос на древесину. Это связано с тем, что после локдаунов в развитых странах сильно выросли располагаемые доходы населения. Многие богатые люди мало тратили в последние полтора года, и у них осталось много денег. Они начали вкладывать их в строительство. Это вызвало огромный спрос на строительные материалы, и в том числе на дерево, — пояснил эксперт.

Получается, санкции не работают?

ЕС ввел санкции в отношении ряда белорусских товаров в июне этого года. Под него попали некоторые виды нефтепродуктов и калийных удобрений. Однако вводились они с временной задержкой, напомнил Лев Львовский.

 — Санкции и не должны сейчас работать, они были поставлены как такой политический переговорный рычаг. При их объявлении в июне сразу говорилось, что у белорусских властей есть какое-то время, чтобы изменить свою политику, что ограничения не начинают действовать прямо сейчас. В частности, было прописано, что они не касаются контрактов, которые были заключены до введения этих секторальных санкций. Собственно, это и позволило нашему внешнеторговому экономическому чуду случиться.

Первые эффекты от введения европейских санкций могут начать ощущаться уже в начале 2022 года, если ситуация в Беларуси не изменится.

— Контракты на разные группы товаров, попавшие под санкции, имеют разные сроки действия. Это коммерческий вопрос, и эта информация не всегда открыта. Например, контракты на поставку калийных удобрений подписываются на год, а иногда даже на два, — пояснил Лев Львовский. — Не стоит ожидать, что падение экспорта в ЕС будет одномоментным. Скорее всего, процесс будет постепенным.