Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  2. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  3. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  4. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  5. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  6. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  7. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  8. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  9. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  10. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  11. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  12. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  13. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  14. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  15. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди


Минэкономики стало активно хвастаться экономическими успехами на фоне показателей тридцатилетней давности: зарплаты выросли в разы, питаться стали лучше, промышленность модернизировалась, экспорт растет. С чем связана такая расстановка акцентов и какие важные моменты в нашем экономическом развитии упускают чиновники, «Зеркало» разбиралось вместе с академическим директором BEROC Львом Львовским.

Очередь за хлебом, Наровля, Гомельская область, 1998 год. Фото: «Зеркало»
Очередь за хлебом, Наровля, Гомельская область, 1998 год. Снимок носит иллюстративный характер. Фото из архива «Зеркала»

По сравнению с 90-ми мы стали жить лучше

Минэкономики похвасталось, что за 30 лет производство калийных удобрений выросло почти в 1,3 раза, азотных удобрений — более чем в 1,6 раза. За это время модернизировали предприятия многих отраслей, что позволило начать выпускать новую и более качественную продукцию, в том числе увеличивая объемы ее экспорта.

Совсем недавно чиновники хвастались тем, что белорусы живут лучше, чем три десятилетия назад. По данным Минэкономики, мы стали лучше питаться, а уровень доходов теперь позволяет обеспечить не только первоочередные нужды.

Это действительно так. Даже если сравнить с 2000 годом, улучшения очевидны. Так, в прошлом году в среднем белорус на свои доходы мог позволить себе купить 98 килограмм говядины, а в 2000-м — 36, следует из данных Белстата. Если посчитать в одежде, то покупательная способность средних располагаемых доходов тоже выросла в разы: 23 года назад в среднем на них можно было купить 1,5 мужских костюма, а в прошлом — 3,2. А вот приобрести пылесос за месячный доход раньше не было возможности, тогда как в прошлом году, по статистике, он позволял купить 2,6 таких устройства.

На самом деле было бы странно и даже аномально, если бы за этот период у нас не произошло улучшения качества жизни и общих экономических показателей, отмечает экономист Лев Львовский:

— Действительно, за 30 лет все показатели улучшились. Если особо ничего не знать про экономическую реальность, то кажется, что это действительно прекрасные результаты. Но надо понимать, что технологический прогресс, который происходит в мире, заставляет все страны расти. Даже те, которые сопротивляются этому росту. Государства, которые нам кажутся нищими, на самом деле тоже растут.

Экономист приводит в пример Северную Корею, экономика которой в последние 50 лет в среднем прирастает на 1% в год.

— Поэтому тут вопрос, как ты растешь относительно других стран, догоняешь ли самые богатые страны или отстаешь от них? И мы первые два десятилетия независимости Беларуси действительно догоняли (после переходного кризиса, который был до 1995 года). А последнее десятилетие (подробнее об этом периоде будет ниже. — Прим. ред.) мы снова отстаем, — говорит эксперт. — Можно далеко не ходить за сравнениями, а посмотреть страны-соседки: Польшу, Литву, Латвию. Они в 1990-е годы начинали примерно на таком же уровне, как мы, а сейчас (именно за последнее десятилетие) они вырвались, и теперь кто в два, кто в три раза богаче нас.

Хвастаться больше нечем?

По мнению академического директора BEROC, в экономических госструктурах идет постоянный поиск поводов для того, чтобы можно было чем-то похвастаться. Более того, создается впечатление, что с 2020 года этот процесс особенно усилился.

— Например, в 2021—2022 годах много говорили о прямых иностранных инвестициях, потому что они нашли, что эта цифра увеличилась, тогда как с ростом ВВП было не очень. И поэтому они начали везде ею хвалиться и рассказывать о ней. То же самое сейчас, видимо, кому-то пришло в голову, что эта цифра выглядит красиво, есть чем гордиться, — говорит экономист.

В целом в 2023 году многие экономические показатели сложились довольно неплохо, чиновники также активно ими кичатся, нередко стараясь обходить стороной неудобные моменты и «забывая» о трудностях и проблемах в экономике. Что касается более длительного периода, то показатели последнего десятилетия не дали бы такого эффекта существенного рывка, как сравнение с тем, что происходило в экономике в 1990-е годы. Это связано с тем, что последние примерно 10 лет экономика по сути, стагнировала.

— С точки зрения экономики это фактически потерянное десятилетие, — констатирует экономист. — Мы вошли в состояние стагнации, то есть в среднем с 2011 года мы росли на 1% в год. Это совсем не повод для гордости — это повод бить тревогу: все растут, а мы стоим на месте, собственно, как Северная Корея.

Экономист подчеркивает, что не все направления или отрасли в экономике стагнировали, некоторые — тот же IT-сектор, частный бизнес — довольно активно развивались. Но пока они росли довольно хорошими темпами, госсектор тянул экономику на дно. В результате в этот период отставание от соседних европейских стран увеличилось. Не сглаживают эту картину даже разовые рывки вперед — как, например, в этом году. По итогам года экономика, скорее всего, покажет рост примерно на 3,8−4%, однако в прошлом году ВВП просел на 4,7%, то есть сейчас нам не удается вернуться даже на уровень 2021 года.

С такими темпами роста нам наших соседей не догнать, считает Лев Львовский: «Если Польша растет на 4% в год, а мы растем на 1% в год, и мы беднее, чем Польша, то нам догонять бесконечность лет».

Можно ли это изменить?

— Для нас нормальные темпы роста сейчас должны быть от 5 до 8%. Это нормальные темпы роста для экономики такого же уровня, как у белорусской, — отмечает экономист.

Он также подчеркивает, что для увеличения темпов роста экономики и, соответственно, уровня благосостояния граждан не нужны секретные рецепты или чудеса. Чаще всего рост происходит естественным образом, когда государство создает благоприятные для этого условия.

— В Польше ничего уникального не придумывали, в Литве — тоже. И в Польше, и в Литве был обычный экономический рост, когда ты не мешаешь предприятиям расти и развиваться, вводишь законы, которые облегчают им условия для жизни и развития, — и все, просто ждешь, — комментирует Лев Львовский. — Никакого одномоментного чуда там не происходило. В Польше были проведены необходимые реформы — и дальше она росла средними темпами 4% в год на протяжении многих лет. Это к нам тоже относится. Не знаю, появится ли у нас чудо-реформатор, который придумает для Беларуси что-то особенное, но даже если такого человека не появится — это абсолютно нормально. Если не мешать экономическому росту, мы будем просто расти нормальными темпами на 4−6% в год и будем постепенно догонять [наших западных соседей].

Важны не только цифры

За неплохой картинкой по экономическим количественным показателям в этом году прячется продолжающееся ухудшение качества белорусской экономики и, соответственно, усиление рисков для нее в будущем, отмечает аналитик.

Главным источником богатства Беларуси эксперт называет человеческий капитал.

— С этой точки зрения у нас есть определенные задатки. У нас все еще остается система образования, которая производит относительно неплохие кадры с точки зрения знания естественных наук, — говорит Лев Львовский. — Но если говорить про последние три года, то эти качества у нас все ухудшаются. Даже с точки зрения образования: изгоняются преподаватели, студенты, наша система образования теперь отрезана от мировой. Может, она и не была там сильно вовлечена, но какие-то контакты все же были. Правительство угрожает новыми мерами по отработке. Это означает, что потенциальные талантливые студенты будут бежать из страны, будут эмигрировать в школьном возрасте. То есть мы подтачиваем нашу базу человеческого капитала.

Плюс к этому, продолжает экономист, есть часть предпринимателей, которые оказались в конфликте с государством, попали в черные списки, а также уехали из страны. То же самое с людьми, которых нередко не берут на работу из-за участия в событиях 2020 года.

— Министерства (скажу за экономический блок) потеряли много ярких и талантливых людей. То же самое в банковской сфере, которая лишилась многих ярких кадров и даже некоторых ключевых кадров.

Фото: Reuters
Иллюстративный снимок. Фото: Reuters

— С какой стороны качество ни рассматривай, все равно плохо. Для капиталистической экономики важна степень развития экономических институтов. Чтобы чем-то заниматься, вам надо что-то произвести, то есть потратить на это деньги, а потом это продать, получить прибыль и, вероятно, реинвестировать. Но чтобы получить прибыль и донести ее до дома, нужны институты — правоохрана, милиция, чтобы у вас это никто не отобрал, нужны суды, чтобы вас никто не обманул и не увел ваш завод. Плюс нужны компетентные регулирующие органы, то же Министерство экономики, которое поможет, создаст какой-то инкубатор, центробанк тоже создаст условия, чтобы у вас не было гиперинфляции и вы донесли эти деньги с их полной покупательной способностью до дома. Когда этих институтов нет, то частная экономика впадает в ступор: вы можете потратить деньги, произвести что-то, но условно не можете донести прибыль до дома.

Однако за последние три года многие институты были практически полностью разрушены, а вместе с ними рухнуло и доверие к ним.

— Сейчас они все превратились или в недееспособные, или карательные органы. Если вы заплатили налоги, то это не означает, что вы можете спать спокойно. Если вы купили какой-то объект, это не значит, что он будет вам принадлежать через год, что у вас его не отберут за то, что двоюродный брат менеджера кому-то там донатил. Все институты, которые лежат в основе экономики, теперь находятся в ужасающем состоянии, — объясняет экономист. — Реформировать их очень сложно, потому что многое строится на доверии. Для ведения бизнеса важно не то, насколько справедливые суждения выносят суды, а то, насколько вы доверяете им. Иначе говоря, даже если вдруг поменять всех судей на хороших, это еще не значит, что это вернет доверие к ним. Даже если милиция перестанет арестовывать всех подряд, это тоже еще не значит, что это вернет доверие. Возвращать его всегда сложно.