Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  2. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  3. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  4. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  5. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  6. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  7. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  8. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  9. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  10. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  11. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  12. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  13. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  14. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
Чытаць па-беларуску


Чуть больше двух месяцев осталось до выборов депутатов Палаты представителей и местных советов. Идти на них или игнорировать? Мнения демсил разделились. Так, Светлана Тихановская призвала «не участвовать в режимных мероприятиях». Но буквально вчера, 12 декабря, инициатива «Честные люди» призвала все же приходить на участки и голосовать против всех. Какие плюсы и минусы есть у каждой тактики? Спросили мнение экспертов.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«Все стратегии — вынужденные формы реакции на ситуацию в стране»

Рассуждая о предлагаемых стратегиях действий в единый день голосования, эксперт кампании «Правозащитники за свободные выборы» и юрист Павел Сапелко уверен: прежде всего их нужно рассматривать как вынужденную реакцию на отсутствие честных электоральных кампаний.

— Выборы должны быть выборами, и ответственность за их организацию ложится на государство, — считает он, — чтобы избиратели не искали в выборах возможность выразить свое мнение и высказаться о своих политических предпочтениях другими способами. Но это в Беларуси сейчас недоступно, и было недоступно и раньше. Люди шли на участки, и многие понимали, что их голос не будет услышан. Но не отказывались от участия в выборах из каких-то своих соображений. Например, политики рассчитывали в условиях тотальной закрытости общества, запретов на проведение мирных собраний и массовых мероприятий иметь возможность высказать свою позицию, познакомить избирателей со своей программой. Хотя многие из них прекрасно понимали, что им не дадут возможности победить в честной борьбе. А избирателям казалось, что таким образом они смогут донести свое мнение до власти или хотя бы до отдельного члена комиссии, который будет считать бюллетени.

Призывы к бойкоту выборов — явление не новое. Правозащитники всегда отстаивали права людей бойкотировать выборы, а политических сил — призывать к такой форме выражения мнений на выборах, говорит Сапелко. Но к предлагаемым стратегиям бойкота и голосования «против всех» он добавляет третью: участие в выборах. Собеседник подчеркивает, что правозащитники придерживаются позиции о праве человека на любую форму электорального поведения.

— С точки зрения свободы выражения мнений избиратель может приходить на выборы или не приходить, может голосовать против всех, он даже вправе испортить бюллетень, — говорит правозащитник. — К тому же некоторые демократические политические акторы заявляют о своем намерении принимать участие в выборах. В частности, об этом говорил руководитель бывшей партии «Зеленые». И мы не можем обесценивать усилия людей, которые находятся внутри страны и пытаются вести политическую деятельность даже в этих невозможных условиях. Я уже писал, что это жертвенный выбор. И поддержка оставшихся демократических кандидатов, если они все же преодолеют барьеры на пути к регистрации, тоже может быть формой электорального поведения. Здесь остаются все те же побуждения донести свою мысль до власти или до отдельно взятого члена избирательной комиссии, который видит результаты голосования.

При этом юрист уверен: власти будут противодействовать всем формам высказывания мнений. Он напоминает, что запланированный на февраль единый день голосования — первая электоральная кампания после выборов президента 2020 года.

— Думаю, людям есть что сказать относительно их политических предпочтений. Но мы также понимаем, что власти сейчас делают все, чтобы голос несогласных не был услышан ни в каком виде. Поэтому ответа на вопрос, что лучше, в принципе нет. Все стратегии — это вынужденные формы политической реакции на ситуацию в стране, большой разницы между ними я не вижу. Лучше только настоящее голосование, — считает он.

По словам Сапелко, точно так же правозащитники не хотят говорить о возможной эффективности того или иного пути. Можно рассуждать таким образом, говорит он, если бы голоса считали, а публиковали реальные результаты.

— Но вместо этого будут фальсификации, — уверен юрист. — Власть прикладывала все усилия, чтобы их еще проще осуществить, чтобы не осталось никаких механизмов реакции на это. Поэтому с точки зрения прав человека мы не оцениваем правомерность любого подхода. Это право политических и общественных сил избирать свою тактику и свою стратегию поведения на любых выборах и вообще в любых политических процессах. И право каждого и каждой решить, как вести себя в этой ситуации.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«У оппозиции нет эффективной тактики»

Политический аналитик Валерий Карбалевич противоречия в предложенных тактиках не видит. Во-первых, отмечает он, разные варианты предлагают разные структуры.

 — А во-вторых, представители объединенной оппозиции тоже говорили, что если вас все-таки будут загонять на избирательные участки, голосуйте против всех, — говорит он. — Но я хочу сказать, что оба эти варианта не очень сильные, они не дают никакого эффективного оружия в руки противников режима. В целом, сегодня у оппозиции нет эффективной тактики, что делать на этих выборах. Поэтому предлагаемые варианты достаточно слабые, и о каких-либо плюсах говорить сложно.

А вот минусов у обеих тактик достаточно. Так, уверен эксперт, основной недочет идеи бойкота в том, что такой вариант не мобилизует людей на протест. Это видно на примере 2020 года, когда активное участие в выборах привело к недовольству людей.

— Но в сегодняшних условиях существования жесткого режима в Беларуси говорить о протестах не приходится, а призывать к каким-то активным действиям внутри страны было бы не очень хорошо с этической и моральной точки зрения. Просто подставить людей неизвестно ради чего, — добавляет он. — Тактика голосования против всех больше актуальна для тех, кого будут загонять на участки. Особенно людей, которые работают на госпредприятиях и в бюджетных учреждениях. Думаю, будут попытки принудительного досрочного голосования, а также жесткий контроль в рабочих коллективах за тем, кто проголосовал, а кто нет. Проблема здесь в том, что мы никогда не узнаем, сколько человек на самом деле проголосовало против всех, как и никогда не узнаем фактическое количество пришедших на выборы. Если бы удалось получить эту информацию, можно было бы говорить о каком-то эффекте и сильном ударе по властям.

Собеседник подчеркивает: дело не столько в том, что голоса будут подсчитываться так, как нужно властям. Такая ситуация ведь была и в 2020 году, и на выборах до этого.

— Но тогда можно было создать некий эффект, который показывал, что народ против, как это произошло во время президентских выборов, — рассуждает Валерий Карбалевич. — Тогда, кстати, у Лукашенко тоже было восемьдесят процентов, но никто в это не поверил. Поэтому вопрос в том, как создать ситуацию, когда реальные результаты и заявленные властями будут настолько радикально отличаться, что это возмутит общество. Но сейчас такой сценарий невозможен.