Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала


В январе портал devby.io просил айтишников заполнить анкету о том, как они искали работу в 2023–2024 годах. Откликнулись почти 500 человек. Время разобраться с ответами.

Фото Pixabay.com
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

Соискатель в Беларуси: кто он

Чуть больше половины заполнивших анкету — 250 человек — сказали, что на момент поиска работы находились в Беларуси. Из них джунов и интернов было чуть меньше трети. Женщин — чуть больше четверти.

Среднестатистический соискатель работы в ИТ в Беларуси — это скорее мужчина-мидл (чуть чаще) в возрасте до 35 лет или сеньор (чуть реже) в возрасте до 45 лет. Немало и тех, кто называет себя мидлом не старше 25 лет.

В целом молодежи (18−25 лет) и зрелых специалистов (26−35 лет) примерно поровну — и тех и других чуть больше 35%.

Почему они ищут работу

Чаще всего (37%) потому, что их уволили.

Реже, но тоже часто (22%) соискатели ушли со старого места сами. Тут в качестве причины почти все указали недовольство зарплатой и перспективами, а некоторые еще и неинтересный проект, плохие процессы в команде. Девять человек отметили свое намерение переехать, которое не поддержала компания.

Столько же (22%) айтишников, сколько и самостоятельно уволившихся, искали свое первое место работы.

Немногие (6%) айтишники искали работу после декрета или саббатикала (отдыха или перерыва в работе. — Прим. ред.).

Остальные сформулировали собственные причины, многие из которых тоже указывают на кризис в отрасли: «Компания схлопнулась», «Была на бенче без активных проектов, искала новые карьерные возможности», «Не смогла релоцироваться с компанией, пришлось уволиться», «Компания переезжала из Беларуси, я хотел остаться», «Искал дополнительную работу», «Не прошел испыталку», «Закончились проекты», «Закрыли офис» и т.д.

Кого чаще увольняли

Не джунов!

Чаще всего, причем поровну, увольняли мидлов и сеньоров. Как разработчиков (их больше всего), так и QA, проектных менеджеров, девопсов. 10 человек отметили, что их уволили с позиции лидов.

Джунов, павших жертвой сокращения или непродления контрактов, и то меньше — всего шесть.

Логику в этом «разбазаривании ценных кадров» можно обнаружить, если вспомнить, что главной задачей сокращений в кризис является экономия бюджетов. Чем больше получал уволенный, тем больше экономия.

И как успехи?

Больше половины (58%) соискателей из Беларуси работу таки нашли.

Больше трети (38%) все еще ищут.

Остальные отличились и не вписались в простую вилку «да-нет».

Вот примеры этих уникальных кейсов: «Нашла и потеряла снова», «Получил контроффер и остался», «Нашла, но не в ИТ», «Отказалась от оффера и сменила сферу», «Искал один фултайм на замену предыдущему, а в итоге устроился на три. Теперь у меня четыре фултайма».

Из тех, кто нашел работу, лишь чуть больше трети (34%) удалось сделать это за 1−2 месяца. Каждый четвертый (24%) искал работу 3−4 месяца, каждый седьмой (14%) — 5−6 месяцев, у каждого десятого поиски превысили полгода.

Но есть и 19% счастливчиков, которые уложись в срок до месяца.

А вот среди тех, кто на момент анкетирования так и не нашел работу, 41% ищут ее уже более полугода.

В целом больше полугода ищет/искал работу каждый пятый (22%) респондент — если не делить участников на счастливых и не очень. От трех месяцев и дольше ищут/искали работу больше 60% участников.

Много ли приходилось откликаться?

Да, много. Почти каждый четвертый (23%) откликался на вакансии более 50 раз, каждый шестой (17%) откликался более 100 раз.

Девять человек утверждают, что им пришлось откликнуться более 500 раз. Среди них один лид. Он таки нашел работу после пары месяцев поисков (выбирал из 2−3 офферов), но утверждает, что его нынешняя зарплата ниже прежней и она его не устраивает.

Только избранным пришло больше 2−3 офферов. Большинству (39%) пришлось довольствоваться одним (не все его приняли), меньше четверти (23%) соискателей — двумя-тремя офферами.

Почти 70% отметили, что найти работу сейчас существенно сложнее или просто сложнее, чем раньше.

А где работа?

У двух третей (66%) успешных соискателей новая работа — в Беларуси. Остальные обрели счастье в других странах (необязательно с релокейтом). Так, 15% приняли офферы из России и почти столько же — из Европы.

Традиционно айтишники в Беларуси работали преимущественно на западных проектах. А что сейчас? Только две трети обладателей офферов ответили на этот вопрос, но и по этой выборке заметно, что география проектов существенно сдвинулась на восток.

Из 94 ответивших 23 человека работают на европейском проекте, 17 — на американском, 17 — на российском, 26 — на белорусском проекте для внутреннего рынка, 3 — на азиатском и столько же на ближневосточном. Еще четверо — на глобальном (скорее, западном) рынке и один — на рынке СНГ.

Что пишут соискатели

Мы попросили участников анкеты высказаться о рынке труда в свободной форме. Вот что написали те, кто искал работу в Беларуси.

  • «Бесконечно растут требования и количество кандидатов, находящихся в аналогичной ситуации».
  • «В Беларуси остались только вакансии в банках. В Европе на ремоут вакансий намного больше, не в разы, а в десятки раз даже, но почти никто не приглашает на собес, видя локацию Беларусь».
  • «Вакансий действительно мало, но при нормальных скилах варианты есть».
  • «Все очень грустно, особенно для свитчера из другой отрасли. Оффер получил, только убедив работодателя, что выучу нужные технологии в процессе работы».
  • «Высокая конкуренция рождает чрезмерно требовательных работодателей, которые ищут опытных сотрудников, но предлагают очень небольшие деньги. Достойных предложений с хорошим соцпакетом мало, многие работодатели ушли с рынка РБ. Моя личная фрустрация — так и не удалось найти достойную работу, где я могла бы применить знание английского. Пришлось сменить сферу деятельности».
  • «Мало действительно хороших вакансий, на rabota.by искать практически бесполезно (многие компании просто не отвечают). На LinkedIn ситуация лучше. Я нашла работу благодаря эйчарам, которые сами пришли с предложениями».
  • «Многие компании, как мне кажется, выкладывают вакансии, не нуждаясь в специалисте здесь и сейчас, они просто сканируют рынок. Одна и та же вакансия может висеть месяцами».

  • «Много неадекватных HR. Могут пропасть на месяц. Ведут специалиста по собесам на „отвяжись“. Общая некомпетентность».
  • «Появилось огромное количество предложений от российских компаний, в том числе крупных, а также из сферы гэмблинга. Ни тех, ни других на нашем рынке раньше не было, или же они работали с РБ через аутсорс».
  • «Новое место найти нетрудно — трудно найти хорошее, в котором компенсация и другие условия будут лучше или хотя бы не хуже».
  • «Первый вопрос рекрутеров — какие ожидания по зарплате. Если не попадаешь в вилку, сразу отказ. Вилки стали существенно ниже».

  • «Работала в геймдеве. Но оказалось очень сложно найти новую работу, находясь в РБ: большинство компаний не сотрудничают с моей локацией. Поэтому пришлось менять сферу, из-за чего снизилась удовлетворенность работой в целом».
  • «Все хотят нанять человека на зарплату джуна, но с навыками мидла или сеньора. Существенно сократилось число вакансий для QA, так как многие компании оптимизируют численность работников за счет этого направления».
  • «Стало мало предложений с релокацией. Компании с открытыми вакансиями за рубежом хотят нанять человека, который уже переехал и легализовался. С одной стороны, это экономит ресурсы, с другой — многие ребята по-прежнему живут в Беларуси (ранее не было нужды переезжать / были проекты без необходимости релокации / компании остались в РБ), и им рынок ЕС почти закрыт».
  • «Рынок стал более живым к осени 2023 года. Работу можно было бы найти, если бы был уровень мидл/сеньор. Но я — джун, а джунов особо не хотят брать».
  • «Количество вакансий уменьшилось, а еще в Беларуси банально боятся нанимать в открытую, чтобы не понести репутационные потери. Большинство компаний старается замести белорусский след».
  • «Я окончила курсы в 2022 году, работу не могла найти около 9 месяцев, но при этом старалась записываться на бесплатные стажировки/марафоны, чтобы прокачать скилы. Оглядываясь назад, могу сказать, что после курсов сразу найти работу нереально (разве что ты очень везучий). Ну, и появилось большое количество вакансий, где предлагают работать 8 часов в день в офисе бесплатно за „опыт“ и возможное трудоустройство. Опыт — штука неплохая, но когда видишь, что компании выкидывают такие вакансии регулярно, становится понятен их бизнес-план».
  • «Я лид, поэтому без проблем нашел новую работу. Причем за три месяца успел это сделать два раза».

Читайте также на devby.io:

На рынке ИТ-вакансий опять дно — пока самое глубокое. Мы измерили

EPAM в Беларуси «отбросило» на 10 лет назад. Что с командами в разных странах

Польские ИТ-компании просят вернуть PBH. Назвали число айтишников из Беларуси