Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала


Власти не первый год вынуждают часть белорусов голосовать досрочно. Факты принудиловки не раз фиксировали правозащитники. Единый день голосования в 2024 году не стал исключением. «Зеркало» узнало у читателей, как их «добровольно-принудительно» заставляли сходить на участок досрочно и что из этого вышло.

Голосование на президентских выборах, Минск, 9 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

Имена героев изменены в целях безопасности.

«Ты сама понимаешь ситуацию в стране»

Алиса учится в одном из вузов Минска и живет в общежитии. О том, что студенты должны обязательно проголосовать досрочно, группе девушки сказал куратор прямо во время занятия.

— На мой ответ, что я не хочу, мне сказали, мол, зачем я «выпендриваюсь». И отправили на кафедру, — рассказывает она. — Там мне сказали, что «ты сама понимаешь ситуацию в стране», что «потом будут проблемы», что замдекана «все это контролирует посписочно». И вообще, если я хочу, чтобы меня заселили в общежитие и не было проблем с администрацией, нужно просто «сделать, что просят».

Студенты голосовали в самом общежитии. Причем, уточняет Алиса, участвовать в выборах досрочно обязали всех.

— У меня соседка по комнате сейчас работает во вторую смену, и ей тоже сказали 20 февраля обязательно прийти. Даже работа — не уважительная причина пропустить досрочное голосование, — добавляет девушка. — Мы пошли на участок коллективно, а снаружи кабинета, где стояли урны, все контролировала представительница факультета.

На самом участке с Алисой случился неприятный инцидент. На стенде о кандидатах было совсем немного информации: лишь их образование и партии. Тогда студентка решила узнать больше и начала гуглить имена этих людей.

— Тут сотрудница комиссии подошла очень близко ко мне, схватила за запястье и стала отчитывать: «Что вы делаете, нельзя этого делать, зачем вам это гуглить, все есть на стенде». Я даже пыталась отойти подальше, но она просто стояла рядом со мной, — описывает происшествие собеседница.

В итоге девушка все же заполнила бюллетень и ушла. Кабинки на участке были без штор, отмечает она, поэтому «о какой тайне голосования может идти речь». И добавляет: когда созванивалась с мамой, которая работает на госпредприятии, оказалось, что их тоже обязали сходить на выборы досрочно.

«Может, списки дадите, за кого конкретно голосовать?»

Виктор работает преподавателем в столичном университете. Мужчина рассказывает: о необходимости проголосовать сотрудникам говорили в понедельник, 19 февраля.

— У нас было собрание в деканате. И замдекана сказал, что так как в основной день все могут не успеть проголосовать либо у кого-то могут быть планы на выходные, всем будет удобнее сделать это досрочно, — вспоминает он. — Но каких-то последствий неявки или поощрений за то, что поучаствуешь в выборах, не называли. Просто было сказано, что это очень важное событие для страны и надо исполнить свой гражданский долг.

Фото: Reuters
Голосование на референдуме в феврале 2022 года. Фото: Reuters

На том, как планируют проверять, кто проголосовал, а кто — нет, по словам Виктора, замдекана и вовсе не останавливался. А вот некоторые преподаватели начали задавать вопросы.

— Они спрашивали, можно сказать, шутили: так, может, списки дадите, за кого конкретно нужно голосовать? — цитирует коллег преподаватель. — Но администрация ответила, что каждый сам должен выбрать для себя кандидата, так как в этом и есть смысл выборов.

Остальные вопросы больше касались самого процесса. По словам Виктора, администрация факультета разрешила голосовать досрочно в рабочее время, поэтому преподаватели уточняли, как все это будет учитываться.

— Ответили, что идти на участок можно в любое свободное от учебного процесса время, и эти часы оплатят, — говорит он. — На этом в целом все, ажиотажа или возмущения не было. Сам голосовать скорее всего буду, хочу принять участие в жизни страны.

«За отказ может быть что угодно, вплоть до увольнения»

Супруг Ирины работает на крупном предприятии в Минской области. Женщина рассказывает: начальник ее мужа еще в начале этой недели собирал сотрудников и ставил их перед фактом, что все обязаны сходить на участок.

— Проголосовать — это приказ их начальника, — говорит она. — На предприятии есть списки, и будут чуть ли не проверять, чтобы каждый работник проголосовал. Как именно хотят это делать — не говорили, возможно, потом будут собирать данные по участкам.

Причем, по словам Ирины, о досрочном голосовании не просто объявили и забыли. Ее супругу даже звонили после работы, спрашивали, почему он еще не был на участке и когда собирается.

— Если отказаться, может быть что угодно, вплоть до увольнения, — передает она слова мужа. — Конечно, вряд ли так сразу уволят, но могут не продлить контракт, например. Вот так и обеспечиваются явки. Вот и какой у нас выбор в такой ситуации? Естественно, пойдет голосовать. Это все бесит, конечно, и его, и меня. Но остаться без работы или даже просто быть на прицеле нам не нужно. Я даже не удивлюсь, если под контроль поставят и жен, чтобы все-все поучаствовали в выборах. Хотя, наверное, и работников госпредприятий достаточно для красивой картинки.