Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  2. Белорусскому авторынку прогнозируют дефицит машин и рост цен на них. Чиновникам предложили вариант решения проблемы
  3. Сто двадцать первый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  4. ВСУ в «Горском котле» и вероятность вторжения белорусской армии: главное из сводок штабов на 121-й день войны
  5. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности
  6. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  7. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  8. Сто двадцать второй день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  9. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  10. Новые налоги, обновленные банкноты, изменения для работодателей, обязательные базовые счета, отмена надбавок за COVID-19. Изменения июля
  11. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину
  12. Бои вокруг Северодонецка и удар по цинковому заводу. Главное из сводок штабов на 122-й день войны
  13. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  14. С 1 июля для белорусов, скорее всего, заметно подорожают товары в иностранных интернет-магазинах. Почему и на сколько
  15. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  16. В России под Рязанью потерпел крушение военно-транспортный Ил-76. Есть погибшие и пострадавшие
  17. «Слова Басты действуют мощнее ядерного оружия. Но он молчит». Шым из «Касты» про войну, группу и протесты в Беларуси
  18. «Никто меня нигде не ждет». Большое интервью с дизайнером Владимиром Цеслером
  19. На воскресенье объявили желтый уровень опасности. Температура — до +33°C
  20. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки


Вчера в эфире телеканала СТВ госсекретарь Совбеза Александр Вольфович рассказал, что на ближайшем заседании органа предлагают рассмотреть инициативу СК по «заочному» привлечению граждан к уголовной ответственности. Но как будет действовать нововведение, если его все же примут, и насколько оно соответствует международным нормам? Эти аспекты блогу «Отражение» объяснил Андрей Мочалов, адвокат, лишенный в Беларуси лицензии. Zerkalo.io перепечатывает этот текст.

Фото носит иллюстративный характер

Давайте с начала. Что именно сказал госсекретарь Совбеза?

По словам Александра Вольфовича, «принцип неотвратимости уголовного наказания за совершенное преступление не выполнялся». Он добавил, что человек совершил в Беларуси преступление, уехал и теперь спокойно живет за границей. В этом он видит проблему.

— По запросу правоохранительного блока по политическим мотивам их не выдают оттуда. Предлагается ввести поправки в закон, чтобы была возможность привлекать к уголовной ответственности. Суд заочно приговорит к тому или иному наказанию в зависимости от тяжести совершения проступка. Конечно, он будет находиться за границей, конечно, его не выдадут. Но то, что он приговорен, к примеру, к двум-трем годам лишения свободы, или к иному сроку, который определит суд, будет, наверное, накладывать отпечаток.

При этом Вольфович заявил, что эту инициативу уже поддержали в Верховном Суде и Генпрокуратуре, и что вопрос «серьезный».

Блог «Отражение» попросил юриста Андрея Мочалова прокомментировать эту инициативу.

Александр Вольфович. Фото: president.gov.by

Что-то похожее уже есть в нашем законодательстве или предложение Следственного комитета — абсолютное нововведение для Беларуси?

По мнению Андрея Мочалова, в белорусском уголовном процессе уже сейчас действует институт заочного производства, однако он очень ограничен.

— Непосредственно заочное производство, когда суд сам выносит приговор без разбирательства и вызова сторон, в уголовно-процессуальном кодексе регулируется статьей 459. Она применяется только в случае преступлений, не представляющих большой общественной опасности: имеются в виду те статьи, санкции по которым предусматривают не больше двух лет лишения свободы. При этом есть условия: обвиняемый должен полностью признать свою вину и гражданский иск, у суда не должно быть никаких сомнений по поводу признания, а само оно не оспаривается ни одной из сторон. Тогда суд выносит приговор самостоятельно, — рассказывает Андрей Мочалов.

Юрист добавляет, что в Беларуси существует еще один вариант проведения заочного судебного заседания, если обвиняемый находится не в Республике Беларусь и уклоняется от явки в суд.

— Это статья 294 ч. 2 УПК, использовать которую могут независимо от степени тяжести преступления. Однако в этом случае требуется, чтобы человека допросили на стадии следствия и предъявили обвинение. Только если суд устанавливает, что человек находится за границей и уклоняется от явки на заседание, он может принять решение о проведении разбирательства без обвиняемого, — добавляет Мочалов. — Что касается предлагаемых Следственным комитетом изменений в УПК, то, судя по всему, сейчас рассматривается вариант проводить без присутствия человека не только судебное заседание, но и весь процесс. Речь идет о возбуждении уголовного дела, сборе доказательств, вынесении постановления о признании человека подозреваемым или обвиняемым и, соответственно, направлении дела в суд.

Фото носит иллюстративный характер

Если предложение все же будет принято и введено в уголовно-процессуальный кодекс, насколько оно будет соответствовать международным нормам?

Андрей Мочалов отмечает, что с юридической точки зрения такой вариант привлечения человека к уголовной ответственности нарушает общие принципы уголовного права и противоречит всем рекомендациям международных организаций.

— В таком процессе нет состязательности сторон, процесса защиты, права предоставлять доказательства. А в итоге все эти обязательные принципы, которые декларируются Советом Европы и Европейским судом по правам человека, отсутствуют, — комментирует Мочалов. — Отмечу, что само заочное производство существует во многих странах. Однако вариант, который сейчас предлагается ввести в Беларуси, очень радикален и нарушает многие принципы. Мне сложно вспомнить страны, где может функционировать такая же схема заочного привлечения человека к уголовной ответственности.

Фото носит иллюстративный характер

Допустим, человека, который находится за границей, все же заочно признают виновным. Какие санкции он может ощутить на себе?

— Судебное осуждение подразумевает две вещи. Во-первых, это уголовное наказание, которое человек, находящийся в Литве или Польше, вряд ли понесет. Сомневаюсь, что в нынешних политических условиях он будет выдан назад в Беларусь, а потому признание его вины будет носить формальный характер. Однако в любом осуждении есть и другая, гражданско-правовая сторона. Часто в уголовных делах вместе с приговором суд рассматривает и такой гражданский иск. В случае его удовлетворения для осужденного наступают определенные последствия. Они касаются уголовной и финансовой частей. Например, если у обвиняемого есть какое-то имущество в Беларуси, он может его лишиться. К тому же могут возникнуть и проблемы в его передвижении по государствам, которые сотрудничают с Беларусью в уголовно-процессуальном направлении. Вполне вероятна ситуация, что человека задержат или не выпустят из какой-либо страны, — объясняет Андрей Мочалов.