Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Pfizer белорусам пока не видать. Вот что об этом говорят в Минздраве
  2. США пригрозили Беларуси «решительным и быстрым ответом» из-за ситуации вокруг Украины
  3. Рост пособий на детей, пересмотр пенсий, потяжелевшие жировки, обновление базы тунеядцев. Изменения февраля
  4. «Власть находится в состоянии стресса». Эксперты предположили, почему власти не раскрывают причины внеплановой сессии парламентариев
  5. В Беларуси упали пенсии — и средняя, и реальная. На ценах на гречку и картошку показываем, как за год обеднели пенсионеры
  6. Генпрокуратура назвала новое число погибших белорусов в ВОВ — якобы их существенно больше, чем считалось. Вот какие цифры звучали ранее
  7. В Беларусь прибывают российские боевые машины. Узнали, какая техника уже здесь
  8. «Тое, што нас адрознівае ад другіх». Лукашенко озаботился судьбой белорусского языка
  9. «Ничего нигде не управлялось». Что известно про сбой на Белорусской железной дороге?
  10. Власти придумали, как утихомирить «взбесившиеся» цены на белорусские овощи (производители и торговля вряд ли заценят)
  11. Председатель Госпогранкомитета: польские силовики планировали захватить белорусского пограничника
  12. Выводы — в пользу Беларуси, установить истину будет сложно. Эксперты оценили доклад ICAO о посадке самолета с Протасевичем
  13. С 1 февраля пересмотрят пособия на детей до трех лет. Как они изменятся
  14. «Он — политический гуру». Кто такая Ольга Чуприс, озвучившая предложение о совмещении Лукашенко поста президента и главы ВНС?
  15. В парламенте рассказали, что рассмотрят на внеочередной сессии
  16. «Белавиа» запустила распродажу билетов. Куда можно слетать по акции
  17. Один из самых известных белорусских стартапов вышел из ПВТ и фактически прекратил работу в Беларуси


В интервью директору МИА «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву Александр Лукашенко заявил, что Крым «де-факто» стал российским еще до референдума о его статусе, а после плебисцита — и «де-юре». Также Лукашенко заявил, что хочет посетить полуостров уже в ближайшее время. Он уверен, что это будет ярким свидетельством того, что официальный Минск дал ответ на вопрос «чей Крым?». Мы уже собирали все (в основном уклончивые) цитаты Лукашенко о принадлежности полуострова, а сейчас решили посмотреть, как он высказывался о других территориях со спорным статусом.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Нагорный Карабах: предлагал «продать» Азербайджану

Напомним, что Нагорно-Карабахская Республика — это непризнанное государство, провозглашенное в 1991 году на территории нескольких районов Азербайджана. В результате последовавшей войны, в которой силы самообороны НКР были поддержаны армией Армении, в регионе удалось достичь хрупкого равновесия, однако в 2020 году конфликт возобновился — и Азербайджану удалось вернуть часть потерянных в начале 90-х территорий. Очередное обострение в Карабахе случилось совсем недавно.

О принадлежности территорий Лукашенко напрямую не высказывался — однако Беларусь, как и практически все мировое сообщество, НКР не признает. Более того, в 2016-м году официальный Минск даже выдал Азербайджану блогера Александра Лапшина, который ранее посещал Нагорный Карабах без разрешения азербайджанских властей.

Проблему Нагорного Карабаха Лукашенко затрагивал еще до возобновления конфликта в 2020 году — частично это можно связать с попыткой создания имиджа «донора стабильности», который тогда практиковала Беларусь. В 2018-м на встрече с российскими журналистами он заявил, что призывал власти Армении и Азербайджана вместе решить эту проблему под гарантии Беларуси и России на саммите ОДКБ.

«Потом уже откровенно [тогдашнему президенту Армении Сержу Саргсяну] сказал: слушай, как они говорят, оккупировали семь районов — пять точно и два там по половине. И мы с Путиным заняли консолидированную позицию (это было в Ереване на ОДКБ): Серж, отдай эти пять районов. Какая причина не вернуть их, они же пустуют? Он говорит: если я возвращаю, они там дорогу перережут, оккупируют Карабах и прочее. И мы с Путиным четко пообещали, что мы введем свои войска, и это не позволим (при азербайджанцах это говорили). Он сказал: нет, мы на это не пойдем, мы этого не хотим, — заявил тогда Лукашенко. — Почему не хотят? Пустуют пять районов. Это первый шаг. И тогда бы и Азербайджан, и Армения были бы и в ОДКБ, и ЕврАзЭС. Это было условие, при котором Азербайджан может вступить в эти организации. Почему вы отказались? Ладно, Беларусь, но Россия гарантом выступила, что никогда там не будет войны, если будут освобождены эти районы, которые вы признаете, что это азербайджанские. Это не о Карабахе».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Уже в сентябре 2020-го года в Интернете оказалась запись, косвенно подтверждающая факт такого разговора. На ней люди с голосами, похожими на голоса Лукашенко и Саргсяна, обсуждают проблему Карабаха. Причем из сути беседы следует, что Азербайджан предлагал Армении за спорные районы деньги.

«Твоя позиция слабоватая. „Я не отдам семь районов, потому что ты потом сразу начнешь против меня воевать“. А если не начнет»?» — спрашивает человек с голосом, похожим на Лукашенко.

«А что значит, „если не начнет“? А если начнет? Александр Григорьевич, а почему просто так отдавать, я не понимаю», — отвечает на это человек с голосом, похожим на голос Саргсяна.

«Он (вероятно, речь об Ильхаме Алиеве — Прим. Zerkalo.io) — заплатит. Он тебе предлагал 5 миллиардов на первом этапе», — возражает предыдущий собеседник.

«Я ему даю 6 миллиардов. Пусть он откажется от 7 районов, — говорит его визави. — Я не могу этого делать. Почему? Потому что эти 7 районов были завоеваны 5 тысячами ребят, которые там погибли. Пять тысяч человек там погибли».

«Ну и что? — замечает на это голос Лукашенко. — У нас с ним (видимо, имеется в виду президент России Владимир Путин — Прим. Zerkalo.io) погибло 30 миллионов. Ну и что, мы что, сегодня с немцами воюем?»

В офисе Саргсяна «слив» прокомментировали, выразив удивление, что запись непубличной беседы каким-то образом оказалась в Интернете, однако от дальнейших комментариев отказались. В офисе Алиева комментариев по поводу якобы предложенных за территории денег также не давали.

Что интересно, после завершения последней острой стадии конфликта в Карабахе Лукашенко встретился именно с Алиевым, а не с руководством союзной по ОДКБ Армении, и даже предложил Азербайджану помощь в восстановлении территорий.

«Азербайджан сделал великий шаг в достижении своей национальной мечты, — сказал Лукашенко. — Вы должны знать, что в Беларуси — ваши надежные друзья. Наши возможности вы знаете. Мы сегодня с министрами, специалистами еще раз обсудим. Если мы договоримся, мы всегда реализуем наши договоренности».

А на итоговой пресс-конференции заявил следующее: «Я, конечно, когда не стану президентом, много чего расскажу хорошего о том, что Ильхам Гейдарович предлагал армянскому народу и руководителям Армении для того, чтобы урегулировать этот конфликт. Одно из предложений, когда он мне сказал: «Слушай, ты передай армянам, ты с ними в хороших отношениях, я готов восстановить не только Карабах, но и поднять Армению… Я не называю сумму даже, которую… вот я сразу готов заплатить. Передай им, чтобы мирно урегулировали этот вопрос».

Приднестровье: называл проблемой

Еще одна горячая точка, появившаяся в результате распада СССР, — это Приднестровье. После выхода Молдавской ССР из состава СССР в 1990 году, о независимости объявила часть страны по левый берег от Днестра, которая вскоре получила название Приднестровская Молдавская Республика. После двухлетней войны ПМР фактически отделилась от Молдовы, взяв курс на присоединение к России. В 2006 году в ПМР даже прошел референдум, на котором за это проголосовали более 97% избирателей. Однако ни сама Россия, ни какая-либо из стран ООН Приднестровье не признают и считают ее территорию частью Молдовы. Такая же официальная позиция и у Беларуси.

Фото: Wikimedia Commons
Фото: Wikimedia Commons

На тему принадлежности Приднестровья Лукашенко публично не высказывался — однако это можно связать с тем, что с начала 90-х конфликт в непризнанной республике ни разу серьезно не обострялся. Из последних упоминаний им ПМР выделяется только фраза, сказанная в 2019 году на встрече с председателем Парламентской ассамблеи ОБСЕ Георгием Церетели.

«Согласитесь, накопилось очень много проблем у нас здесь в общем доме, которые надо решать: и Нагорный Карабах, и Приднестровье, много других менее значимых и звучных проблем. Добавилась Украина», — заявил тогда он.

Косово: не признавал, но с оговорками

Республика Косово объявила о независимости от Югославии в 1991 году. Затяжной военный конфликт завершился в 1999-м после вмешательства НАТО, введения на территорию Косова военного контингента НАТО и передачи ее под управление ООН. Тем не менее, по Конституции Сербии, Косово остается ее частью, хотя фактически контроля над ней сербские власти не имеют. Косово — частично признанная республика, ее независимость признают более половины членов ООН. Однако Беларусь, как и Россия, в это число не входят.

Еще в разгар конфликта в тогдашней Югославии Лукашенко прибыл в Белград с визитом к президенту страны Слободану Милошевичу.

«Я рад, что я прилетел в это трудное время для этой страны, — заявил он журналистам, сойдя в самолета, и подчеркнул, что представляет не только белорусскую позицию по вопросу. — Я уже сказал в аэропорту в Минске: «Если на несколько миллиметров мы приблизимся к миру в это время, и мы будем способствовать этому, белорусская делегация, [это будет позитивный исход]. <…> Я, наверное, скорее всего, здесь выступаю как председатель Высшего Совета Союза Беларуси и России, не только, как президент Беларуси».

Милошевич же на встрече передал Лукашенко официальное прошение о вступлении Югославии в тогдашний Союз Беларуси и России.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Позднее официальный Минск всегда придерживался позиции непризнания Косова. В 2008-м году Лукашенко затронул этот вопрос во время интервью западноевропейским СМИ в контексте ситуации в Грузии.

«Прецедент и пример создали уже вы — в Косово, — сказал он. — Вы создали. Если бы не было Косово, это я вам говорю точно, не было бы, наверное, и Абхазии, и Осетии. А если и было бы, то это был бы уже прецедент. И я думаю, что России трудно было бы идти на признание Абхазии и Осетии. Но вы показали этот пример. А я Югославию очень хорошо знаю. Я знаю Сербию прекрасно. Я там не единожды бывал. Я знаю историю и настроения людей Сербии. Ведь Сербия пошла из Косова. Там святыни сербские. А вы взяли и расчленили не только Югославию, но и Сербию, оторвав колыбель этого народа от нее. Вы создали жуткий прецедент. Поэтому зря вы говорите о примере. Пример показали вы».

Поддержка Беларусью целостности Сербии и непризнание независимости Косова декларировались и позднее: например, после встречи Лукашенко с президентом Сербии Томиславом Николичем в 2013 году в Минске и ответного визита Лукашенко в Белград в 2014-м.

Правда, последующее потепление отношений Беларуси с Западом иногда вынуждало белорусские власти идти на необычные компромиссы по вопросу Косова. Например, во время встречи Основной группы Мюнхенской конференции, проходившей в Минске в 2018-м, в русскоязычной программе президента Косова Хашима Тачи назвали просто «политическим деятелем», а в англоязычной — «президентом Косова». В 2019-м во время проведения в Минске Европейских игр президент Сербии Александр Вучич даже отказался от участия в церемонии открытия вместе с Лукашенко из-за участия в ней делегации под флагом Косова, в то же время Хашим Тачи на стадионе «Динамо» был.

Абхазия и Южная Осетия: предлагал признать, но за деньги

Еще два непризнанных образования возникли на Кавказе после войны России и Грузии в 2008-м году. Точнее, о независимости они объявили еще в начале 90-х, однако долгое время никем не признавались. Ситуация изменилась после конфликта в 2008-м: о признании заявила Россия и затем Никарагуа, в 2009-м — Венесуэла и Науру, в 2018-м — Сирия.

Изначально казалось, что не останется в стороне и Беларусь. Еще 20 августа 2008-го Лукашенко встретился с лидерами самопровозглашенных республик в Сочи.

«Лет семь назад президент Грузии предложил (главам государств СНГ) запереть в «ущелье» Абхазию, блокировать ее и фактически поставить на грань катастрофы народ, правительство, государство, которое там создается. Кто первым сказал, что этого не будет, и если что-то произойдет, мы будем первыми поставлять продовольствие этому народу? Это была Беларусь. Я категорически отказался подписывать этот предложенный Грузией документ, и на заседании глав государств СНГ он не прошел. Это для истории», — заявил он.

«Была прекрасная операция и России, и ваших людей. Люди защищали свою землю, миротворцы выполняли свою миссию. За 2−3 дня вопрос был решен, и там установился мир. <… > И не надо сегодня пинать ни Абхазию, ни Осетию, ни Россию за то, что они вели себя подобным образом. Они вели себя так по просьбе президента Грузии, как я об этом уже напомнил. И я Дмитрию Медведеву вчера сказал: я не собираюсь отмечаться в этой многоголосице и заявлять, что кого-то поддерживаю, кого-то одобряю или не одобряю. Вот наша позиция. Россия вела себя правильно», — добавил Лукашенко.

Уже 28 августа (через 20 дней после начала войны) Лукашенко направил президенту Медведеву послание, в котором отметил, что «в сложившейся ситуации у России не было иного морального выбора, кроме как поддержать обращение народов Южной Осетии и Абхазии о признании их права на самоопределение в соответствии с основополагающими международными документами». «Что касается поддержки, то мы же союзники, и этим все сказано», — говорил тогдашний посол Беларуси в России Василий Долголев.

В начале сентября Лукашенко еще раз высказался о проблеме признания республик, однако предложил перенести решение вопроса до избрания в Беларуси нового парламента. Российские СМИ писали о том, что Беларусь станет третьей страной в мире, признавшей Абхазию и Южную Осетию.

«Придет время, и мы, наверное, так же, как и в России, рассмотрим вопрос о признании Южной Осетии, — заявил Лукашенко. — У нас сейчас будут парламентские выборы, придет парламент, и они обратятся по вопросу Южной Осетии и Абхазии. Промолчать мы не можем. Вопрос признания или непризнания независимости Южной Осетии и Абхазии — это не только вопрос, хочет того Россия или не хочет. У нас давно теплые отношения с президентом Абхазии, мы еще в самом начале СНГ заблокировали резолюцию, которую предлагала Грузия, о блокаде Абхазии».

Однако на начавшейся в апреле сессии белорусского парламента вопрос признания республик не поднимался, а белорусский МИД и вовсе рекомендовал гражданам страны при посещении Грузии учитывать местное законодательство. Лукашенко же заявил, что ему выдвинули условия — в случае признания независимости этих республик Беларусь получит транш российского кредита в 500 млн долларов и заявил, что «продавать» свою позицию Минск не будет.

«Уже дошло до того, что приехали, сказали: будет Осетия и Абхазия — значит, будет 500 миллионов долларов, — сказал он. — Мы не хотим продавать никакие вопросы и никаких позиций. У нас в истории этого не было и не будет. Мы решим сами этот вопрос. Тем более, что мы договорились с руководителем Абхазии Сергеем Багапшем, мы встречались после этого с Эдуардом Кокойты. У них нет к нам вопросов. Они понимают нашу позицию».

А позже Лукашенко заявил о давлении со стороны России по вопросу признания. «Но кому-то в России очень хотелось или нас «наклонить» побыстрее, или, может быть, вообще не хотели, чтобы мы признавали эти республики… Вы помните, центральные СМИ, явно подконтрольные государственным чиновникам, начали нас просто травить: «Не признает, потому что 500 млн долларов не дали». Как будто я за деньги должен признать эти республики…» — отметил он на пресс-конференции для российских СМИ.

Позднее вопрос с признанием окончательно замялся, а в 2015-м году Лукашенко отправился с визитом в Грузию (первым в истории независимых стран). На встрече с президентом страны Георгием Маргвелашвили он сказал, что Беларусь поддерживает «территориальную целостность Грузии в рамках международно признанных границ страны», а также что «позиция Беларуси по этому вопросу остается неизменной».

Уже в 2020-м году во время интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону Лукашенко сделал сразу несколько заявлений, противоречащих данным в конце «нулевых».

Во-первых, оказалось, что давление на Беларусь Россия все-таки не оказывала. «С Россией — да, обсуждали вопрос, но чтобы Россия наседала на нас «признайте, признайте», — тоже не было», — заявил Лукашенко. Кроме того, оказалось, что «купить» признания Россия также не хотела — деньги просила сама Беларусь. «Через некоторое время я встречаюсь с [российским президентом] Дмитрием Медведевым и он поднимает этот вопрос о признании. Он правильно поставил вопрос: мы союзники, мы то, мы это. Я ему говорю, Дим, я сейчас подписываю указ, но первое, второе, третье, пятое, восьмое, девятое. Вы подписываете указ и гарантируете мне это — с учетом отключения SWIFT. <…> Он мне говорит, вы знаете, что это в основном экономические вопросы, а этим у нас занимается Путин, правительство». Сам факт отделения республик он назвал «неприятным»: «Нехороший факт: оторвали кусок от Грузии. Но сам факт неприятный».

Тема признания Беларусью республик вновь поднималась в ноябре этого года на фоне очередного сближения с Россией и подписания интеграционных документов, однако в Национальном Собрании сообщили, что подобный законопроект на рассмотрение не поступал, а депутаты указали, что «этот вопрос не является объектом законодательного регулирования».