Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  2. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  3. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  4. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  5. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  6. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  7. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  8. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  9. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  10. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  11. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
Чытаць па-беларуску


У части беларусского оппозиционного класса есть вечная тема, о которой не принято публично говорить, но она все равно иногда прорывается. Тема называется «недовольство беларусским народом». Мол, народ не дорос: большинство беларусов — рабы, беларусы должны страдать, те, кто имеет самоуважение и остается в Беларуси, — неудачники и так далее. Рыгор Астапеня рассуждает, почему нашу нацию стоит перестать гнобить.

Рыгор Астапеня

Исследователь

Получил докторскую степень по политологии в Варшавском университете. Основатель Центра новых идей и директор «Беларускай ініцыятывы» Chatham House.

Частично из этого и рождается выбор политических средств. Поскольку беларусы (по этой логике) — рабы, их нужно принуждать к борьбе. Например, чтобы они от введенных экономических санкций обеднели и пошли протестовать.

С другой стороны, есть круг романтизаторов народа, как Виктор Бабарико с Марией Колесниковой, для которых беларусы невероятные, или Зенон Позняк, пишущий, что «свой народ нужно любить как Бога, даже если он молчит». В этих концепциях беларусское общество никогда не будет виновным ни в чем. Великий народ — и точка.

С точки зрения исследователя беларусской политики обе концепции кажутся не совсем верными. Но несмотря на это, можно утверждать, что романтики демонстрируют большее понимание беларусского общества.

Две беларусские Кореи

Говоря об обществах, мы, конечно, упрощаем. И вряд ли существуют какие-то черты народов, данные раз и навсегда. Скорее, общества формируются под влиянием обстоятельств, в которых они оказались. Например, северные и южные корейцы — это один и тот же народ, чья судьба сложилась совершенно по-разному под влиянием обстоятельств.

И, наверное, главное достижение беларусов в том, что, находясь в относительно «северокорейских» условиях, они развиваются и ментально находятся, видимо, ближе к «южнокорейскости».

Вопреки пропаганде с ее охватом и ресурсами, большинство беларусов не поддерживает военные действия России. В Беларуси повсюду русская культура, на Россию ориентирована беларусская экономика, даже ІТ-сфера уже окрашивается в цвета российского флага. На западной границе уже стоит стена — в прямом и переносном смыслах. Несмотря на это, восхищения действиями России нет.

Также отчетливо виден прогресс в социально-экономическом взрослении беларусского общества. В 2009 году группа беларусских интеллектуалов проводила исследование «социального контракта» в нашей стране, показавшее распространенность экономического патернализма в обществе. В 2024 году я с коллегами повторно провел такое исследование.

За пятнадцать лет снизился запрос на льготы, социальные выплаты, люди стали куда реже соглашаться на меньшие зарплаты взамен на гарантии трудоустройства. Теперь беларусы больше хотят, чтобы власти не давали им благополучие, а обеспечивали те условия, в которых граждане сами могут гарантировать желательный для себя уровень жизни. Беларусам нужны законность, условия для заработка и предпринимательства, выполнение обязанностей работодателями. Любовь к авторитаризму тоже развенчивается.

Критики могут оспорить этот прогресс. В конце концов, люди, поддерживающие войну, авторитаризм, экономический патернализм и так далее, все еще составляют пусть и меньшинство, но довольно значительное. Стоит признать, что пропаганда в любом случае на кого-то может воздействовать, а построенная Лукашенко система имеет четких бенефициариев, которые поддерживают систему, так как видят в этом свой интерес.

Да и в любом обществе бывают люди крайних взглядов. Во Франции есть сторонники Марин Ле Пен, но это не свидетельствует о том, что все французы хотят за нее голосовать. Мы — обычная европейская нация с теми же недостатками, которые есть у других европейских народов.

Другие могут сказать, что беларусы «не свергли диктатора» и так далее. Но несвергнутость Лукашенко — это прежде всего результат отсутствия политического решения насчет того, как разваливать режим, как эскалировать или деэскалировать борьбу. Сами же протесты 2020 года были крупнее многих других аналогичных революций, которые, в отличие от беларусской, закончились сменой политической системы.

Утвердительная практика

У философа Валентина Акудовича есть тезис о том, что на протяжении нашей истории катастрофы, которые обрушивались на Беларусь, были сильнее беларусов. Поэтому один из уроков — в том, что обычный человек не мог победить вызовы, которые перед ним стояли. Потому что как беларусы могли победить мировые войны, сталинские репрессии или Чернобыльскую катастрофу? Соответственно, задача обычного человека сводилась к тому, чтобы просто выжить.

Насколько бы сложными ни были сегодняшние времена, они несравнимы с нашей историей. Беларусы сохранились, развиваются и требуют того, что на Западе называется утвердительной практикой. Под этим подразумевается, что нужно создавать благоприятные условия для групп, которые раньше в обществе дискриминировались, чтобы они имели возможность стать равноправной частью общества. Самый простой пример — женщины, которые обрели право голосовать менее чем 150 лет назад.

Бабарико с Колесниковой или Позняк, которые поют песнь великому беларусскому народу, этой утвердительной практикой и занимаются. Если исходить из того, что беларусам выпала тяжелая судьба, то, кажется, не стоит читать лекции о том, что с ними что-то не так, а, наоборот, нужно говорить о том, насколько они сильны. Это в некоторой степени, наверное, и помогло романтизаторам стать успешными оппозиционными политиками (по сравнению с другими). Одно из исследований 2020 года, кстати, как раз и посвящено тому, насколько вера усиливает протестный потенциал.

Но все же романтизация народа также связана с определенной ошибочностью в восприятии общества. У безграничной симпатии меньше возможностей понять особенности общества, позволившие, например, Лукашенко восстановить часть доверия, несмотря на его абсолютную жестокость к политическим оппонентам.

Но если выбирать между крайностями — гнобить или безгранично восхищаться народом, то второй вариант все же лучше, так как хотя бы не усиливает «выученную беспомощность» беларусов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

Для нас в «Зеркале» важно показать разные точки зрения. Поэтому мы даем площадку для экспертных оценок и мнений, в том числе по сложным и болезненным темам. Наша цель — расширить поле для дискуссии и сделать возможным здоровый общественный диалог.

Помогите редакции продолжить говорить о важном

Если вы находитесь не в Беларуси, станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.