Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  2. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  3. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  4. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  5. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  6. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  7. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  8. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  9. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  10. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  11. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  12. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  13. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа


На встрече с председателем Федерации профсоюзов Беларуси Юрием Сенько 19 июня Александр Лукашенко пожаловался, что беларусы не работают так, как китайцы. Мол, если бы трудились соответствующе, могли бы и что-то требовать, считает политик. «Зеркало» спросило у беларусов, которые сотрудничали с гражданами Китая, как те относятся к работе и хотели бы наши соотечественники трудиться так же.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Ivan Samkov, pexels.com
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Ivan Samkov, pexels.com

Имена героев изменены для их безопасности.

«У них мотивация скорее внешняя»

Ольга три года работала в индустриальном парке «Великий камень» бухгалтеркой. Уволилась оттуда в 2022 году. Среди ее коллег и руководства были в основном китайцы: еще одна бухгалтерка, заместитель директора, переводчик. Директор тоже, но он только иногда приезжал в Беларусь.

— Мое впечатление: они очень хорошо себя чувствуют у нас и не хотят назад, — говорит собеседница. — Например, как мне рассказывала бухгалтерка, в Китае, если стаж около десяти лет, могут давать пять рабочих дней отпуска. И потом с каждым годом он все больше. Правда, у них есть много выходных на Новый год, когда чуть ли не полтора месяца гуляют, так что в целом, может быть, и нормально. Насколько я слышала, офисная работа там устроена примерно так же, как у нас, восьмичасовой рабочий день. Но есть нюанс: если начальник еще на месте, ты не можешь уйти домой, даже если все закончил. Поэтому там многое зависит от настроения руководства.

Собеседница вспоминает: в Беларуси многим китайцам в ее компании нравилось в том числе потому, что таких строгих правил не было.

— Создавалось впечатление, что они старались сократить рабочий день, потому что у нас с этим все гораздо проще, — рассказывает она. — Если появлялась возможность уехать на час раньше, этим пользовались. Несколько раз я заставала заместителя директора спящим в кабинете. В общем, абсолютно ни у кого не видела трудоголизма. Обязанности выполняли — на этом все. И замдиректора, и бухгалтер, и все остальные говорили, что здесь проще, чем там. Там не важно, есть работа, нет ее, — приходится делать вид, что ты очень занят. А еще замечала, что рабочие китайцы однозначно подходили к обеду: пришло время, так они где были, там и сели. И все, у людей обед. В этом очень заметна разница культур. Потому что у нас, пока все не сделано, на обед могут и не отпустить, сослаться на то, что у тебя «плавающий график».

Фото: industrialpark.by
Индустриальный парк «Великий камень». Фото: industrialpark.by

Зато китайцы довольно педантичны в плане финансов, отмечает Ольга. И с этой стороны работать с ними было комфортно.

— У них все очень строго, все контролируется. Скажем так, нам они не очень доверяли, обязательно нужен свой представитель. Но за счет этого контроля и дисциплины я себя чувствовала безопаснее как бухгалтер, чем с беларусами, — вспоминает она. —  Еще они нацелены на хороший финансовый результат, причем не лично для себя, для компании в целом. То есть для них важно, чтобы было хорошо компании, и тогда будет хорошо сотрудникам.

В целом отношения с китайцами у Ольги сложились хорошие. Она до сих поддерживает общение с бухгалтеркой-коллегой. Правда, вспоминает, что в общении с коллегами-иностранцами были запретные темы.

— С ними нельзя обсуждать темы 2020 и 2022 года. Потому что они сразу меняются в лице. У них ведь партия сказала, что должно быть так, — значит, так и должно быть, другую точку зрения не выслушивают. Поэтому было видно, что им неприятно обсуждать то, что происходило, и нашу точку зрения (людей, которые вышли на протесты) они не разделяли, — объясняет собеседница.

Со словами Лукашенко о том, что «беларусы не работают как китайцы», Ольга согласна. Правда, по ее мнению, сравнение здесь скорее в пользу жителей нашей страны.

— Как я заметила, их стереотипный трудоголизм построен больше на дисциплине и жесткости. Среди беларусов, мне кажется, гораздо больше фанатиков, которые будут трудиться не столько за вознаграждение, сколько за результат, — отмечает она. — В частности, я люблю свою работу, и если вижу, что ситуация критическая, меня не надо оставлять сверхурочно. Я сама останусь, пока не решу проблему. У них такого не увидела, мотивация скорее внешняя.

«Секрет экономического успеха — дешевая рабочая сила»

Как и Ольга, Алексей сотрудничал с китайцами «среднего класса»: мужчина возглавлял один из отделов госорганизации, которая занималась строительством. Было это три года назад, но многое собеседник помнит в деталях.

— Я работал со специалистами одного уровня со мной: начальники отделов, начальники групп. С большими руководителями уже не общался, — рассказывает он. — Впечатление от них хорошее, сложилось ощущение, будто прислали лучших. Молодые ребята, лет 25-30, прекрасно владели русским и английским языками, чувствовался высокий уровень образования. Пунктуальные, исполнительные. Им было сложновато вникать в наше законодательство, особенно что касалось строительства. Тем не менее они разобрались. Еще они показались довольно мягкими, получалось надавить, навязать выгодные для нашей организации условия. С другой стороны, если цель — любыми путями влезть в эту нишу, такая уступчивость понятна. Они действительно ради своей цели сделают все, что необходимо. Не было такого, что «рабочий день закончился, хлопнул дверью и пошел». Хотя и беларусы так не делали.

Си Цзиньпин, Николай и Александр Лукашенко. 4 декабря 2023 года. Скриншот видео пресс-службы Лукашенко
Си Цзиньпин, Николай и Александр Лукашенко. 4 декабря 2023 года. Скриншот: видео пресс-службы Лукашенко

На личные темы, правда, партнеры с Алексеем не разговаривали. Могли сыграть с беларусами в футбол, чтобы наладить отношения, но ничем особо не делились. Не обсуждали политику и экономику: ни в своей стране, ни в Беларуси.

— В этом плане они были довольно осторожными, не критиковали ничего, — вспоминает он. — Поэтому сложно сказать, нравилось ли им в Китае или нет. Не помню ни одного такого разговора. Думаю, все понимали, что это может быть чревато, поэтому в этих вопросах оставалась определенная дистанция.

Конфликтов с иностранными партнерами у собеседника тоже не возникало. Как и у его коллег. Китайцев он описывает как «вежливых, улыбчивых, доброжелательно настроенных» людей.

— Нормальная практика: хочешь работать с кем-то — будь приятным человеком, — отмечает мужчина. — Но надо понимать, что это явно была интеллигенция. Такой уровень образования, способность проворачивать сделки в другой стране, с другой культурой — для меня это просто вау. Если же говорить о высказывании Лукашенко, то он явно имел в виду китайских рабочих, которые за миску риса готовы заниматься черным трудом по 12 часов в день. Там ведь и такое есть. Меня какое-то время интересовала их экономика, и быстро понял, что секрет экономического успеха в том числе — дешевая рабочая сила. Поэтому, если он хочет превратить нас в голодных существ, которые готовы вкалывать просто ради выживания… Скажем так, мне претит такая идея. Я бы хотел, чтобы больше беларусов работали, как в Европе: в нормальном месте с хорошей оплатой. Понятно, что всегда может быть необходимость остаться подольше и все доделать. Но одно дело — если это моя воля, а другое — необходимость.

Самим китайцам, вспоминает Алексей, в Беларуси нравилось: многие даже перебрались в нашу страну, некоторые завели семьи.

— Мне кажется, они хорошо жили. Когда языком владеешь, у тебя есть деньги, то все будет отлично, — уверен он.

Празднование 70-летия образования КНР в «Великом камне», 1 октября 2019 года. Фото: TUT.BY
Празднование 70-летия образования КНР в «Великом камне», 1 октября 2019 года. Фото: TUT.BY

«Тех, кто не пробился наверх, мы просто не видим»

Еще один наш собеседник Владимир — разработчик, сейчас живет в Варшаве. Китайские коллеги у мужчины появились не так давно, в 2023 году, когда попал на проект, связанный с банковским приложением.

— Команда была большая, в том числе пять китаянок, — рассказывает он. — И, по моему опыту, они работают гораздо больше нас. За счет разницы во времени это еще заметнее (многие живут в разных странах). Например, у меня день, у них два часа ночи, и они все еще могут что-то делать. Поэтому к ним невозможно придраться, что они мало работают. Мне кажется, такая черта связана с большим количеством людей и серьезным отбором. Получается, мы видим тех, кто этот отбор прошел. Соответственно, они более трудолюбивые. А о тех, кто не пробился наверх, мы просто не знаем. Поэтому уверен, что лентяев и прочих там такой же процент, как и в любой другой стране, просто их не видят. Такая ошибка выжившего.

Многие китайцы, с которыми работал собеседник, или уже переехали из своей страны в Европу, или ищут такую возможность. Причины с беларусом никто не обсуждал. Но как предполагает Владимир, желание релоцироваться может быть связано с деньгами.

— У разработчиков из Европы обычно зарплата выше, — отмечает мужчина. — Поэтому, если их перевезут, то это будет значить повышение зарплаты, причем иногда даже в два раза.

Китайские специалисты и кроссовер VGV Sinotruk на зводе «Юнисон» под Минском, апрель 2024 года.
Китайские специалисты и кроссовер VGV Sinotruk на зводе «Юнисон» под Минском, апрель 2024 года.

Говоря о мотивации коллег из Китая, Владимир отмечает: на первом месте у них скорее зарплата, чем интересное занятие. Да и они не так часто вкладываются в то, что делают.

— Не могу сказать, что они специально так ведут себя, но очень часто это усложняет работу, — объясняет свою мысль мужчина. — В моем случае они излишне усложняют и запутывают код, привносят в него много абстракций. Получается так, что за каждым кусочком кода стоит человек, без которого ты ничего не изменишь. Причем они стараются в таком случае помочь в первую очередь своим, и общая эффективность от этого хромает. Поэтому могу сказать, что в моей индустрии беларусы выполняют задачи качественнее. А Лукашенко, скорее всего, понятия не имеет о том, как работают в Китае. Он у себя в голове держит образ мифического китайца: трудолюбивого и молчаливого. И сравнивает с ними беларусов. Поэтому я бы вообще слова Лукашенко проигнорировал, он давным-давно живет в мире фантазий.