Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  2. Девяностый день войны в Украине
  3. Год после закрытия неба. В Минтрансе рассказали, как белорусская авиация пытается выйти из кризиса
  4. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  5. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  6. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  7. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  8. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  9. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  10. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  11. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  12. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  13. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  14. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  15. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  16. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  17. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  18. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать


Эксперты говорят, что государственный долг Беларуси слишком большой и даже чиновники соглашаются с этим. Тем временем власти ведут разговор о привлечении нового кредита на 3,5 млрд долларов. Zerkalo.io посмотрело, когда, на что и у кого мы раньше занимали солидные суммы (помимо займа на БелАЭС), а также какая ситуация была в стране в этом время. Спойлер: не обходилось без «вливаний» в экономику, раздачи денег населению перед выборами и девальваций.

Снимок носит иллюстративный характер

Какой сейчас госдолг и когда он стал заметно расти

На 1 декабря внешний госдолг Беларуси составил 18,3 млрд долларов. Это 27,5% ВВП страны. Он не стал таким одномоментно (тем более, что одни долги отдаются, другие берутся), а начал заметно расти еще в 2008 году. Тогда Россия подняла стоимость своего газа для нашей страны (с 47 до 100 долларов за 1 тысячу кубических метров) и зависимая от дешевых энергоресурсов экономика начала давать сбои. Беларусь попросила и получила большой стабилизационный кредит от России на 2 млрд долларов, а потом в 2009 году была большая программа с МВФ на 3,5 млрд долларов. Еще более стремительно белорусская кредитная история стала пополняться после 2010 года.

Раздача денег перед выборами и девальвация на следующий год. Предкредитная история

В 2011 году в белорусской экономике разразился масштабный кризис. Страна покупала за рубежом гораздо больше, чем продавала, рос дефицит внешней торговли и таяли золотовалютные резервы. Энергоносители, которые мы покупаем, подорожали (газ на 16%), а те товары, что продаем, подешевели (калийные удобрения — на 12,4%, нефтепродукты — на 35,6%). Отрицательное сальдо внешней торговли товарами превысило 9 млрд долларов (для сравнения: сейчас оно на уровне 650,5 млн долларов). Валюты не хватало. После новогодней девальвации 2009 года белорусы активно закупались валютой. В итоге в 2010 год страна вступила с золотовалютными резервами, размер которых не покрывал даже двух месяцев импорта (при минимальном стандарте в 3 месяца). В общем ситуация была такая, что стоило бы потуже затянуть пояса, но этому помешала политика.

В 2010 году в Беларуси проходили президентские выборы. Тогда власти еще пытались задобрить население и не могли себе позволить политику «затягивания поясов». Оживлять экономику решили эмиссионным кредитованием. Зарплаты белорусов выросли более чем на 15%, в экономику в 2010 году «влили» кредитов на 40% больше, чем годом ранее. При этом общее количество денег (широкая денежная масса, которая включает средства предприятий и населения в банках, и наличные) выросло на 50%, что было максимальным результатом предыдущего десятилетия.

Белорусы чувствовали себя богатыми и активно тратили деньги. Нюанс был только в том, что в основном повышенными доходами они оплачивали импортные товары, а не отечественные. Ну и, конечно же, покупали доллары. Клубок проблем только нарастал и в 2011 году пузырь лопнул — страну накрыла волна девальваций — в мае, потом в октябре. Белорусский рубль в итоге обесценился почти в 3 раза: 1 января доллар стоил 3 тысячи рублей, а 31 декабря — 8350 рублей.

Как обещали ЕАБР приватизацию и повышение тарифов на ЖКУ, чтобы получить 3 млрд долларов

Для решения этих проблем в ноябре 2010 года Беларусь обратилась за кредитом в 3 млрд долларов к Антикризисному фонду ЕврАзЭС. В июне 2011-го он дал добро. Деньги выделял Евразийский банк развития. Соглашение предусматривало, что поступать они будут шестью траншами в течение 2011−2013 годов

Антикризисный фонд ЕврАзЭС просто так денег не давал. Правительству Беларуси пришлось написать стабилизационную программу, в которой оно пообещало не раздавать в административном порядке столько кредитов госпредприятиям, не увеличивать зарплаты больше, чем растет производительность труда. А чтобы забрать у населения «лишние» деньги, которыми власти финансировали импорт, обещали поднять тарифы ЖКХ и стоимость проезда в общественном транспорте. К 2013 году белорусы должны были возмещать за ЖКУ 40% затрат, а за проезд — 90%. И наконец — «широкомасштабная» приватизация. В течение трех лет правительство обещало среди прочего приватизировать 245 предприятий. Каждый год планировалось получать от приватизации 2,5 млрд долларов дохода.

Кредитор Беларуси поверил. Первый транш на 800 млн долларов был выделен в июне 2011 года, затем по 440 млн долларов поступало в декабре 2011-го, в июне 2012-го, а также в январе и апреле 2013-го. Все это время Антикризисный фонд ЕврАзЭС мониторил, как Беларусь выполняет обещанную программу. К концу 2013 года кредитор пришел к выводу, что проходит плохо: предприятия кредитуются, зарплаты растут и население снова ждет девальвации.

Шестого транша в Минске не дождались, зато привычная экономическая политика закончилась традиционным результатом — в 2014 году белорусский рубль снова девальвировался и к концу года стал стоить 11 850 рублей. Теперь Беларусь обратилась за кредитом к правительству России. Даже за двумя. Сначала мы получили 450 млн долларов, а потом — еще 1 млрд 550 миллионов.

В 2015 году Беларусь также получила три государственных кредита от России: на 760 и 110 млн долларов и на 6,2 млрд российских рублей.

Снимок носит иллюстративный характер

Как быстро перехватили у Азербайджана «до зарплаты»

Что происходило в экономике. Между большими и масштабными кредитами под программы Беларусь периодически перехватывала денег «ненадолго». Летом 2010 года в отношениях Беларуси и России возник очередной газовый конфликт. «Газпром» считал стоимость газа по одной цене, а правительство Беларуси — по другой. В результате образовалась разница почти в 190 млн долларов, которую поставщик считал долгом и требовал срочно погасить. В противном случае угрожал «отключить газ» и даже начал медленно поворачивать вентиль (поставлялось 60% от плана).

Кто выручил кредитом. Денег на погашение кредита не было. Выручил Азербайджан. «Мы просили российскую сторону дать нам отсрочку погашения нашего долга в две недели, но наши союзники, самые близкие нам люди, заявили: „Ни дня ждать не будем“. Я обратился к Ильхаму Алиеву, президенту Азербайджана, он мне в течение суток, даже менее суток, одолжил 200 млн (долларов. — Прим. ред.)», — рассказывал об этом Александр Лукашенко.

Позже в пресс-службе президента Азербайджана уточнили, что кредит был предоставлен сроком на 12 дней. По их данным, за кредитом обращался тогдашний премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский к своему азербайджанскому коллеге Артуру Раси-заде.

Снова обещания приватизации и разогнавшаяся инфляция. Как брали кредиты под реформы

Какая ситуация была в экономике. В 2015 году ситуация в экономике не сильно изменилась. Год начался с очередной девальвации. Главной проблемой было низкая эффективность больших госпредприятий, их закредитованность. Они все также получали директивные кредиты, но поскольку давались они не под какие-то эффективные бизнес-планы, а «чтобы работали и решали соцзадачи», то отдачи не давали. Наоборот, они становились беднее. Количество убыточных выросло с 13,5% в 2014 году до 20% в 2015—2016 годах. На конец 2015 года ЗВР упали до 4 млрд 467,7 млн долларов. Это почти на 1,3 млрд долларов меньше, чем годом назад.

К кому пошли за кредитами. Поскольку 2015 год был тоже годом президентских выборов, то снижать зарплаты и начинать жить по средствам пока не получалось. Пришлось снова идти к кредиторам. В марте 2015 года Беларусь обратилась в Евразийский фонд стабилизации и развития с просьбой о кредите в 3 миллиарда долларов. Через год, в марте 2016-го ЕФСР заявку удовлетворил, но одобрил только 2 млрд долларов.

В этот раз под него правительство Беларуси и Национальный банк вместе подготовили программу реформ, которые должны были создать условия «для выхода страны на траекторию устойчивого роста через повышение качества экономической политики и проведение структурных реформ». Снова зашла речь о приватизации, создании условий для развития частного сектора, либерализация условий для бизнеса. Нацбанк брал обязательство снизить инфляцию, которая тогда превышала 15%.

Средства должны были выделяться семью траншами. Первый (500 млн долларов) от ЕФСР поступил сразу же в марте. Как и в случае с предыдущей масштабной программой, проблемы с ее выполнением у правительства Беларуси тоже были, но в результате к пятому траншу (октябрь 2017 года) кредитор решил не требовать выполнения проблемных показателей, потому что с основными Беларусь справлялась хорошо.

Тем не менее последний седьмой транш так и не был перечислен. Сроки кредита несколько раз продлялись. Вместо 30 июня 2018 года его действие закончилось 30 июля 2019. Всего по этому кредиту наша страна получила 1,8 миллиарда долларов.

«Нахрена нужен такой союз»

Возможно, дело до седьмого транша не дошло потому, что в это время между Москвой и Минском начались серьезные конфликты. Кредит хоть и ЕФСР, но деньги в нем в основном российские. Россия вошла в очередную стадию реализации налогового маневра в нефтяной сфере, в результате чего цена на нефть для нашей страны должна приблизиться к мировой, чего Беларусь, конечно же, не хотела, и настоятельно требовала компенсировать ей возникающие потери.

В России предложили «углубить интеграцию», пообещав, что тогда и нефть будет, как для российских потребителей. Стороны приступили к обсуждению интеграционных карт и целый 2019 год работали над ними, чтобы в декабре к 20-тилетию Союзного государства их подписать. Однако в Минске отказалась это делать, заявив на каком-то этапе, что они угрожают независимости страны. Александр Лукашенко высказывал много претензий относительно того, что Россия ущемляет белорусских производителей, не пуская их на рынок, и каждый раз меняет условия сотрудничества. «Ты когда вступаешь в какое-то объединение, рассчитываешь, что с каждым месяцем и годом будет лучше. А что происходит у нас? Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы в экономике что-то теряем, теряем и теряем. На хрена нужен кому такой союз? Я уже вам по-простому, по-крестьянски говорю», высказывался тогда Лукашенко.

Параллельно с белорусско-российской интеграцией официальный Минск выстраивал диалог с Европой, и довольно успешно. В 2019 году наша страна получила 270 миллионов евро от Всемирного банка на реализацию трех проектов. На 300 миллионов евро было заключено кредитов с Европейским банком реконструкции и развития. В 2017 году в Беларусь пришел Европейский инвестиционный банк — соглашение о сотрудничестве было подписано в мае. В 2018—2019 годах банк профинансировал проектов в нашей стране на 530 миллионов евро.

Этот период был результативным для экономики Беларуси. Впервые в современной истории страны инфляцию удалось снизить однозначных цифр (5,6% к концу программы с ЕФСР). Золотовалютные резервы выросли с 4,2 млрд долларов до 8,3 млрд долларов (в июле 2019) и уже обеспечивали почти три месяца импорта (2,7 месяцев). Курс валют стал определяться рыночным путем, в результате биржевых торгов. Белорусы смогли забыть о множественности курсов. Предприятиям стали гораздо меньше давать директивных кредитов (их доля в портфелях коммерческих банков сократилась с 37,3% до 20,5%). Прогресса не было только в приватизации.

Снимок носит иллюстративный характер

Результат «газового» мира

Когда большие программы заимствований под стабилизацию и реформы почти закончились, а эффективность экономики не сильно выросла, Беларусь начала брать новые кредиты на то, чтобы отдавать старые. Например, уже в сентябре 2017 Беларусь получила 700 миллионов государственного финансового кредита России, чтобы отдать их ей же (долг был 740 миллионов).

Договорились о нем Лукашенко и Путин в апреле 2017 года, соглашение подписано в августе. Главы государств встретились после длительного периода конфронтации. «Газпром» в очередной раз насчитал Беларуси большой невыплаченный долг — 730 миллионов долларов. Из-за того, что Минск не платил за газ, Москва сократила поставки нефти на 25%.

Сложности были и с доступом белорусской сельхозпродукции на российский рынок. Как раз в то время Александр Лукашенко поручил правоохранительным органам Беларуси возбудить уголовное дело против главы Россельхознадзора Сергея Данкверта «за нанесение ущерба государству». «Такие деятели, как Данкверт и прочие, оплюют, оболгут и обгадят, как это было недавно. Оказывается, у него кусок мяса из Беларуси, или стакан молока, или кусок хлеба застревают, продукция не та», — возмущался тогда Лукашенко.

Конфликт длился с 2016 года и был разрешен личной встречей Лукашенко и Путина. Попутно Беларусь попросила кредит.

«Беспрецедентный» китайский кредит

На те же цели «латания дыр» Беларусь получила кредит от Китая в декабре 2019 года. Минфин нашей страны назвал «беспрецедентным» и сказал, что он свидетельствует об особых отношениях между странами.

Средства, а это 3,5 млрд юаней, или 500 млн долларов, выделил Шанхайский филиал Банка развития Китая сроком на 5 лет. Уникальность этого заимствования в том, что он не был связан никакими целями и обязательствами и мог быть направлен на «общие цели» в том числе на финансирование государственного долга.

Переговоры о кредите шли с лета. Потребность в деньгах возникла в очередной раз на фоне конфликта с Россией в связи с ее налоговым маневром в нефтяной сфере. Москва склоняла к интеграции, обещала, но не давала кредит в 600 миллионов долларов. Беларусь сумела договориться с Китаем.

Заимствования с политическим оттенком

После президентских выборов в августе 2020 года Александр Лукашенко на фоне масштабных акций протеста отправился за поддержкой, в том числе финансовой, в Россию. Президент России Владимир Путин заявил, что не оставит Беларусь «в этот сложный момент» и пообещал прокредитовать на 1,5 миллиардов. Соглашение было подписано в декабре, тогда же поступил и первый транш в 500 миллионов долларов. Второй на такую же сумму Минфин получил в июне 2021 года. Как пояснял министр финансов России Антон Силуанов, эти средства выделил российский бюджет.

Еще 500 млн долларов Минск получил от Евразийского банка развития. Деньги были перечислены в октябре. Займ брали на «поддержку бюджета в условиях негативных последствий пандемии COVID-19» и для «укрепления долговой устойчивости Беларуси».

Возможности получения каких-либо заимствований в 2021 году для Беларуси сузились в основном до России. Тем более интересным было появление кредита в сумме 20 млн долларов от ОПЕК летом 2021 года. Фонд международного развития ОПЕК выделил эти деньги для финансирования мероприятий в области здравоохранения, но, как пояснял министр здравоохранения Дмитрий Пиневич, строгой привязки к целевому использованию он не имеет.