Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  2. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  3. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины
  4. «Беларусь вступит в войну?» Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей «Зеркала»
  5. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  6. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора
  7. Девяносто третий день войны в Украине
  8. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  9. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега
  10. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  11. В Швейцарии будут судить экс-бойца белорусского СОБРа, который признался в соучастии в похищении политических оппонентов Лукашенко
  12. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  13. МВД выделят дополнительные деньги из республиканского бюджета
  14. Российские войска в оккупированных районах готовят «третью линию обороны». Главное из сводок штабов на 93-й день войны
  15. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая
  16. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  17. Дожди, порывистый ветер и до +21°С. Все о погоде в выходные
  18. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»


Берлин снял ограничения по выдаче гуманитарных виз для преследуемых белорусов. Пока немцы приняли всего 130 человек, 6 белорусов получили статус беженца, пишет Deutsche Welle.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Как неофициально сообщил DW источник в немецком правительстве, с середины октября 2021 года, после выборов в бундестаг, это ограничение по количеству выданных виз полностью снято. На сегодняшний день белорусам и их семьям выдано 130 гуманитарных виз, рассказал источник. Он отметил, что с приходом нового правительства, в коалиционном договоре которого отдельно прописан пункт по Беларуси, ситуация с принятием белорусов в Германии может стать еще проще. «Новое правительство работает только две недели. Для изменений нужно время», — добавил источник DW.

Впрочем, надеяться на массовую выдачу разрешений на пребывание в Германии не стоит.

«Когда мы обсуждали с немцами увеличение контингента на визы для белорусов, нам объясняли, что это большое исключение в немецком законе», — говорит глава белорусского объединения Razam в Берлине Антон Нядзелька.

Тем, кому одобряют гуманитарный вид на жительство (сначала временный, потом постоянный), немецкое правительство обычно покрывает расходы на жилье и медицинскую страховку, оплачивает языковые курсы, а также выплачивает 446 евро в месяц, пока человек не начнет работать.

«Поэтому это не может быть нацелено на широкую общественность. Но из всех возможных программ помощи белорусам это — самая лучшая», — добавляет он.

Только шесть белорусов получили статус беженца

До сих пор остается возможность подать на политическое убежище в Германии. Но получить статус беженца белорусам почти нереально. На запрос DW о количестве прошений о политическом убежище Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев (BAMF) сообщило, что с января по ноябрь 2021 года подано 233 заявления от граждан Беларуси. В 202 случаях решение уже принято: только шесть белорусов Германия признала беженцами.

Часть отказов (157 заявлений) объясняется Дублинским соглашением, согласно которому ответственность за предоставление убежища несет та страна ЕС, в которую белорус въехал изначально или которая выдала ему визу. В остальных случаях — так это видит BAMF — недостаточно оснований для получения статуса беженца. Адвокат Петер Шварц объясняет: для положительного решения BAMF ситуация на родине должна быть очень опасной для человека. Например, если его действия имели серьезный общественный резонанс и поэтому он преследуется режимом, как в случае с Марией Колесниковой. При этом нигде не прописаны точные критерии, каждый случай рассматривается индивидуально.

Еще одна причина отказа — в немецкой правовой системе пока не сформированы алгоритмы, как вести себя с белорусскими беженцами.

«Например, в отличие от того же Афганистана немецкие суды не обладают достаточной базой свидетельств происходящего в Беларуси, — поясняет Петер Шварц. — До августа 2020 года Германия почти не сталкивалась с прошениями о предоставлении статуса беженца от граждан Беларуси».

Но пока эти алгоритмы работы будут выработаны, ситуация тех белорусов, которые подали на убежище, остается неясной или может затянуться на годы.