Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Дезинформация, рост потерь и Россия боится возможного наступления ВСУ через Днепр. Главное из сводок на 278-й день войны
  2. «Сначала логотипы убрали, потом вернули, а сегодня снова сняли». Узнали, что происходит с «МакДональдсом» в Минске в эти выходные
  3. Чиновники хотят ввести много налоговых изменений, которые затронут почти каждого. Сделали подборку возможных правок по налогам
  4. Компания МТС объявила, что повышает стоимость некоторых услуг, вводит изменения по кешбэку и анонсировала новый способ расчета
  5. Россия пытается победить, бомбя энергосистему Украины. 30 лет назад такую тактику описал офицер США — вот к каким выводам он пришел
  6. Уже не McDonald's, но и не «Вкусно — и точка». Ребрендинг есть, названия нет
  7. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  8. Из-за снегопада в Беларуси были обесточены 945 населенных пунктов
  9. ВСУ освободят Крым или россияне превратят его в крепость? Разбираемся, изучая опыт предыдущих попыток вторжения на полуостров
  10. Повышений пенсий, новшества для «тунеядцев», штрафы для водителей, подорожание сигарет. Изменения декабря
  11. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  12. «Запланирована контрольная явка на пункты сбора». Военкоматы — о сверке данных военнообязанных и слухах о скрытой мобилизации


Напомним, 27 декабря был опубликован проект новой Конституции. В нем сохраняется положение о том, что президент владеет неприкосновенностью, а его честь и достоинство охраняются законом. Однако в тексте проекта предлагают распространить эти положения и на экс-президента. Как в случае одобрения эта статья будет действовать на практике? Об этом блог «Отражение» поговорил с адвокатом Андреем Мочаловым, лишенным в Беларуси лицензии. Zerkalo.io перепечатывает этот текст.

Андрей Мочалов отмечает, что одно из предлагаемых изменений в Конституцию касается статьи 89. Именно она регулирует возможность привлечения человека, который занимал пост президента, к ответственности.

— Большинство политических экспертов и аналитиков рассматривают ее как некий абсолютный конституционный иммунитет для президента, в том числе после прекращения его полномочий. Вместе с тем в предлагаемой редакции данная статья представляется не такой однозначной. Структура и юридическая техника ее составления являются довольно спорными, — считает Мочалов.

Юрист отмечает, что общее правило о возможной ответственности бывшего президента содержится в части 3 статьи. В ней говорится, что человек, который перестал быть президентом, «не может быть привлечен к ответственности за действия, совершенные в связи с осуществлением им президентских полномочий».

— Из указанной формулировки следует, что в случае привлечения экс-президента к ответственности нужно установить, связаны ли его преступные действия с осуществлением этих самых полномочий. Если бы к бывшему президенту Беларуси возникли вопросы в связи с законностью дачи какого-либо распоряжения (к примеру, о заключении коммерческого контракта с какой-либо частной фирмой без законных оснований), то он не мог бы предстать перед судом вне зависимости от фактических обстоятельств дела. В данном случае речь идет о конкретном исполнении функций президента.

Но если ситуация касается какого-либо бытового преступления, не связанного с занимаемым ранее президентом постом (к примеру, похищением людей по личным мотивам), то он однозначно может потерять неприкосновенность. При этом на практике разграничение того, что считается исполнением служебных полномочий, а что нет, может быть довольно сложным. В теории права такими полномочиями считается выполнение властных функций, организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей в силу занимаемой должности. Решение, имеет ли совершенное преступление отношение к служебным полномочиям, будет принимать Верховный суд. При этом свое толкование может дать и Конституционный суд. Это может произойти в том случае, если к нему обратится кто-то из госорганов, — добавляет юрист.

При этом Андрей Мочалов отмечает, что в частях 1 и 2 предлагаемой редакции статьи 89 Конституции содержится и частное правило.

— Неприкосновенностью обладает как действующий президент, так и президент, прекративший занимать этот пост в связи с истечением срока, добровольно подавший в отставку или неспособный исполнять обязанности по состоянию здоровья. Условно говоря, речь идет о «невиновном прекращении полномочий», — поясняет Мочалов. — Но отмечу, что в предлагаемой редакции Конституции содержатся и «виновные основания». В соответствии с частью 2 статьи 88 президент может быть смещен с должности Всебелорусским народным собранием в случае систематического или грубого нарушения Конституции либо совершения госизмены или иного тяжкого преступления. В такой ситуации неприкосновенность не будет действовать, а бывший президент может быть привлечен к ответственности при соблюдении общего правила.

Андрей Мочалов также отмечает, что неприкосновенность имеет двойственный характер. Он добавляет: с одной стороны кажется, что она является абсолютным понятием, которое в принципе исключает привлечение человека к ответственности.

— Однако в действующей Конституции понятие неприкосновенность используется пять раз — и во всех случаях, скорее, имеет значение запрета на применение каких-либо ограничений без законных оснований. Проще говоря, абсолютным ограничением она не является. Например, в соответствии со статьей 25 государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности (очевидно, что в установленных законом случаях неприкосновенность личности все-таки нарушается). Статья 29 гарантирует неприкосновенность жилища и иных законных владений граждан (существует целый ряд оснований, когда неприкосновенность жилища может быть нарушена). Статья 44 охраняет неприкосновенность собственности, но и из этого права есть множество исключений, — говорит юрист.

Таким образом, по мнению Андрея Мочалова, понятие неприкосновенности не является абсолютным, и при желании государственного обвинения не препятствует привлечению бывшего президента к уголовной ответственности. Проще говоря, такой сценарий вполне возможен в том случае, если экс-президент совершил преступления, не связанные с осуществлением им служебных полномочий.

— Если данный вопрос станет актуальным в Беларуси, большую роль в его разрешении может сыграть Конституционный суд. Он вполне вероятно даст заключение по данному вопросу через официальное толкование положений основного закона Беларуси, — поясняет юрист. — Таким образом, вывод о том, что статья 89, которую предлагают изменить в новой Конституции, содержит абсолютный иммунитет для президента, в том числе после прекращения его полномочий, является спорным и, скорее всего, не соответствует действительности, — рассказывает юрист.