Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  2. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  3. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  4. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  5. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  6. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  7. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  8. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  9. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  10. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  11. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  12. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  13. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  14. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  15. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  16. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  17. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок


Репрессии в отношении третьего сектора продолжаются. НГО думают о переезде, работе без регистрации и уходе в онлайн-формат. Представители общественных организаций Беларуси, которых коснулись репрессии, поделились своими оценками происходящего. Их мнения собрала онлайн-платформа freeunion.online.

22 июля по инициативе местных органов власти началась процедура ликвидации десятков общественных организаций. Это правозащитные организации, занимающиеся темами экологии и социального развития, экономики и совершенствования системы госуправления, помогающие больным детям, обучающие современным навыкам пожилых, помогающие людям без постоянного места жительства. До запуска процедуры ликвидации в офисах нескольких десятков НГО и дома у их сотрудников прошли обыски.

Представители гражданского общества — о причинах и последствиях атаки на НГО

Для организаций, направленных на социальную помощь людям и тесно сотрудничающих с государством, деятельность вне правового поля будет невозможной, говорят представители Human Constanta. «Государство рассматривало сотрудничество с социальными НГО в первую очередь как возможность привлечь зарубежную безвозмездную помощь и направить на свои нужды. После августа 2020-го большая часть такой помощи была остановлена, поэтому власти сейчас их ликвидируют как ненужные и нелояльные», — считают в организации.

С закрытием общественных организаций большой пласт людей, которым помогали НГО, потеряет эту помощь, возможность поддержки и защиты своих прав, отмечает заместитель председателя ОО «Белорусская ассоциация журналистов» Борис Горецкий.

— Не имеет значения, насколько ты выполняешь законодательство, дружествен государству и выполняешь совместные проекты. Не имеет значения, насколько чиновники тебе благодарны, а люди ценят твою работу. Машина репрессий неизбирательна. Мы понимаем, что это просто волна, которая смывает все вокруг, — говорит координатор проектов «Центра экологических решений» (ЦЭР) Мария Сума.

По ее словам, общественные организации в Беларуси всегда работали под серьезным прессом и развивались в сложных условиях. Без юридической регистрации их деятельность будет сильно ограничена. Но главной в этой ситуации остается физическая безопасность сотрудников.

Председатель движения «За свободу» Юрий Губаревич считает, что преследование представителей третьего сектора может продолжиться, особенно если они будут работать без официального оформления в стране. Не исключено возвращение статьи в Уголовный кодекс, которая предусматривает уголовное наказание за такую деятельность, говорит он. Это скажется на эффективности работы организаций.

— Выжить общественным организациям в том виде, в котором все было в начале этого года, не получится. Маховик уничтожения запущен, суды не работают. Те, кто не будет «уничтожен», изгнан из страны, будут вынуждены работать в крайне агрессивной среде с очень ограниченным пространством для маневра, — считают председатель правления центра «Трэці сектар» Витовт Рудник и директор программы «Універсітэт Залатога Веку» Лана Рудник.

В правозащитном центре Human Constanta предполагают, что власти рассчитывают, что при повторной регистрации НГО им удастся отфильтровать «неблагонадежных учредителей» и выстроить систему неформального контроля за их деятельностью.

— Это будет очередная попытка создания удобного для властей гражданского общества, которое будет решать социальные проблемы и поддерживать власть или хотя бы держаться вне политики.

Если при таком развитии событий крупные доноры, которыми часто выступают международные организации, возобновят свои программы в Беларуси на условиях властей, то это станет концом организованного независимого гражданского общества, отмечают в организации.

Что станет с белорусскими НГО?

Часть общественных организаций планирует полностью или частично выехать из страны, чтобы продолжить свою деятельность за границей. Образовательные проекты, вероятно, переведут работу в онлайн-формат. Некоторые представители третьего сектора намерены продолжить работу в Беларуси, но уже без оформления юрлица. К такой форме работы привыкли правозащитники, отношение органов власти к которым и раньше сложно было назвать дружественным.

— Мы, БАЖ, приняли решение выехать, для того чтобы иметь возможность помогать нашим коллегам, которые остались тут. Мы держались до последнего и готовы были сесть за решетку, но видим, что если это случится, то не останется совсем никого, кто сможет помогать журналистам, — делится Борис Горецкий.

После обысков члены движения «За свободу» остались без средств коммуникации. Но пока инициативу власти не ликвидируют, она продолжит работать, указывает Юрий Губаревич.

— Возможное в будущем решение о ликвидации нашей организации может ударить по планам. Это коснется мониторинга избирательных процессов: мы можем лишиться возможности выдвигать наблюдателей во время избирательных кампаний.

Белорусский ПЕН-центр планирует искать возможности и средства работать из
другой страны, но сохранить направление своей деятельности внутри страны.

—  Мы до последнего не рассматривали перспективу выезда, но сегодня для продолжения деятельности необходимо вывезти часть сотрудников из страны, чтобы они могли продолжать свою работу в безопасности, — говорит глава ПЕН-центра Татьяна Недбай.

Она считает, что ухудшение ситуации с правами человека в Беларуси будет долговременным.