Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Отход к Северску позволит украинским силам снизить риск окружения». Главное из сводок штабов на 130-й день войны
  2. Бои за Донбасс, подготовка к штурму Херсона и пущенный под откос бронепоезд. Главное из сводок штабов на 131-й день войны
  3. Правительство приняло очередные изменения по посылкам из-за границы. Спросили у таможни, какие сейчас беспошлинные лимиты
  4. «Мы были и будем с братской Россией». Лукашенко рассказал о своей роли в российской «спецоперации»
  5. Иностранных туристов на «Славянский базар» будут пускать в Беларусь без виз
  6. В Сочи завели уголовное дело на охранников пляжа, которые жестоко избили самбиста Никиту Гораева. Подозреваемые задержаны
  7. Украина объявила в международный розыск мозырянина, которого подозревают в убийствах в Буче
  8. Кибервойна, отчет Шойгу Путину и когда закончится война. Сто тридцать первый день войны в Украине
  9. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  10. В центре Минска под землей находилось элитное кладбище. Чтобы похоронить в этом месте, покойнику даже отрубили ноги
  11. СМИ: «Беларуськалий» начал экспорт через порты РФ. Российские конкуренты недовольны
  12. Путин обсудил с Шойгу продолжение войны в Украине
  13. Белорусам, которые прилетают в Россию, больше не нужно предъявлять ПЦР-тест (теперь точно)
  14. «Растет количество политиков, считающих, что нужно продолжать бизнес с Россией». Репортаж из кулуаров «исторического саммита» НАТО
  15. В Беларуси на понедельник объявлен оранжевый уровень опасности из-за жары
  16. На вторник в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности — ожидаются грозы и жара
  17. Шойгу рапортует о полном захвате Луганщины, взрывы в российском Белгороде и чей Лисичанск. Сто тридцатый день войны
  18. Вице-премьер рассказал, сколько долларов Беларусь потратила на борьбу с коронавирусом и когда ждать отечественную вакцину от COVID
  19. Лукашенко подписал указ о призыве на срочную военную службу и службу в резерве


Репрессии в отношении третьего сектора продолжаются. НГО думают о переезде, работе без регистрации и уходе в онлайн-формат. Представители общественных организаций Беларуси, которых коснулись репрессии, поделились своими оценками происходящего. Их мнения собрала онлайн-платформа freeunion.online.

22 июля по инициативе местных органов власти началась процедура ликвидации десятков общественных организаций. Это правозащитные организации, занимающиеся темами экологии и социального развития, экономики и совершенствования системы госуправления, помогающие больным детям, обучающие современным навыкам пожилых, помогающие людям без постоянного места жительства. До запуска процедуры ликвидации в офисах нескольких десятков НГО и дома у их сотрудников прошли обыски.

Представители гражданского общества — о причинах и последствиях атаки на НГО

Для организаций, направленных на социальную помощь людям и тесно сотрудничающих с государством, деятельность вне правового поля будет невозможной, говорят представители Human Constanta. «Государство рассматривало сотрудничество с социальными НГО в первую очередь как возможность привлечь зарубежную безвозмездную помощь и направить на свои нужды. После августа 2020-го большая часть такой помощи была остановлена, поэтому власти сейчас их ликвидируют как ненужные и нелояльные», — считают в организации.

С закрытием общественных организаций большой пласт людей, которым помогали НГО, потеряет эту помощь, возможность поддержки и защиты своих прав, отмечает заместитель председателя ОО «Белорусская ассоциация журналистов» Борис Горецкий.

— Не имеет значения, насколько ты выполняешь законодательство, дружествен государству и выполняешь совместные проекты. Не имеет значения, насколько чиновники тебе благодарны, а люди ценят твою работу. Машина репрессий неизбирательна. Мы понимаем, что это просто волна, которая смывает все вокруг, — говорит координатор проектов «Центра экологических решений» (ЦЭР) Мария Сума.

По ее словам, общественные организации в Беларуси всегда работали под серьезным прессом и развивались в сложных условиях. Без юридической регистрации их деятельность будет сильно ограничена. Но главной в этой ситуации остается физическая безопасность сотрудников.

Председатель движения «За свободу» Юрий Губаревич считает, что преследование представителей третьего сектора может продолжиться, особенно если они будут работать без официального оформления в стране. Не исключено возвращение статьи в Уголовный кодекс, которая предусматривает уголовное наказание за такую деятельность, говорит он. Это скажется на эффективности работы организаций.

— Выжить общественным организациям в том виде, в котором все было в начале этого года, не получится. Маховик уничтожения запущен, суды не работают. Те, кто не будет «уничтожен», изгнан из страны, будут вынуждены работать в крайне агрессивной среде с очень ограниченным пространством для маневра, — считают председатель правления центра «Трэці сектар» Витовт Рудник и директор программы «Універсітэт Залатога Веку» Лана Рудник.

В правозащитном центре Human Constanta предполагают, что власти рассчитывают, что при повторной регистрации НГО им удастся отфильтровать «неблагонадежных учредителей» и выстроить систему неформального контроля за их деятельностью.

— Это будет очередная попытка создания удобного для властей гражданского общества, которое будет решать социальные проблемы и поддерживать власть или хотя бы держаться вне политики.

Если при таком развитии событий крупные доноры, которыми часто выступают международные организации, возобновят свои программы в Беларуси на условиях властей, то это станет концом организованного независимого гражданского общества, отмечают в организации.

Что станет с белорусскими НГО?

Часть общественных организаций планирует полностью или частично выехать из страны, чтобы продолжить свою деятельность за границей. Образовательные проекты, вероятно, переведут работу в онлайн-формат. Некоторые представители третьего сектора намерены продолжить работу в Беларуси, но уже без оформления юрлица. К такой форме работы привыкли правозащитники, отношение органов власти к которым и раньше сложно было назвать дружественным.

— Мы, БАЖ, приняли решение выехать, для того чтобы иметь возможность помогать нашим коллегам, которые остались тут. Мы держались до последнего и готовы были сесть за решетку, но видим, что если это случится, то не останется совсем никого, кто сможет помогать журналистам, — делится Борис Горецкий.

После обысков члены движения «За свободу» остались без средств коммуникации. Но пока инициативу власти не ликвидируют, она продолжит работать, указывает Юрий Губаревич.

— Возможное в будущем решение о ликвидации нашей организации может ударить по планам. Это коснется мониторинга избирательных процессов: мы можем лишиться возможности выдвигать наблюдателей во время избирательных кампаний.

Белорусский ПЕН-центр планирует искать возможности и средства работать из
другой страны, но сохранить направление своей деятельности внутри страны.

—  Мы до последнего не рассматривали перспективу выезда, но сегодня для продолжения деятельности необходимо вывезти часть сотрудников из страны, чтобы они могли продолжать свою работу в безопасности, — говорит глава ПЕН-центра Татьяна Недбай.

Она считает, что ухудшение ситуации с правами человека в Беларуси будет долговременным.