Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  2. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  3. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  4. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  5. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  6. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  7. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  8. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  9. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  10. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  11. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  12. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко


Десантник-орденоносец Олег Ляшенко с женой Мариной и целым выводком спасенных собак живут в половине «сдвоенного» дома в Ольховцах под Ляховичами. Переехали сюда из Минска вынужденно — из-за хронических болезней женщины. Вместе они выживают на 650 рублей в месяц. Своей историей ветеран-«афганец» поделился с газетой «Свободные новости плюс».

Фото: sn-plus.com
Фото: sn-plus.com

За время афганской кампании в Беларуси всего двое рядовых стали кавалерами ордена Красного Знамени (выше по рангу лишь Звезда Героя, ордена Ленина и Октябрьской революции). В живых сейчас только Олег Ляшенко.

В госпиталях и реабилитационных центрах «интернационалист» провел намного дольше, чем воевал: два десятка операций за три года. Из Афганистана его доставили в буквальном смысле в «разобранном» состоянии. 9 марта 1983 года расчет БМД подорвался на фугасе недалеко от Кабула. Из семи человек пятерых разорвало на куски. Олега Ляшенко сначала уложили вместе с убитыми, но потом врач чудом нащупал пульс.

— Голова расколота на две половины; вырвано глазное яблоко; одна рука прострелена, на другой — болтаются пальцы; в нескольких местах переломана нога; осколки — по всему телу, — вспоминает свое состояние Олег Лещенко.

В реанимационном отделении кабульского госпиталя по-быстрому выбрали черепные кости, чтобы не повредили мозг, составили раздробленную руку, закрепили ногу, затем санитарным самолетом перебросили в Ташкент, а уже оттуда через Оренбург и Москву доставили в Минск. Так начался бесконечно-болезненный марафон лечения и восстановления.

Прошло почти 40 лет, а последствия войны на лицо: марлевый пластырь вместо глаза, титановая пластину по ту сторону лба, несгибаемая рука, пришитые пальцы, пожизненная хромота.

— С 1985 года я имею пожизненную ІІ группу инвалидности. С такими увечьями трудоустроиться практически невозможно, — рассказывает он. — А поскольку рабочий стаж слесаря-ремонтника у меня всего 2,5 месяца (больше до армии не успел физически, а после — тем более), получаю так называемую социальную пенсию. Ее точный размер даже не знаю, потому что к ней, как я называю, добавляются «кровавые» — доплата за ранения. Общая сумма на этот момент 650 рублей. Вот на эти деньги нам с Мариной нужно продержаться месяц.

У жены Олега тяжелая форма астмы, поэтому работать она не может. А поскольку пенсионный возраст для нее наступит только в следующем году, затягивать пояса приходится уже через пару дней после получения «кровавых» мужа.

— Арифметика семейного бюджета предельно прозрачная — полный минус, — вздыхает Олег. — В середине месяца переводят 650 «рэ» на карточку, и я сразу прошу Надю-почтальоншу оплатить коммунальные услуги и три моих долгосрочных кредита. Это практически третья часть пенсии. Потом делаем в «е-доставке» заказ на продукты, чтобы до следующего раза заполнить холодильник, и бытовую химию. Тоже где-то под 200 рублей. Наконец, Марина выбирается в Ляховичи, чтобы наполнить очередной мешок лекарств. В лучшем случае остается 100−150 рублей на все про все.

Особенно тяжело сводить «дебет с кредитом» зимой, когда даже дрова приходится покупать в рассрочку, не скрывает обиды ветеран-«афганец».

— Чтобы не замерзнуть, в идеале на отопительный сезон нужно три машины дров, почти 15 кубов. Ну и желательно 6 тонн брикета, хотя финансово не складывается — или одно, или другое. Кстати, в прошлом году узнал, что, оказывается, у меня льгота! До этого в сельсовете никто даже не заикнулся, хотя должны иметь данные на всех жителей. Случайно в гортопе от меня же «узнали», что я инвалид ІІ группы. В итоге привезли торф за 140 рублей и потом 40 вернули. А дрова у частника брал в кредит — 250 рублей за машину, по полтиннику каждый месяц возвращаю. А в этот раз не получилось, купили у государства — короткие, сырые, ни в котле не горят, ни в печке, — рассказывает Олег.

По словам «афганца», власти о нем вспоминают раз в год — в День памяти воинов-интернационалистов от имени районного отделения воинов-«афганцев» ему выписывают одну базовую величину (32 рубля) в качестве материальной помощи. В доковидные времена еще организовывали концерт с патриотическими песнями.

— Я в последнее время на те «торжества» даже не появляюсь. Последний раз были с Мариной четыре года назад. Тогда надел китель с наградами, камуфляжные брюки, надраил берцы. Встретились на окраине Ляховичей возле памятника БМД, которая никому не нужна, растягивается на запчасти и превращается в металлолом. Потом был клуб с песнями про «Беларусь родную». Наконец переместились в военкомат, где сделали перекличку и получили свои 20 рублей к «кровавым», — заключает Олег.