Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко предупредил страны ЕАЭС: последствия санкций затронут всех, отсидеться не получится
  2. МВД выделят дополнительные деньги из республиканского бюджета
  3. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  4. «Беларусь вступит в войну?» Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей «Зеркала»
  5. В Швейцарии будут судить экс-бойца белорусского СОБРа, который признался в соучастии в похищении политических оппонентов Лукашенко
  6. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины
  7. Девяносто третий день войны в Украине
  8. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»
  9. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  10. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  11. Российские войска в оккупированных районах готовят «третью линию обороны». Главное из сводок штабов на 93-й день войны
  12. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  13. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая
  14. Дожди, порывистый ветер и до +21°С. Все о погоде в выходные
  15. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  16. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега
  17. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  18. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  19. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора


Десантник-орденоносец Олег Ляшенко с женой Мариной и целым выводком спасенных собак живут в половине «сдвоенного» дома в Ольховцах под Ляховичами. Переехали сюда из Минска вынужденно — из-за хронических болезней женщины. Вместе они выживают на 650 рублей в месяц. Своей историей ветеран-«афганец» поделился с газетой «Свободные новости плюс».

Фото: sn-plus.com
Фото: sn-plus.com

За время афганской кампании в Беларуси всего двое рядовых стали кавалерами ордена Красного Знамени (выше по рангу лишь Звезда Героя, ордена Ленина и Октябрьской революции). В живых сейчас только Олег Ляшенко.

В госпиталях и реабилитационных центрах «интернационалист» провел намного дольше, чем воевал: два десятка операций за три года. Из Афганистана его доставили в буквальном смысле в «разобранном» состоянии. 9 марта 1983 года расчет БМД подорвался на фугасе недалеко от Кабула. Из семи человек пятерых разорвало на куски. Олега Ляшенко сначала уложили вместе с убитыми, но потом врач чудом нащупал пульс.

— Голова расколота на две половины; вырвано глазное яблоко; одна рука прострелена, на другой — болтаются пальцы; в нескольких местах переломана нога; осколки — по всему телу, — вспоминает свое состояние Олег Лещенко.

В реанимационном отделении кабульского госпиталя по-быстрому выбрали черепные кости, чтобы не повредили мозг, составили раздробленную руку, закрепили ногу, затем санитарным самолетом перебросили в Ташкент, а уже оттуда через Оренбург и Москву доставили в Минск. Так начался бесконечно-болезненный марафон лечения и восстановления.

Прошло почти 40 лет, а последствия войны на лицо: марлевый пластырь вместо глаза, титановая пластину по ту сторону лба, несгибаемая рука, пришитые пальцы, пожизненная хромота.

— С 1985 года я имею пожизненную ІІ группу инвалидности. С такими увечьями трудоустроиться практически невозможно, — рассказывает он. — А поскольку рабочий стаж слесаря-ремонтника у меня всего 2,5 месяца (больше до армии не успел физически, а после — тем более), получаю так называемую социальную пенсию. Ее точный размер даже не знаю, потому что к ней, как я называю, добавляются «кровавые» — доплата за ранения. Общая сумма на этот момент 650 рублей. Вот на эти деньги нам с Мариной нужно продержаться месяц.

У жены Олега тяжелая форма астмы, поэтому работать она не может. А поскольку пенсионный возраст для нее наступит только в следующем году, затягивать пояса приходится уже через пару дней после получения «кровавых» мужа.

— Арифметика семейного бюджета предельно прозрачная — полный минус, — вздыхает Олег. — В середине месяца переводят 650 «рэ» на карточку, и я сразу прошу Надю-почтальоншу оплатить коммунальные услуги и три моих долгосрочных кредита. Это практически третья часть пенсии. Потом делаем в «е-доставке» заказ на продукты, чтобы до следующего раза заполнить холодильник, и бытовую химию. Тоже где-то под 200 рублей. Наконец, Марина выбирается в Ляховичи, чтобы наполнить очередной мешок лекарств. В лучшем случае остается 100−150 рублей на все про все.

Особенно тяжело сводить «дебет с кредитом» зимой, когда даже дрова приходится покупать в рассрочку, не скрывает обиды ветеран-«афганец».

— Чтобы не замерзнуть, в идеале на отопительный сезон нужно три машины дров, почти 15 кубов. Ну и желательно 6 тонн брикета, хотя финансово не складывается — или одно, или другое. Кстати, в прошлом году узнал, что, оказывается, у меня льгота! До этого в сельсовете никто даже не заикнулся, хотя должны иметь данные на всех жителей. Случайно в гортопе от меня же «узнали», что я инвалид ІІ группы. В итоге привезли торф за 140 рублей и потом 40 вернули. А дрова у частника брал в кредит — 250 рублей за машину, по полтиннику каждый месяц возвращаю. А в этот раз не получилось, купили у государства — короткие, сырые, ни в котле не горят, ни в печке, — рассказывает Олег.

По словам «афганца», власти о нем вспоминают раз в год — в День памяти воинов-интернационалистов от имени районного отделения воинов-«афганцев» ему выписывают одну базовую величину (32 рубля) в качестве материальной помощи. В доковидные времена еще организовывали концерт с патриотическими песнями.

— Я в последнее время на те «торжества» даже не появляюсь. Последний раз были с Мариной четыре года назад. Тогда надел китель с наградами, камуфляжные брюки, надраил берцы. Встретились на окраине Ляховичей возле памятника БМД, которая никому не нужна, растягивается на запчасти и превращается в металлолом. Потом был клуб с песнями про «Беларусь родную». Наконец переместились в военкомат, где сделали перекличку и получили свои 20 рублей к «кровавым», — заключает Олег.