Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  2. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  3. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  4. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  5. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  6. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  7. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  8. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  9. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  10. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  11. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  12. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  13. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  14. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  15. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  16. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  17. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  18. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках


Десантник-орденоносец Олег Ляшенко с женой Мариной и целым выводком спасенных собак живут в половине «сдвоенного» дома в Ольховцах под Ляховичами. Переехали сюда из Минска вынужденно — из-за хронических болезней женщины. Вместе они выживают на 650 рублей в месяц. Своей историей ветеран-«афганец» поделился с газетой «Свободные новости плюс».

Фото: sn-plus.com
Фото: sn-plus.com

За время афганской кампании в Беларуси всего двое рядовых стали кавалерами ордена Красного Знамени (выше по рангу лишь Звезда Героя, ордена Ленина и Октябрьской революции). В живых сейчас только Олег Ляшенко.

В госпиталях и реабилитационных центрах «интернационалист» провел намного дольше, чем воевал: два десятка операций за три года. Из Афганистана его доставили в буквальном смысле в «разобранном» состоянии. 9 марта 1983 года расчет БМД подорвался на фугасе недалеко от Кабула. Из семи человек пятерых разорвало на куски. Олега Ляшенко сначала уложили вместе с убитыми, но потом врач чудом нащупал пульс.

— Голова расколота на две половины; вырвано глазное яблоко; одна рука прострелена, на другой — болтаются пальцы; в нескольких местах переломана нога; осколки — по всему телу, — вспоминает свое состояние Олег Лещенко.

В реанимационном отделении кабульского госпиталя по-быстрому выбрали черепные кости, чтобы не повредили мозг, составили раздробленную руку, закрепили ногу, затем санитарным самолетом перебросили в Ташкент, а уже оттуда через Оренбург и Москву доставили в Минск. Так начался бесконечно-болезненный марафон лечения и восстановления.

Прошло почти 40 лет, а последствия войны на лицо: марлевый пластырь вместо глаза, титановая пластину по ту сторону лба, несгибаемая рука, пришитые пальцы, пожизненная хромота.

— С 1985 года я имею пожизненную ІІ группу инвалидности. С такими увечьями трудоустроиться практически невозможно, — рассказывает он. — А поскольку рабочий стаж слесаря-ремонтника у меня всего 2,5 месяца (больше до армии не успел физически, а после — тем более), получаю так называемую социальную пенсию. Ее точный размер даже не знаю, потому что к ней, как я называю, добавляются «кровавые» — доплата за ранения. Общая сумма на этот момент 650 рублей. Вот на эти деньги нам с Мариной нужно продержаться месяц.

У жены Олега тяжелая форма астмы, поэтому работать она не может. А поскольку пенсионный возраст для нее наступит только в следующем году, затягивать пояса приходится уже через пару дней после получения «кровавых» мужа.

— Арифметика семейного бюджета предельно прозрачная — полный минус, — вздыхает Олег. — В середине месяца переводят 650 «рэ» на карточку, и я сразу прошу Надю-почтальоншу оплатить коммунальные услуги и три моих долгосрочных кредита. Это практически третья часть пенсии. Потом делаем в «е-доставке» заказ на продукты, чтобы до следующего раза заполнить холодильник, и бытовую химию. Тоже где-то под 200 рублей. Наконец, Марина выбирается в Ляховичи, чтобы наполнить очередной мешок лекарств. В лучшем случае остается 100−150 рублей на все про все.

Особенно тяжело сводить «дебет с кредитом» зимой, когда даже дрова приходится покупать в рассрочку, не скрывает обиды ветеран-«афганец».

— Чтобы не замерзнуть, в идеале на отопительный сезон нужно три машины дров, почти 15 кубов. Ну и желательно 6 тонн брикета, хотя финансово не складывается — или одно, или другое. Кстати, в прошлом году узнал, что, оказывается, у меня льгота! До этого в сельсовете никто даже не заикнулся, хотя должны иметь данные на всех жителей. Случайно в гортопе от меня же «узнали», что я инвалид ІІ группы. В итоге привезли торф за 140 рублей и потом 40 вернули. А дрова у частника брал в кредит — 250 рублей за машину, по полтиннику каждый месяц возвращаю. А в этот раз не получилось, купили у государства — короткие, сырые, ни в котле не горят, ни в печке, — рассказывает Олег.

По словам «афганца», власти о нем вспоминают раз в год — в День памяти воинов-интернационалистов от имени районного отделения воинов-«афганцев» ему выписывают одну базовую величину (32 рубля) в качестве материальной помощи. В доковидные времена еще организовывали концерт с патриотическими песнями.

— Я в последнее время на те «торжества» даже не появляюсь. Последний раз были с Мариной четыре года назад. Тогда надел китель с наградами, камуфляжные брюки, надраил берцы. Встретились на окраине Ляховичей возле памятника БМД, которая никому не нужна, растягивается на запчасти и превращается в металлолом. Потом был клуб с песнями про «Беларусь родную». Наконец переместились в военкомат, где сделали перекличку и получили свои 20 рублей к «кровавым», — заключает Олег.