Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  2. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  3. Эксперты предположили, с чем может быть связан вал увольнений в Министерстве обороны России, — дело вовсе не в борьбе с коррупцией
  4. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  5. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  6. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  7. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  8. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  9. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  10. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  11. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  12. «Вопросы безопасности — на первый план». Лукашенко и Путин рассказали, что собираются обсуждать в Минске
  13. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  14. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  15. После скандала с рассылкой Азарову предложили заявить самоотвод на выборах в КС, его соратники были против. В итоге сняли весь список
  16. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  17. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  18. Власти «отжимают» недвижимость у оппонентов. Но если вы думаете, что эти проблемы вас не касаются, то ошибаетесь — мнение экономиста
  19. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  20. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  21. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  22. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?


24 февраля, когда Россия напала на Украину, немалая часть жителей стала покидать страну. Кто-то уезжает целыми семьями, некоторые с детьми. Спросили у родителей, каково это, преодолеть такой путь с дочками и сыновьями, и как им объяснить, почему они вынуждены бежать из своего дома.

Киев, Украина. 25 февраля 2022 года. Фото: Reuters

У минчанина Бориса, который несколько месяцев живет в Киеве, трое детей — 9-летний сын и две дочки — семи и пяти лет. Из столицы Украины они направляются в сторону Польши. Из города семья выехала в пятницу — на автобусе.

— В Киев мы переехали капитально: с большим количеством вещей. Привезли сюда дорогое электрофортепиано, гитару — в общем, то, что жалко было бы терять. В четверг развезли все по местным друзьям, а сегодня уехали, — описывает ситуацию мужчина. — Вещей с собой взяли ровно столько, сколько можем утянуть и нести на себе в случае, если придется идти пешком. Получился чемодан и каждому по рюкзаку.

— Дети тоже с рюкзаками?

— Да, каждый несет что-то свое.

— Как они реагируют на происходящее?

— Нужно сказать, что наши дети психологически травмированы еще событиями в Беларуси, и в Украину мы переезжали не потому, что захотелось здесь пожить. Плюс последние месяцы шли отдаленные разговоры о войне. Все это на них давило, — отвечает Борис. — Вчера, когда начались взрывы, ребята плакали. Мне кажется, это нормально. Неприятнее для них другое — то, что мы снова переезжаем. Им придется менять школу. Плюс большинство игрушек пришлось оставить. Куда ты их возьмешь!

— Как успокаивали детей, когда начались взрывы?

— Говорили с женой, что все будет хорошо, но будет ли оно так, никто не знает, — отвечает мужчина и поясняет: они всегда говорят с сыном и дочками честно. — В четверг вечером, когда начался обстрел, дети сами проснулись, им не нужно было объяснять, что происходит. Мы собрались и пошли в ближайшую школу в бомбоубежище. Когда в критической ситуации ты с другими людьми, всегда проще. Ночью включилась воздушная тревога, мы перешли на уровень поглубже. Постелили одеяло, которое взяли с собой, и дети, в отличие от нас с женой, даже выспались.

— Какой самый сложный вопрос о происходящем они вам задавали?

— Наверное, почему Россия наступает со стороны Беларуси. Это непонятно и для них, да и для меня самого, — говорит Борис.

— Что вы ответили?

— У нас очень политизированная семья, поэтому я сказал, что Лукашенко держится сейчас за Путина. Дети все поняли, — отвечает собеседник и не скрывает: психологическое состояние у ребят непростое. — У них тяжелые рюкзаки, и непонятно, что будет дальше. Вокруг идет перегруппировка войск. Сегодня, так как часть нужных нам станций метро не работала, пришлось сделать первый марш-бросок. По дороге к автобусу мы хотели зайти в переход. Там военные, они нас оттуда выгнали, сказали, сейчас, возможно, будет стрельба, уходите.

— Как сын и дочки на это отреагировали?

— Они боятся, периодически их накрывает, и кто-то из них начинает плакать. Сегодня, пока шли на автобус, чтобы чуть разрядить обстановку, остановились, съели по сырнику, которые взяли с собой.

— Ситуация с войной сильно усложняется, когда рядом дети?

— Если бы я был один, я бы остался тут поснимать: мои коллеги журналисты продолжают работу. Но так как рядом дети, нужно быстрее уезжать, — поясняет Борис и отмечает: благодаря жене паники в семье нет. — Пока я вчера ездил разбираться с делами, она паковала вещи и успокаивала сына и дочек. У нас все неплохо организовано.

«Это наша первая долгая поездка с ребенком»

— Максим в четверг заболел, так что все в лучших традициях, — отвечает Марина на вопрос, как у них дела. — Вчера у него начался кашель. Сегодня к этому добавился еще и насморк. Он у нас в принципе проблемный по здоровью: даже сопли, как правило, заканчиваются осложнением, сейчас сижу и молюсь, чтобы этого не случилось.

Фото: Reuters

Максиму в понедельник исполнилось три года. Полгода из них он с мамой и папой живет в Киеве. В четверг, когда в Украине началась война, семья решила уехать в Польшу. У них своя машина, поэтому вещей взяли по максимуму. Если для себя, шутит Марина, хватит и одних джинсов, то у ребенка должно быть всего много — и вещей, и игрушек. Плюс мама положила сыну еды: растворимых каш, бананов, печенья, которое он любит.

— Изначально мы думали выезжать в четверг, но решили, что и так рано встали, на нервах, да еще и ребенок заболел, нужно сначала поспать. Легли на пару часов, а к вечеру в Киеве объявили комендантский час. В итоге стартовали мы в пятницу в 7.40 утра, — говорит собеседница.

— Не страшно было ехать с болеющим ребенком?

— Страшнее, что в дом попадет ракета, или кого-то расстреляют, — отвечает молодая мама. — Мне кажется, лучше в таком состоянии продержаться сутки пути, и быть в безопасности, чем ждать непонятно чего.

На момент нашего звонка семья в дороге третий час. Максим рано встал, поэтому большую часть маршрута он спал. Ну, а теперь, пока папа за рулем, мама с ним играет.

— Я взяла ему наклейки, которые он любит, поэтому сейчас особых проблем нет, но это еще начало пути, — шутит собеседница и говорит: точно не знает, сколько продлится их дорога. — До границы нам восемь часов. А дальше — неизвестность. Но если вчера знакомые долго не могли выехать из Киева, то сегодня мы без проблем оказались за городом. Может и дальше теперь будет быстрее.

До границы, продолжает собеседница, останавливаться надолго они нигде не планируют. Только чтобы заправиться, сходить в туалет, купить еды и немного подышать.

— Это наша первая долгая поездка с ребенком, поэтому не знаю, как он будет себя вести. В идеале, конечно, чтобы каждые три часа мы делали небольшие паузы и давали ему пройтись, но посмотрим, — делится планами Марина. — После обеда станет проще: он уснет и более долгий путь получится проехать более-менее нормально.

— А Максим интересовался тем, что происходит?

— Когда мы собирались в дорогу, сын спросил: «Мы поедем в далекие края?» Я ответила: «Ага», поэтому он уверен, что едет в путешествие, — отвечает Марина.