Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  2. Год после закрытия неба. В Минтрансе рассказали, как белорусская авиация пытается выйти из кризиса
  3. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  4. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  5. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  6. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  7. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  8. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  9. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  10. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  11. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  12. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  13. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  14. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  15. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  16. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  17. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны


В небольшом приграничном городке Украины Городня пропали несколько местных жителей — электромонтеров, поехавших налаживать электричество в деревню, где стояла военная техника. Близкие мужчин и глава администрации города считают, что их забрали в Беларусь как пленных. Семья одного из мужчин согласилась поговорить с журналистами в надежде, что огласка поможет его найти.

Иллюстративное фото: Олег Некало, «Ваяр»
Иллюстративное фото: Олег Некало, «Ваяр»

Анастасия, жительница небольшого города Городня, что в Черниговской области, разместила в сети пост, где просит помочь найти своего молодого человека, 29-летнего Михаила Дудко. Девушка рассказывает, что ее парень, электромонтер, вместе со своей бригадой поехал в местную деревню Ильмовка. Оттуда до белорусской границы, как показывают карты Google, всего два километра. Накануне из-за обстрела там пропало электричество, а в саму деревню заехала военная техника. Мужчины ехали восстанавливать оборудование, чтобы в домах мирного населения был свет. Для этого им нужно было пересечь блокпост, установленный пришедшими с белорусской стороны военными. Но назад, говорит Анастасия, никто не вернулся.

— Они уехали туда в 10 часов утра 27 февраля, и около 12.00 их телефоны уже были отключены, больше они не выходили на связь. Староста сельсовета вечером во время комендантского часа проходила мимо и вроде бы видела, что они сидели в школе или клубе в Ильмовке. Их держали под присмотром [военных], они не делали работу на линиях, как должны были, — говорит Анастасия. — Я звонила нашему мэру, а он уже мне рассказывал, что они там сидят и их не выпустят в тот же день.

Анастасия прислала список тех, кто был в бригаде и пропал. В нем восемь мужчин, самый молодой — 1998 года рождения. Утром 28 февраля несколько их матерей вместе с представителями городских властей Городни ездили в Ильмовку просить военных освободить их. Но ни самих военных, ни пропавших мужчин в деревне уже не было.

Список пропавших монтеров:

Игорь Верхуша (1976);

Михаил Дудко (1993);

Алексей Деговец (1987);

Сергей Бирюк (1974);

Сергей Грецкий (1974);

Вадим Авраменко (1998);

Виталий Семеняко (1970);

Николай Мельник (год рождения не указан).

— Войска ушли и забрали наших в плен. В деревне осталась техника, на которой они приезжали. Местные говорят, что они ушли в сторону Беларуси, на Глыбоцкое, — называет собеседница ближайшую приграничную белорусскую деревню. —  Я не знаю, насколько это достоверная информация. Мы звонили в консульство Украины в Беларуси. Там у нас взяли список электромонтеров и сказали звонить завтра — может быть, какую-то информацию они нам и скажут. Но до завтра тяжело ждать, они и так ночь провели неизвестно где.

Семья Михаила не понимает, что произошло и почему их могли забрать. Они пересказывают информацию, которую им удалось получить от местных властей и очевидцев.

— Наши парни — ответственные люди. Знали, что там стоит военная техника. У них при себе не было никакого оружия — это мирные люди. А сегодня нам [староста Ильмовки] рассказывает, что они там якобы были пьяными. Люди, которые даже дома редко выпивают, приехали и пили на работе?! — задает вопрос в пустоту девушка. — Ничего непонятно, кто там прав, кто виноват, почему их задержали — они просто должны были восстановить свет и уехать домой.

Михаил Дудко. Фото предоставила Анастасия
Михаил Дудко. Фото предоставила Анастасия

Подробности возможного задержания добавляет Валентина, мама Михаила, до этого слышавшая разговор с журналистом. Женщина не может сдерживать эмоции:

— Детей раздели наголо, положили на землю и досматривали солдаты! А если мальчики не видели войны, какая там психика? Это я вам как мама говорю, — на эмоциях вспоминает Валентина. — Если я свое дитя за 29 лет ни разу пьяным не видела, соседи подтвердят это, а они мне рассказывают, что вдруг мой ребенок — пьяный? Все в шоке, кто узнает об этом!

Немного ясности в историю добавляет глава администрации Городни Андрей Богдан. Он тоже говорит, что местных мужчин забрали в Беларусь. Но куда именно, мужчина не знает. По его словам, монтеры «нарушили договоренности».

— [Электромонтеры] поехали не сами, а забрали еще наших городнянских, которые были пьяными. Зачем они их туда повезли? Был уговор, что через блокпост пропустят 7 человек, а заехало 11. Начали их обыскивать. И у тех пьяных на телефонах были видеосъемки колонн техники, всякое такое. Ну, говорят, если так — значит, вы диверсанты. Военные ушли, наших забрали как диверсантов. Больше я ничего не знаю, — успевает сказать мэр.

Дальше связь обрывается: в городе тоже проблемы со светом, устранять их, говорят, сейчас некому. Мы не успеваем уточнить, кем были те самые «городнянские», о которых говорит Андрей Богдан. Судя по всему, речь о трех мужчинах, которые должны были чем-то помочь монтерам.

Семьи электромонтеров переживают, что не смогут узнавать информацию о своих родных:

— Как мы можем успокоиться? В паре километров от границы я стояла и кричала: «Сердце, почему не разорвешься?» А сегодня у меня в Чернигове племянник умер [от болезни], как вы думаете, я буду держаться?! — сдерживает слезы Валентина. — Девушка, родненькая, мы их сможем найти тогда, когда узнаем, какая воинская часть зашла со стороны Беларуси и туда же вернулась. Это они забрали наших детей. Главное сейчас — найти наших детей. Российская или белорусская техника это была — мы не знаем. Они без опознавательных знаков. Зашли из Беларуси и туда же уехали.

На горячей линии посольства Украины в Беларуси блогу «Отражение» рассказали, что в курсе ситуации с пропавшими монтерами.

— По этой ситуации сейчас активно работают наши сотрудники. Дипломатическими и всеми остальными способами их пытаются вернуть назад. Больше ничего сказать не могу, — заявили в посольстве.

Мы также дозвонились в Минобороны Беларуси. Там заявили, что информация о взятии украинцев в плен — «это фейк»:

— Читайте, пожалуйста, наши официальные источники, аккаунты. Республика Беларусь не принимает участие в специальной военной операции Российской Федерации, — ответили в пресс-службе.

— Но люди рассказывают, что их близких забрали на территорию Беларуси.

— Кто забрал?

— Военные.

— Это фейк. Чьи военные?

— Которые идут с территории Беларуси.

— Кто подтвердил, что военные шли с территории Республики Беларусь?

— А вы не в курсе о том, что с нашей территории идет военная техника?

— Вооруженные силы [Беларуси] не принимают участие в специальной военной операции [России].

— Но военная техника с нашей территории идет.

— Я ответил на ваш вопрос?

— Нет, не ответили. Вы ничего не слышали о людях, взятых в плен?

— Нет.